Городские легенды

Объявление

OPUS DEI
апрель 1650 года, охота на ведьм
ATRIUM MORTIS
май 1886 года, Викторианский Лондон
ШПИОНСКИЙ РОМАН
1939 год, Вторая мировая война
Сюжет готов.
Идет набор персонажей.

Ждем персонажей по акции!
Игра уже началась.

Сюжет готовится к выходу.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городские легенды » Старое » "Все продается и все покупается".


"Все продается и все покупается".

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Сюжет: "Открытые двери зла."
Дата: 19 мая 1897 года. 9 часов после полудня.
Место: Квартира Проспера Шилдса.
Участники: Проспер Шилдс, Линда Ставерли.
Краткое описание: Обстоятельства сложились таким образом, что Линде Ставерли срочно понадобилась крупная сумма денег и получить ее она надеется только у финансиста Шилдса.

0

2

Они играли долго, несколько часов. От большой компании, в конце концов, за карточным столом остались лишь она и франтоватый итальянец. Игру нужно было закончить, а денег ни у того ни у другой больше не осталось. Тогда итальянец сказал, что был бы не против получить на нее  абсолютные права сроком на месяц, а взамен готов поставить на кон свою жизнь. Линда согласилась.
И вот теперь этот бедолага валялся с простреленным виском под сиденьем наемного экипажа, который ее кучер Джеймс одолжил на время у одного пьянчужки - городского извозчика, а Линда ехала к ростовщику за деньгами.
Без денег она не могла избавится от трупа. Не станешь же бегать по городу с покойником? И посреди улицы его не выбросишь. Джеймс предлагал скинуть труп в Темзу, но Линда знала, что в конце концов он всплывет и у полиции будет повод искать причины его смерти. Самым разумным представлялся ей вариант отвезти самоубийцу на какое-нибудь старое кладбище и заплатив могильщику, попросить закопать тело, чтобы и следа его не осталось. Но для этого нужны были деньги, немалые, срочно.
Достать приличную сумму в короткий срок да еще тайно можно было лишь обратившись к ростовщику. Одного такого ей посоветовал кто-то из знакомых, но предупредил, что условия сделки могут оказаться кабальными. Она усмехнулась -  а разве у нее есть выбор?
Экипаж остановился у обшарпанного дома в ряду других таких же запущенных жилищ. Джеймс сходил и при свете фонаря проверил адрес. Линда выбралась из кэба, поднялась по лестнице и  позвонила в дверь с облезлой краской.
Ждать пришлось довольно долго. Наконец, на пороге появилась неопрятная женщина, вероятно, консьержка или хозяйка дома. Судя по ее виду, будь на месте Линды кто-то другой, она бы высказала визитеру, который шляется в такое время, все что о нем думает, причем в выражениях, от которых бы и лошадь покраснела. Но при виде дамы, наряженной как картинка только молчала и таращила на нее глаза.
- Здесь живет господин Проспер Шилдс? - спросила Линда и, получив ответ, стала подниматься по лестнице.
Нужная квартира оказалась на втором этаже. Линда приблизилась к двери, минуту прислушивалась, пытаясь узнать дома ли тот, кто ей нужен, и нажала на кнопку звонка. Темный костюм под горло, черные перчатки и черная шляпа с вуалью скрывали ее облик - Линда не хотела, чтобы ее узнали.

Отредактировано Линда Ставерли (2012-07-22 03:30:18)

0

3

Имея немалое состояние, Проспер так любил деньги, что не желал с ними расставаться, даже тратя на себя самого. А потому он жил бедно и аскетично. В небольшой коморке над конторой, где и работал, не было практически ничего: кровать, стол, один стул и те необходимые вещи, без которых человеку просто не обойтись. Из посуды у него не имелось ничего, кроме одной тарелки, одной кружки, по одному прибору. Гостей Проспер не любил, а всех гостей, которые наведывались к нему, принимал только внизу и вовсе не из-за страха, что кто-то может его обобрать, хотя и это тоже было причиной. Надо сказать, что далеко не все свои сбережения Шилдс держал в квартире, но и там они, естественно были. А банкам он и вовсе не доверял, предпочитая деньги держать у себя.
Проспер еще не спал, а сидел за столом при скудном свете свечи, когда в дверь постучали. Недовольно ворча (что для него было в порядке вещей), Шилдс встал и, шаркая по полу, подошел к двери.
Потребовалось не меньше минуты, чтобы финансист справился с замками на двери – запирался он всегда. Оставив дверь на цепочке, Проспер выглянул в щель.
- Что леди угодно? – хриплым и очень неприятным голосом произнес Шилдс, при этом интонация у него была явно заискивающей, с какой он обычно и общался с людьми совершенно разного положения.
В свои не полные пятьдесят лет, Проспер был практически полностью лысым, а на вид очень и очень старым. Ходил он сгорбившись, еле переступая с ноги на ногу, так, будто ему уже было далеко за шестьдесят. Лицо полностью покрывали морщины, брови были кустистыми, а глаза маленькими и черными. Все, кто его когда-либо видел и знал, вряд ли могли точно сказать, сколько все же тому было лет. Да и, признаться, после первой же встречи, никого это не интересовало.
Проспер видел перед собой женщину, но красота ее, кажется, нисколько не задела Шилдса. Женщины его интересовали мало, а женитьбу он считал очень невыгодной сделкой, именно поэтому к своим годам не имел ни жены, ни детей.

