Городские легенды

Объявление

OPUS DEI
апрель 1650 года, охота на ведьм
ATRIUM MORTIS
май 1886 года, Викторианский Лондон
DRITTES REICH
1939 год, Вторая мировая война
Сюжет готов.
Идет набор персонажей.

Ждем персонажей по акции!
Игра уже началась.

Ждем британских шпионов в Берлине и немецких в Лондоне, а так же простых жителей обоих столиц и захваченной Польши.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городские легенды » XX век » Давайте потанцуем!


Давайте потанцуем!

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://s7.uploads.ru/t/sOCjQ.jpg


20.08.1929
Франц и Астрид Кренер
Потсдам, танцевальный клуб
Маленькая история о том, как все начиналось, об этническом вопросе и о правильном выборе танцевального партнера.

0

2

Когда тебе не больше двадцати пяти лет, как было сейчас Францу, все еще хочется веселиться, проводить время с друзьями до позднего вечера, несмотря на то, что в обычное время ты можешь быть серьезным молодым человеком со стойкими политическими взглядами и вполне конкретным видением своего будущего и будущего своей страны.
Небольшая компания молодых людей, смеясь и громко подшучивая друг над другом, вошла в молодежный клуб, где уже собрались сверстники и те, что помладше. В большом и хорошо освещенном зале играла музыка. У стен стояли столики, но центральная часть зала была освобождена от мебели для танцев. Видимо, вечер еще не подошел к своей кульминации, многие девушки стеснительно стояли в стороне, ожидая, что их кто-нибудь пригласит, а молодые люди все еще не решались.
Один из приятелей толкнул Франца в бок, привлекая его внимание и указывая на стайку девушек на противоположной стороне зала.
- Давай пригласим, - проговорил он на ухо, - Или вон тех, - приятель жестом указал на другую стайку, и Франц улыбнулся, чуть помедлив с ответом.
- Они почти все страшные, смотри на ту толстуху, - ребята рассмеялись, и тут музыканты начали играть новое произведение, некоторые парочки, которые уже и пришли вместе, начали выходить на танцпол.
- Сейчас всех разберут, и останутся только страшненькие, - в нетерпении проговорил все тот же приятель, и тогда Франц указал, куда он сам собрался пойти, но танцующие парочки уже начали закрывать собой обзор.
- Эй, Кернер, - толкнули его в другой бок, - А там не твоя сестра?
Уже было собравшийся кого-нибудь пригласить Франц остановился и повернулся в сторону, куда кивал товарищ.
- С кем это она там? – все с тем же чуть удивленным тоном спросил тот, что и заметил сестру.
- Понятия не имею… - ответил Франц, вглядываясь в знакомую фигуру. Это и правда была его младшая сестра, но он не ожидал увидеть ее здесь.
[icon]http://sg.uploads.ru/LkTSM.jpg[/icon]

+1

3

[nick]Астрид Кернер[/nick][icon]https://i.pinimg.com/236x/63/7c/31/637c319b790b7bae3dc9923362bdd2c8--joanna-vanderham-actresses.jpg[/icon]
Астрид и раньше доводилось бывать в танцевальных клубах, не часто, конечно же, но все же доводилось. Атмосфера таких вечеров обычно бывала приятная, танцевать Астрид нравилось, да и кому же не нравится танцевать? Сегодняшний вечер тоже обещал быть интересным, хотя и только начался. Танцевальный клуб был большим, может быть, даже самым большим в их городе, и к тому же довольно новым. Астрид здесь ни разу не бывала, но слышала, что другим здесь нравилось. В любом случае, это не могло быть похоже на те танцы, что устраивались иногда, в честь некоторых праздников, в ее теперь уже бывшей школе.
Астрид успела станцевать сразу два танца с одним и тем же партнерам, а потом пропустила следующий – перевести дух, поболтав с подружками и обсудив чужие платья, кавалеров и прически тоже было интересно, к слову, у Астрид и самой были и новой платье, и новая прическа, так что упускать возможости потанцевать не хотелось - в конце концов, для того, чтобы просто поболтать, приходить на танцы было бы совсем не обязательно.
Снова заиграла музыка – музыканты сегодня были очень хороши, и к Астрид подошел молодой человек, которого она почти тут же узнала, хотя они и не были знакомы лично. Тот жил всего через улицу от них, кажется, это его родители держали большое ателье, где среди прочего можно было заказать и неплохое платье. Что же, не удивительно, что он и сам был хорошо одет. Это очень кстати.
Молодой человек представился, что было очень кстати, потому что танцевать с безымянным незнакомцем было не так приятно, как с тем, кого знаешь по имени, Астрид – тоже, и, конечно, девушка согласилась с ним потанцевать.

Отредактировано Астрид Хольцер (2018-07-15 23:14:59)

+1

4

Не сказать, что Франц прямо-таки дружен со своей сестрой. У них слишком большая разница в возрасте, чтобы проводить время вместе. Долгое время они вообще виделись только на праздниках и выходных, обучаясь в разных школах. После чего Франц поступил в университет и так же почти не проводил время дома, лишь иногда заглядывая. У него появились свои интересы, о которых Франц, правда, и не собирался молчать. Он уже сейчас нередко вступал с отцом в споры по этому поводу, пытаясь привлечь к ним всех домочадцев. Но ни мать, ни, кажется, сестра, не желали высказывать своего мнение. Франц искренне считал, что, несмотря на молодость, Астрид необходимо свое мнение.
Сам Франц уже несколько лет был членом партии НСДАП и очень тем гордился. Его друзья, которые и сегодня пришли с ним, тоже были членами этой партии, и они много времени проводили вместе, в университете и вне его стен. 
После этих коротких фраз все обратили свое внимание на сестру Франца, и тот, словно оправдываясь, заметил:
- Она еще маленькая, не умеет выбирать друзей.
Франц нахмурился, ему как-то сразу расхотелось танцевать, по крайней мере там, где его сестра танцует с кучерявым еврейчиком – таким видел Кернер партнера сестры.
- Я сейчас, - предупредил он, краем глаза заметив, как его приятели, все еще интересуясь этой ситуацией, поглядывают в его сторону, ожидая действий.
Пробираясь сквозь танцующих, Франц наконец-то поравнялся с Астрид, будто специально встав так, чтобы ее партнер плечом ударил Кернера в грудь. Конечно, тот тут же остановился и обернулся.
- Тебе здесь не место, - проговорил Франц, переводя взгляд с сестры на ее партнера, потому было не понятно, кому именно обращены эти слова.
[icon]http://sg.uploads.ru/LkTSM.jpg[/icon]

+1

5

[nick]Астрид Кернер [/nick][icon]https://i.pinimg.com/236x/63/7c/31/637c319b790b7bae3dc9923362bdd2c8--joanna-vanderham-actresses.jpg[/icon]

Молодой человек, представившийся Оскаром, отлично танцевал, как оказалось, умело вел в танце, так что было весело, и Астрид была вполне довольна: наверняка со стороны они отлично смотрятся, Астрид была уверена в этом совершенно уверена, но с удовольствием послушала бы и комплименты подружек, краем глаза она отметила, что девочки смотрят на них. С не меньшим удовольствием Астрид потом поболтала бы немного со своим партнером, делать это во время танца – быстрого и ритмичного – было совсем неудобно.
Впрочем, их с Оскаром танец длился не долго, куда меньше, чем предполагала Астрид – музыка все еще играла, и пары танцующих прытко отбивали быстрые ритмы по всему залу, когда Оскар вдруг остановился, и Астрид тут же поняла, что, или вернее кто, стал тому причиной. Все еще немного удивленно, девушка снизу вверх смотрела на взявшегося из ниоткуда брата. Астрид совершенно точно была уверена, что его в клубе не было: конечно, танцы были занятием весьма увлекательным, но не на столько же, чтобы она совсем не обращала внимания на то, что происходит вокруг.
Астрид вздохнула. Не нравилось ей все это, о взглядах и предпочтениях своего брата девушка была вполне наслышана, как, впрочем, и все остальные – уж об этом в их доме говорилось и много, и громко.
- Это еще почему? – выпалила девушка, не вполне пока понимая, к ней это относится или к ее танцевальному партнеру. Оскар, тем временем, уже успел извиниться и наверняка полагал, что они могут продолжить танцевать, – Это же просто танцы!