Отредактировано Проспер Шилдс (2012-07-27 01:38:39)

0

4

На площадке перед дверью было так темно, что горевшая под потолком лампа (ее зажгла консьержка, чтобы леди не переломала ноги, поднимаясь на лестнице) тщетно пыталась рассеять темноту. Впрочем, может быть, мрак, царивший в подъезде, был не так уж плох - во всяком случае Линда была избавлена от отвратительного зрелища вокруг, ей хватало гробовой тишины и затхлого запаха - остальное дорисовывало воображение.
Не привычная ждать, графиня начала терять терпение когда, наконец, из-за двери послышался шорох, а затем звук отпираемых замков. Судя по всему их было так много, что женщина забеспокоилась, не придется ли ждать до утра. К счастью, вскоре дверь приоткрылась и Линда увидела часть лица, опасливо выглядывающую из-за накинутой цепочки и скрипучий неприветливый голос поинтересовался что нужно леди.
- Вы Шилдс? Откройте дверь! - Повелительный тон не оставлял сомнений, в том что дама настроена решительно и если хозяину вздумается ответить отказом, то она найдет другой способ добиться своего. - У меня к вам дело. Конфиденциальное. Думаю, что и в ваших интересах сохранить нашу беседу в тайне. Вряд ли вы захотите, чтобы соседи и консьержка - кажется, она стоит внизу у начала лестницы, - слышали, что разговор пойдет о деньгах?
Кромешная темнота и плотная вуаль на лице мешали леди Ставерли разглядеть Шилдса, но она была уверена, что он стар и в высшей степени неприветлив. Не было сомнений, что этого финансового пройдоху можно заставить расстаться с каждым пенсом только после тяжелой изнурительной борьбы. Незаметно переведя дыханье, Линда приготовилась выдержать трудный разговор и добиться того, ради чего приехала.

Отредактировано Линда Ставерли (2012-07-29 14:36:09)

0

5

Прищурившись, Шилдс с подозрением смотрел на пришедшую женщину, а после ее слов, его глаза забегали, глядя то на нее, то вниз, на лестницу, где и стояла консьержка. Проспер медлил, принимая решение, ведь никогда людей в свою квартиру не пускал. Но он смотрел на даму, и даже от нее ждал какого-либо подвоха. Может, за тканями своей одежды она прячет револьвер?
- Ко мне только с такими разговорами и приходят, - огрызнулся Проспер, но своим правилам не уступал, - Я сейчас выйду.
С этими словами дверь перед дамой захлопнулась, послышались шоркающие отдаляющиеся шаги, несколько секунд тишины, затем снова шаги, но на этот раз вновь приближающиеся.
Проспер скинул цепочку с двери и открыл ее ровно настолько, чтобы выйти самому. В руках старик держал ключи и небольшой огрызок свечи в железном подсвечнике с ручкой, который был весь в воске. Выйдя за дверь, Проспер зашебаршил ключами, закрывая ее замки. Дверь была тяжелая, такая, что только диву можно было даваться, как этот старикашка с ней управляется.
- Пойдемте, милочка, - сказал Шилдс после того, как с дверью было закончено и начал спускаться вниз по лестнице, освещая дорогу свечой. Спускался Проспер медленно и тяжело ступал на каждую ступеньку, что та начинала скрипеть, как только его нога опускалась.
- А ну, брысь к себе, мымра, - бросил финансист консьержке, когда спустился вниз. Ему и правда не нужно было, чтобы кто-то лез в его дела, пусть даже таким, вроде бы, тихим и почти безобидным образом, как подслушивание.
На первом этаже Проспер повел свою гостью в совершенно другую комнату, которая могла быть принята за кабинет, и, собственно, кабинетом и являлась. Здесь, в конторе, Проспер Шилдс и вел все свои дела. Обстановка в комнате так же была не лучшая: здесь стоял письменный стол, несколько стульев. Большой металлический сейф, в котором Шилдс хранил кое-какие бумаги, сразу привлекал внимание. От убогой комнаты Шилдса этот кабинет отличался еще и тем, что имел приличное освещение:  пару аргандовых ламп, а не жалкую свечку.
- Входите, пожалуйста, - пригласил Проспер гостью, зажигая лампы и закрывая за дамой дверь.