P.S. Так как плюсы не ставятся: сам не танцуешь - так хоть мне не мешай)

Отредактировано Астрид Хольцер (2018-07-28 22:31:51)

+1

6

Пока это небольшое столкновение никто не замечал. Другие пары так и продолжали танцевать, некоторые даже группками, и немного задержавшуюся на танцполе тройню просто огибали, не прерывая движений.
Молодой человек хотел было что-то возразить, по крайней мере, Франц явно увидел, как открывается его рот. Но вместо его голоса прозвучал голос сестры, и Кернер тут же перенс свой тяжелый взгляд на нее.
Несмотря на разногласия в семье Кернеров, Франц все же оставался сыном своего отца, и унаследовал многие его черты. Например, взгляд, который когда-то заставлял детей замирать и затаивать дыхание в попытке выдержать его. Тот же упрямый характер – черта не только Франца, но и его младшей сестры. Правда, младшие Кернеры редко спорили между собой, хотя бы потому, что их интересы редко пересекались. Но не теперь.
- А тебе следует внимательнее выбирать партнеров, - отрезал Франц, чье недовольство только возрастало, но пока еще не выливалось наружу слишком сильно. Но он явно не собирался так просто отступать и, что еще хуже, ударять в грязь лицом перед своими друзьями, которые продолжали наблюдать всю сценку с улыбками и довольством на лицах.
- Кто вы? – наконец, поинтересовался танцевальный патрнер сестры, - Мы ведь только танцуем, - поддержал он ее, напридумывав, наверное, себе всякого. Франц мог походить вовсе не на старшего брата, а на жениха этой девушки, правда, его слова давали понять, что недовольство задевает что-то еще. Впрочем, этот молодой человек наверняка уже догадывался об этом. Ему уже не раз приходилось слышать в свой адрес далеко не самые лестные комментарии.
- Не хочу, чтобы моя сестра танцевала с каким-то жидом, - тут же отозвался Франц, поглядывая совсем уж недружелюбно. 
[icon]http://sg.uploads.ru/LkTSM.jpg[/icon]

+1

7

[nick]Астрид Кернер[/nick][icon]https://i.pinimg.com/236x/63/7c/31/637c319b790b7bae3dc9923362bdd2c8--joanna-vanderham-actresses.jpg[/icon]

- Не смей на меня так смотреть, Фарнц! – возмутилась Астрид, уставившись на брата в ответ. Она прекрасно узнавала этот взгляд – отец смотрел на каждого почти таким же всякий раз, когда бывал раздражен или чем-то недоволен. И с ним это всегда действовало, Астрид обычно хотелось хоть сквозь землю провалиться, лишь бы оказаться подальше от чем-то недовольного родителя. Но то был отец, Астрид не слишком часто осмеливалась, по крайней мере открыто, перечить ему. Фарнц – совсем другое дело.
Оскар, наконец-то, тоже заговорил, хотя лучше бы он этого не делал, потому что причину недовольства ему тут же без обиняков высказали. Астрид подобное не удивляло, все это она уже слышала – может быть, разве что не видела, как ее брат высказывает это в лицо людям, которых по необъективным, несуществующим причинам ставит ниже себя. Дома девушка как правило старалась просто избегать всех этих разговоров – не участвовать в них напрямую, не поддерживать, не делать вообще ничего, но для того, чтобы эту тему во всеуслышание обсуждали в их небольшой семье, достаточно было и ее половины.
- Отлично! Извини, мы не будем сегодня больше танцевать, тебе лучше уйти, - оборачиваясь к Оскрару, сообщает ему Астрид.
- В таком случае, тебе и твоим друзьям стоило бы приглашать девушек танцевать, а не стоять в сторонке, сегрегируя остальных, - не сдержавшись, заявляет Астрид, все еще возмущенная – происходящим вообще, вмешательством Франца в то, что его совсем не касается, излишним вниманием. Еще и друзей своих притащил, это надо же! Некоторых из них Астрид знала, они бывали в их доме, но обычно они даже не общались особенно.