+1

6

Если молва была права и этот старик затрапезного вида обладал несметными богатствами, то его с полным правом можно было считать не только финансовым гением, но и докой по части маскировки. Ни одному даже самому остроглазому мошеннику не удалось бы угадать в нем не то что богача, но и на мало-мальски состоятельного человека он не походил, даже отдаленно.
Разглядывая своего нового знакомого, вслед за которым спускалась по темной лестнице, Линда уже начала сомневаться, что он в состоянии одолжить ей хотя бы пятьдесят фунтов.
Изможденный и сутулый, лысый и не ухоженный он казался столетним выжившим из ума дедом, если бы не цепкий взгляд хитрых и умных глаз, который она успела заметить когда он встретил ее в дверях. Кто знает, возможно, у него действительно есть деньги, но вот согласится ли он ссудить их ей практически безо всяких гарантий с ее стороны, женщина не знала.
Спустившись на первый этаж, Шилдс  подвел гостью к массивной двери и покопавшись с замками, пригласил внутрь.
У Линды не было времени, да и желания осматриваться и, тем не менее, окинув беглым взглядом маленький кабинет, она отметила предельно скромную, но по-деловому практичную обстановку, а главное - здесь стоял несгораемый шкаф. А раз есть несгораемый шкаф, значит, есть и то, что в нем хранится. Графиня надеялась, что полки шкафа не пустуют, а наполнены пачками банкнот.
Шилдс любезно предложил ей стул, но леди Ставерли то ли побрезговала садиться на столь убогую мебель, то ли просто не пожелала воспользоваться предложением.
Яркий свет, зажженный Шилдсом в кабинете после мрака парадного показался ей ослепительным и она забеспокоилась, что старик сумеет ее узнать даже под плотной вуалью. Поэтому, проигнорировав его слова, женщина отошла к окну и там остановилась, глядя сквозь пыльное окно на темную улицу.
- У меня крайне мало времени, поэтому давайте перейдем сразу к делу. - Заявила Линда, не поворачиваясь. Из-за манжета рукава достала носовой платок, пропитанный наркотическим составом и поднесла его к лицу. - Я хочу занять у вас некую сумму денег, причем, срочно. Сейчас. - Она назвала сумму, которой хватило бы для приобретения приличной  скаковой лошади. Цифра было поистине огромна, но женщина упомянула о ней так, словно разговор шел о сущей безделице. - Кое-кто из моих знакомых, порекомендовал обратиться к вам, как к человеку деловому и изворотливому. Что скажете, господин Шилдс, вы в состоянии удовлетворить мое пожелание?

0

7

Гостья садиться не пожелала, но Шилдса это совсем не беспокоило. Он холодно относился к людям (даже тогда, когда хотел показать свое положительное к ним отношение, что обычно выражалось только в открыто-льстивой интонации) и считал, что все их действия и решения – только их, а значит, им и отвечать. Сам Проспер сел, не обращая внимание или вовсе забыв о правилах приличного общества, которые не разрешают сидеть, если дама в комнате стоит.
Кажется, только за столом он начинал выглядеть как настоящий делец. Тут и сутулость была меньше заметна, и выглядел он так, будто точно находился на своем месте. Свечу Проспер тушить не стал, а только поставил ее рядом с собой на стол, хотя благодаря лампам, ее свечение в комнате ни на что не влиял, только слабая тень хозяина падала на стену позади него.
В ответ гостье Проспер только пожал плечами: не любил он водить светские беседы и привык сразу переходить к делу, тем более, что это было важнее всего прочего.
«Честные» ростовщики, финансисты и прочие дельцы давали в долг под двадцать, а то и тридцать процентов в месяц. У Проспера не было никаких правил на этот счет и процент он высчитывал из собственных умозаключений. Правда, славился тем, что проценты у него были довольно высокие. Зато мог предоставить любую сумму на любой срок.
Шилдс закивал, и это у него выходило особенно по старчески, будто голова трясется.
- Могу, могу, - подтвердил финансист, и бровью не поведя, когда услышал сумму. Он сразу заприметил, что женщина была состоятельная, и только черту известно, зачем ей понадобилось приезжать к Шилдсу. Но Проспер лишних вопросов не задавал.
- На какой срок, милочка? – спросил он, готовясь мысленно подсчитать нужный и очень выгодный для него процент.

Отредактировано Проспер Шилдс (2012-08-09 01:07:20)

0

8

Глядя в окно и втягивая запах наркотика тонкими ноздрями, графиня лишь время от времени бросала короткие взгляды в сторону старика.
Он уселся за стол, не заботясь о приличиях, а может быть и для того, чтобы дать понять своей гостье, что здесь хозяин он и что именно от его решения зависят судьбы просителей. Не обладай графиня отменным хладнокровием и уверенностью ему, без сомнения, удалось бы поколебать в ней и то и другое.
- Скажем, месяца на три, - неопределенно ответила Линда.  Она подсчитала, что за этот срок ей удастся продать кое-что из своих драгоценностей и тогда она сможет вернуть деньги Шилдсу. - И прекратите называть меня милочкой. Думаю, вы не настолько выжили из ума, чтобы не понимать кто перед вами и принимать леди за модистку.
Если он запросит слишком большой процент, то погасить взятую сумму окажется очень сложно. В ее распоряжении было не много наличных средств, все что она получала на свои расходы давал муж, а столь огромные деньги несомненно вызвали бы у него подозрения и потребовалось бы объяснять для чего они ей понадобились в таком количестве и столь быстро.
Разумеется, любую сумму Линде мог дать отец, но она даже под угрозой смерти не согласилась бы взять у него хоть пенни. Все подруги графини были в том же положении - не располагали собственными средствами, а знакомые из числа мужчин, у которых можно было занять денег непременно потребовали бы что-то взамен. Так уж лучше в подобной ситуации  обратиться к человеку, который тебя не знает и не сможет воспользоваться доверенной тайной.

Отредактировано Линда Ставерли (2012-08-11 16:26:14)

+1

9

По большому счету, Шилдсу было наплевать на то, кто стоял перед ним, и зачем этой женщине были нужны деньги. К Просперу приходили разного рода люди сомнительного содержания…
И Проспер, еще будучи многим моложе, удостоверился, что если не совать свой крючковатый нос в чужие дела – можно быть более спокойным и живым.
Впрочем – его деньги и его жизнь беспокоили финансиста куда больше всех остальных проблем этого мира. Правда, последнее ценилось почему-то немного меньше, чем первое, и если бы ему кто-нибудь когда-нибудь сказал: «Отдавай деньги или распрощаешься с жизнью», Шилдс стал бы думать над ответом очень и очень долго.
- Ну что ж, - прохрипел Проспер, проигнорировав замечание леди, и замолчал на некоторое время. Его взгляд уперся в одну точку, будто он уснул, но при этом мужчина причмокивал, явно что-то высчитывая в уме.
- Сорок семь, - возвестил наконец  Шилдс, поглядывая на свою гостью с таким ангелоподобным и прилежным выражением лица, которому мог позавидовать любой из божьих архангелов.
Да уж, Шилдс не желал отдавать своих денег даже если ему суждено было их вернуть с прибавкой, даже если это и было, практически, его способом заработать. Одному ему и было известно, сколько бесов усмиряет Проспер прежде чем вынуть пачку денег и вручить его очередному посетителю, оставив у себя всего лишь бумажку о том, что некто взял такую-то сумму.
Кстати, такие бумаги, клочки буквально, могли рассказать любопытному взору о том, какие люди бывают у неказистого с виду финансиста. И, что естественно, ни один из этих людей не хотел бы огласки имени своего, а потому ему просто приходится отдавать любую сумму денег, дабы имя его не засветилось, скажем, в суде.