+1

8

В каких-нибудь других обстоятельствах Францу обязательно бы понравилось и упрямство сестры, и ее умение давать отпор, он уважал крепких духом людей. Но не теперь, когда речь шла о еврее. Именно в этом, по мнению Франца, и заключалась проблема, этот унтерменш находился там, где ему не стоило, и с тем, с кем не стоило вдвойне.
- Чтобы ты могла проводить время с этой грязной крысой? – Кернер даже скривился на мгновение, бросая взгляд на кудрявого мальчишку немногим младше его самого.
Франц бросал колкий взгляд то на сестру, то на ее партнера, но отступать теперь тем более не собирался. Слишком злился и слишком большую ненависть вдруг испытал.
Это сначала были лишь разговоры. Евреи портят все, к чему прикасаются. Именно евреи виноваты в том, что случилось с Германией. Это евреи отбирают работу у немцев в их родной стране. Пусть убираются, эти евреи. Франц даже сам не заметил, как простые разговоры превращались в настоящую неприязнь, и вот он уже один из тех, кто готов собственными сапогами вбить в головы евреям, кто они на самом деле, и выгнать из этой страны.
Теперь же в нем смешивались и взращенная неприязнь, и непонятно откуда взявшийся азарт.
Но Оскар, как назвала его сестра, не спешил уходить. Эти евреи еще не могли принять истину и тот факт, что им не рады. И в какой-то момент Франц увидел вызов и в его глазах, но Кернеру только это и было нужно.
На них уже стали обращать внимание и оборачиваться. Танцующие пары, сначала просто огибающие троицу, теперь намеренно отходили подальше. Кто-то продолжал двигаться под музыку, кто-то и вовсе останавливался с неприкрытым любопытством глядя на разворачивающиеся события.
[icon]http://sg.uploads.ru/LkTSM.jpg[/icon]

+1

9

Астрид, хоть и не разделяла некоторые взгляды брата на жизнь, была о них достаточно наслышана – как и все в их доме. Отцу это, кажется, не нравилось, но Астрид, честно говоря, предпочитала гордо удаляться куда-нибудь подальше, когда эти двое пускались в демагогию. Маму же все эти разговоры так и вовсе сводили с ума, а она, в свою очередь, сводила с ума Астрид. Их мама и так была достаточно набожной, и обычно с этим было нелегко смириться, но теперь, кажется, этого стало даже немного слишком.
- Господи, Бетц, не начинай, мы не проводим время вместе, мы просто собирались потанцевать. Здесь все так делают, - возразила девушка. Все это ей совсем не нравилось, и Астрид предпочла бы, чтобы все уже просто разошлись, и вечер продолжился.
- Уходи, Оскар, пригласи кого-нибудь еще, - еще раз предложила Астрид, чуть более настойчиво, чем в первый раз. Но, к удивлению Астрид, Оскар не ушел, несмотря на то, что она предложила ему это прямым текстом. Это был не очень хорошо, как не сложно было догадаться - в отличии от Оскара, Франц пришел сюда с друзьями, которые все еще толпились рядом, чем откроменно разрдражали Астрид. Тем более, что музыка уже стихала, и на них стали обращать все больше внимание. Обычно внимание девушке было вполне лестно, но не теперь, когда ее брат собирался выяснять отношения прилюдно. Не хватало еще, чтобы об этом потом говорили в городе.
- Может быть, сам пригласишь меня? С тобой мне танцевать полагается? – предложила девушка теперь уже брату – музыка-то закончилась, самое время было этим воспользоваться.

+1

10

Франц считал странным, что отец то и дело вступал с ним в политические споры. Отец сам был сторонником национальной идентичности Германии, хотел возрадить империю, какой она была когда-то. Он был противником республики, которая сейчас, как считал Франц, уже держалась на волоске. Но при этом, когда сын заговорил о национал-социализме, стал возражать и спорить. Францу казалось, что хотя бы теперь отец встанет на одну с ним сторону, но  этого не случилось. Он думал, что тот специально делает все, чтобы насолить сыну, специально вступает  в конфликты. Это Франца бесило, так что домашние споры были с его стороны очень эмоциональны.
В будущем Франц даже не поймет, что отец сделал большой шаг со своей стороны, послушавшись наставлений сына и примкнув к партии нацистов, и сделал старший Кернер это только ради его будущего и осознания того, что поставит под угрозу благополучие своей семьи. Франц будет уверен, что наконец-то сломал отца.   
- Не с этим евреем, - процедил Франц сквозь зубы. Астрид наверняка даже представить не могла, какую он может испытывать ненависть ко всем тем личностям, что не обращают внимание на свое еврейство, считая себя вправе находиться среди людей.
Но еврей и не думал отступать. Видимо, в нем играла гордость, которую из него стоило выбить. Этот Оскар так и остался стоять, сверлив взглядом Кернера. Даже приподнял подбородок, но Франц все равно возвышался надним, будучи выше и немного шире в плечах.
- Я могу здесь находиться точно так же, как ты, - вдруг сказал еврей, и снова ощутил на себе тяжелый взгляд немца.
Франц расхохотался от этого заявления, смех поддержали его друзья. Да и молодежь в зале разделилась на два лагеря. Кто-то поддерживал Франца, и слышались такие возгласы как «Пусть этот еврей убирается». Другие или молча наблюдали, с опаской глядя на происходящее, или приговаривали «Да что же это» в различных вариациях. А некоторые девушки просто-напросто застыли, ахнув и прикрыв рукой рот.
- Позже, - бросил Франц сестре так небрежно, он даже не обратил внимание, что та назвала его домашним прозвищем. Возможно, друзья уже слышали, если бывали в доме Кернеров, но теперь оно может приклеется и вне его стен.
Но сейчас Франца интересовало другое, и он сделал шаг в сторону еврея, замечая краем глаза, что приятели постепенно окружают его, двигаясь медленно и с ухмылками на лицах.
[icon]http://sg.uploads.ru/LkTSM.jpg[/icon]

+1

11

- Я не собираюсь спрашивать у тебя, с кем мне танцевать, - заявляет Астрид, отчасти для того, чтобы задеть брата. Все это начинало ее злить, и просто отойти в сторону, смолчав, ей не хотелось – как и брату, ей было не занимать упрямства. Впрочем, для Астрид и в самом деле было несколько неожиданным то, как именно Франц реагировал на, казалось бы, такую простую вещь, как танец, который не значит ровным счетом ничего. Это же клуб, тут все танцуют с разными партнерами. Просто потому, что так принято. Не станешь ведь, в конце концов, спрашивать «простите, а вы не еврей?», «простите, а вы точно немец», «извините, а вы католик или как» у каждого, кто позовет тебя танцевать.
Оскар же оказался и смелее, и глупее, чем она могла предположить – желание молодого человека защитить себя и отстоять свою честь Астрид было совершенно очевидно, и обычно считалось, что такое заслуживает уважение. Но теперь ее несостоявшийся партнер по танцам все еще был в меньшинстве, в совершенно явно невыгодном положении, и Астрид полагала, что было бы и в самом деле разумнее, если бы он просто ушел.
- Отлично, будь любезен, скажи, когда освободишься. А я пока потанцую с кем-нибудь еще, - Астрид разворачивается, чтобы уйти - хотя бы подруг найдет. В самом деле, танцевать Астрид уже совершенно не хотелось, настроение испортилось, да и их конфликт привлек достаточно внимания, чтобы желающих потанцевать с ней, очевидно, побивалась. Но и стоять здесь, дожидаясь, кто и кого ударит первым, девушке не хотелось - досточно с нее и того, что она уже услышала, видеть продолжение было совсем не обязательно. Ничего, она еще припомнит брату этот испорченный вечер.

Отредактировано Астрид Хольцер (2018-11-07 18:48:17)

+1

12

Сам факт того, что с сестрой может танцевать какой-то еврей выводил Франца из себя. Если бы на его месте был кто-то другой или, возможно, факт его еврейства не так бросался в глаза, Франц бы и не обратил внимания на то, с кем сестра находится и что делает. Нет, конечно, обратил бы, но это не имело столь сильного для него значения в таком случае. А теперь… теперь все иначе.
Отчасти Франц мог понять возмущение Астрид, но теперь уже не задумывался об этом. Как и дома, так и теперь здесь, девушке было сложно задеть брата, Франц всегда находил, что сказать в ответ, если хотел.
Он так же вполне мог понять ту горделивость, с которой Астрид бросила ему последнюю фразу и попыталась удалиться. Вот только Франц уже слишком поглощен происходящим, чтобы заметить это.
Дальше события происходили с такой скоростью, что посторонний наблюдатель мог и не уследить за происходящим.
Еврея окружили как-то быстро, и Франц первый протянул руку, хватая того за ворот рубашки и утаскивая к выходу. Это было похоже на комок из людей, покатившийся к выходу. Вокруг двоих тут же образовались приятели Франца, а за ними, как след, шли те, кто заинтересовался в происходящим.
Еврея вытолкали на улицу. И снова шепотки, которые Франц уже не различал: «Это нужно прекратить», «Так еврею и надо», «Остановите их кто-нибудь» и «Он сейчас получит».
В глазах юноши Франц отчетливо видел испуг, который лишь подстегивал его. На лице отчего-то застыла холодная ухмылка, и Франц ударил первым с такой силой, что еврей еле устоял на ногах. Он хотел отбиваться, дать сдачи, он хотел отстоять свою честь, но вряд ли бы у него это получилось. Немцы быстро повалили того с ног.
[icon]http://sg.uploads.ru/LkTSM.jpg[/icon]

Отредактировано Франц Кернер (2018-11-08 09:58:58)

+1

13

Астрид и в самом деле удалилась восвояси, не намереваясь больше принимать в происходящем никакого участия, но на деле это было не так-то просто. Во-первых, она прекрасно видела, как ее брат тащил этого несчастного Оскара на улицу, во-вторых, девушка волне могла себе представить, чем такое обычно и заканчивается. Музыка играла и танцы продолжались, но то тут, то здесь шептались о том, что какие-то немцы что-то не поделили с евреем… Астрид не удивляло то, что она слышала, не удивляло ее и то, что кто-то находил это занятным и даже правильным – она не жила в изоляции, читала газеты и слушала новости, но просто читать и слушать – это совсем другое. Подруг Астрид, как и собиралась, не нашла, танцевать теперь уже совершенно не хотелось, но и выходить на улицу девушка не спешила. Очередной танец закончился. Несмотря на то, что многие все еще танцевали, таковых стало явно меньше – выждав еще немного, Астрид все же решила выйти на улицу, где уде начинало темнеть. Тут было шумно, и без всяких сомнений ясно почему – маленький переполох в зале перешел в драку на улице, хотя по-хорошему такое называлось совсем не дракой.
- Хватит, Франц, успокойся! – Астрид не хотелось во все это вмешиваться, но и оставаться в стороне она не могла – быть того, кто не может дать сдачи не многим более отвратительно, чем просто молча наблюдать за этим. Кроме того, что Астрид было просто по-человески жаль Оскара, девушка боялась и того, чем все это может закончиться - целая кучка зевак видит, как ее брат избивает кого-то. – Хватит!

Отредактировано Астрид Хольцер (2018-11-08 09:49:26)

+1

14

Совсем немного прошло времени, как еврей уже лежал на земле и единственное, что было в его силах, это закрывать руками голову, снося удары. Первое время он еще пытался отбиваться, но, кажется, каждая его попытка ударить, каждое попадание аукалось в многократном размере. Эти попытки лишь веселили обидчиков. И Оскар больше напоминал глупого мышонка, дразнящего кучку уличных котов.
И Франц был среди них. В своих дорогих броги он пинал этого лежачего еврея, выпуская пар, и теперь вместо тупой злости из этой кучки все чаще слышался смех.
- Что-о? Ну, что такое? – Астрид наконец-то удалось достучаться до старшего брата, он услышал ее через некоторое время, прекращая на эти мгновения свои действия и оборачиваясь.
Сейчас его взгляд выражал явное удивление. Сестра? Здесь? Что она здесь делает?
Франц словно забыл, из-за чего началась эта потасовка и совсем не ожидал увидеть сестру рядом. Правда, он быстро вспомнил об этом и улыбнулся, довольный собой.
- Тебе пора домой, - напомнил он, убрав с лица улыбку. Он то и дело вновь смотрел на лежачего еврея, пинки приятелей становились все реже, потому что тот уже и не дергался почти, только лежал с тихим стоном.
Можно было разглядеть кровь на рукавах рубашки – кто-то, скорее всего сам Франц, разбил ему нос.
Сжавшись в позу эмбриона, Оскару оставалось лишь ждать, когда его оставят в покое, когда им надоест бить или наскучит. Гордость не позволяла ему просить об этом, но сопротивляться он уже не мог.
[icon]http://sg.uploads.ru/LkTSM.jpg[/icon]

+1

15

Астрид никогда раньше не испытывала такого отвращения к людям, как сегодня, наблюдая за развязавшимся конфликтом. И отвращение у нее вызывал вовсе не Оскар, который теперь уже даже перестал сопротивляться. Астрид было жаль молодого человека, которому ни за что ни про что досталось – за него даже заступиться было некому, по крайней мере Астрид не наблюдала желающих как-то прервать это побоище.
- Хватит! – снова повторила Астрид, когда брат, наконец-то, обратил на нее внимание. Франц наверняка и не предполагал, если вообще считал необходимым когда-либо задумываться об этом, что эта сцена – первая сцена подобной совершенно неоправданной ненависти, нечеловеческой жесткости, которую Астрид увидела своими глазами, если и заставила Астрид о  чем-то задуматься, так только о том, чтобы никогда, никогда больше даже мысли не допускать о том, что ее брат и ему подобные немцы могут быть правы хоть в чем-то. Совсем наоборот. И сейчас, и еще много раз после Астрид нередко думала, да и случалось, прямо говорила брату о том, что ей стыдно быть немкой.
- Тебе тоже. Так что пошли отсюда, - скрестив руки на груди, Астрид смотрела на брата. Ему и правда было бы лучше уйти отсюда, пока не случилось что-нибудь еще. От греха подальше, как говорится – не хватало еще, чтобы началась новая драка, или Франц в своем затмении решил бы связаться с каким-нибудь еще евреем. Мало ли, чем это может закончиться.
- Пойдем, Франц, хватит на сегодня всего этого.
Астрид, время от времени, тоже невольно бросала взгляд на Оскара – его, наконец-то, оставили в покое, но, кажется, даже сил на то, чтобы подняться и убраться куда подальше у него пока не было. Оскар был в весь крови и дорожной пыли, оба его ботинка слетели и теперь валялись в стороне, он даже не шевелился, хотя Астрид и слышала, что он, по крайней мере пока что, жив.

+1

16

В отличие от Астрид, Франц видел вполне обоснованную причину всего того, что сейчас происходило. И в первую очередь, она заключалась в том, что парень был евреем. Франц и его друзья считали, что для таких расовых отбросов должны быть свои законы и территории, где они будут жить. Или пусть валят к себе, оставив Германию настоящим немцам.
Франц никогда не удивлялся, почему