+1

10

Пауза тянулась бесконечно долго. И это при том, что сейчас у Линды на счету была каждая минута - от тела итальянца требовалось избавиться как можно быстрее. Она понятия не имела в какую сумму обойдутся услуги могильщика, а может быть у него есть помощники, тогда оплачивать придется и их работу. Она уже отдала все, что у нее имелось, людям, которые помогли ей и Джеймсу вынести труп из дома где произошла трагедия чтобы избавить хозяев и ее от внимания полиции. И если судить по тем деньгам, которые они запросили, могила для итальянца выйдет поистине золотой.
Скрипучий голос ростовщика оторвал Линду от раздумий. Несколько мгновений она пристально смотрела в его ангельски-невинное лицо с отвратительно-безжалостным взглядом холодных глаз и наконец, вымолвила:
- Сорок семь - что? Вы изволите говорить о процентах?
Быстро подсчитав в уме сумму, которую ей предстояло вернуть этому финансовому хищнику, графиня похолодела. Немыслимо! Она никогда не сможет найти таких денег, даже если придется продать все драгоценности. Разумеется, продать она могла только те украшения, которые дарил ей не муж, иначе, обнаружив пропажу своих подарков, он станет задавать вопросы, интересоваться куда они подевались, а удобоваримых ответов у Линды не было. Он даже мог бы обратиться в полицию, посчитав, что их обокрали и тогда выкрутиться будет не легче, чем отвертеться от причастности к смерти итальянского князя. Проклятье! Глядя на старика с ненавистью, графиня кусала губу и жадно втягивала опиат, пропитавший ее носовой платок. Голова от запаха чуть-чуть кружилась, но это не мешало ей соображать вполне здраво.
- Вы, любезный, должно быть лишились рассудка, если думаете, что я приму подобные условия. - Презрение и надменность пропитывали каждое сказанное слово, обращенное ею к ростовщику. - Ваш вариант не приемлем. Могу предложить пятнадцать процентов от общей суммы заема и ни пенни больше. Потрудитесь подсчитать и вы поймете, что это колоссальная прибыль.  Таково мое последнее слово, хотите соглашайтесь, не хотите - я ухожу.
Линда блефовала, но надеялась, что чертов финансист сумеет понять, что лучше синица в руках, чем журавль в небе.

Отредактировано Линда Ставерли (2012-08-21 21:19:07)

+1

11

Шилдс снова на минуту замолчал. Он привык к тому, что люди, приходящие за помощью, могут вести себя довольно агрессивно. Когда слышат его условия. Также он прекрасно знал, что раз эти люди к нему пришли, значит, идти им было больше некуда, а это, в свою очередь, значит, что они так просто от него не уйдут.
- Уверен, что вы можете обратиться к кому-либо еще, - льстиво улыбнулся Проспер, неопределенно взмахнув руками, - У такой женщины должно быть очень много связей.
Вряд ли решающим моментом в «переговорах» являлись льстивые речи и интонации финансиста. То, что люди обычно соглашались на его условия, говорило только об их безвыходном положении, но Проспер все равно вел себя так себя: он нагло льстил, не обращая внимания на то, было ли в его словах хоть толика правды.
Шилдс уступал крайне редко, и переносил свои уступки с трудом, ворочаясь в постели бессонной ночью, решая, как он может компенсировать то, на что ему пришлось пойти. И в этот раз было то же самое: соглашаться на условия гостьи в планы финансиста не входило совсем, максимум, на что он был способен – снизить на 1-1,5 процента – не более. А уж характер был у Проспера не только железный, когда дело касалось денег, но и хитрый. Так что финансист медленно поднялся и сделал несколько шагов к двери:
- Ну что ж, - пожал он плечами, - Как знаете, милочка, - сказал Проспер, сверкая глазами из-под густых бровей и совершенно позабыв о том, что совсем недавно «милочка» вызвала у его гостьи очень откровенную реакцию.

+1

12

Спокойный и сильный голос настиг ростовщика в нескольких шагах от двери:
- Прекратите паясничать, Шилдс. Я уйду отсюда не раньше чем получу деньги, за которыми приехала, так что вернитесь - мы еще не закончили наш разговор.
Не глядя на старика, Линда пересекла кабинет и уверенно опустилась в кресло, с которого только что встал его хозяин. Небрежно бросила на стол сумочку, снятую с запястья и, закинув ногу на ногу, повернулась к мужчине. На губах ее играла кривоватая усмешка, выражающая презрение к его методам вести переговоры.
- Я уверена, что вы насмотрелись на многое в стенах этого кабинета и привыкли иметь дело с людьми отчаявшимися, попавшими в безвыходное положение и потому готовыми на все ради того, чтобы получить вашу помощь. Вы уверовали в собственную безнаказанность и вам нравится чувствовать свою власть над людьми - бес с вами, не мне учить вас как вести свои дела и поступать с разными простофилями, но я, Шилдс, не такая. Буду откровенна поскольку нет смысла скрывать от вас то, что и так очевидно: да, мне срочно нужны деньги и да, мое положение, как вы наверняка догадались, можно назвать безвыходным. Чтобы получить от вас нужную сумму я пойду на все.
Она замолчала, пристально глядя в умные глаза на лице, сохранявшем маску подобострастного смиренника. Графиня могла дать фунт за шиллинг, что знает какие мысли сейчас проносились в голове у ростовщика. Эта гордячка сначала посулит какие-нибудь услуги, полезные ему в будущем, потом, когда он откажется, предложит себя, свое тело, но получив отказ, наконец позабудет о своем высокомерии и станет на коленях его умолять спасти ее от неминуемого несчастья. Наверняка, подобные сцены повторялись в этой комнатушке не раз и не два и кто знает, возможно, таким образом некоторым удавалось умилостивить это чудовище и, пережив несколько минут унижения и позора, получить деньги. Но если он рассчитывал, что и она поступит так, то он ошибся.
- На сумму, которая мне необходима плюс проценты, которые вы осмелились назвать можно купить Уэльс. Будьте благоразумны, Шилдс, мне неоткуда взять таких денег, следовательно я не смогу расплатиться с вами. И какую прибыль вы получите в этом случае? Ответ - ноль. Но у меня, как вы изволили выразиться, действительно большие связи. Через несколько дней, а может быть и часов после моего ухода к вам наведаются люди, которые умеют убеждать гораздо лучше меня, правда я не уверена, что вы будете рады этим визитерам. Переломанные пальцы, вырванные ногти, ожоги и выбитые зубы - вот только малая часть из того, что они приведут вам в качестве доводов убеждения. И можете не сомневаться, милейший, вы не только откроете свой несгораемый шкаф и отдадите все деньги, но будете счастливы если взамен получите лишь синяки и шишки.
Леди Ставерли положила локти на стол и наклонившись к ростовщику с ласковой улыбкой спросила:
- Так что же, мистер Шилдс, соглашаетесь на пятнадцать процентов от названной суммы? Как видите, я не против честной сделки.

0

13

Проспер и правда видел многое в своем кабинете. Вот только гостья ошибалась в том, что он довольствовался какими-то мифическими услугами или женским телом за снижение процентной ставки. Услуги ему оказывали и без этого, ведь у Шилдса бывали не только бедняки, но и довольно знатные люди, многих из которых этот старикашка видел не единожды. Так что если ему необходимы были какие-либо услуги, эти люди предоставляли ему в надежде на то, что это сочтется им в будущем. А вот с женщинами у финансиста всегда был разговор короткий. Постоянной партнерши он никогда не имел, а будучи моложе, предпочитал пользоваться услугами проституток. Сейчас, в возрасте, в котором мужчина еще может позволить себе насыщенную любовную жизнь, Проспер уже совсем позабыл о своих физиологических потребностях. Потребности же эмоциональные, которым отвечает любовь, никогда его не затрагивали.
Но финансист остановился, когда услышал голос своей гости, повернулся и, прищуривший свои и без того маленькие глазки, смотрел на эту женщину.
- И что же вы предлагаете? - проскрипел Проспер, но вскоре услышал ответ. Женщина ему угрожала, что так же было не редкостью в этих стенах. Но нельзя сказать, что Проспер не пугался. Он пугался всегда и, если честно, не отличался смелым нравом. Правда, опыт научил его тому, что в большинстве случаев люди просто блефуют. Сейчас он не знал, блефует эта женщина или нет, но пятнадцать процентов жгло его сердце и ум гораздо больше любых угроз.
Сложив руки за спину, Проспер прошаркал к столу, чтобы оказаться точно напротив сидящей мадам:
- Даже если вы сию минуту достанете револьвер, я никогда не соглашусь на пятнадцать процентов, - Просперу можно было и не наклоняться для того, чтобы взглянуть в лицо сидящей женщине, фигура его была так крючковата, что освобождала хозяина от этой необходимости, - И деньги вы не достанете.
Как уже было однажды сказано, Проспер Шилдс являлся человеком предусмотрительным, и только он лично знал все тайники, в которых хранились его деньги. Сейф, стоящий в кабинете таким тайником точно не являлся. Там были кое-какие купюры и бумаги, но не более. Проспер прекрасно знал, что каждый отчаявшийся, посетив его кабинет, будет уверен в том, что деньги лежат именно в этом заветном сейфе. Какое же ждет разочарование того, кто предпримет попытку достать оттуда деньги.

0


Вы здесь » Городские легенды » Старое » "Все продается и все покупается".


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC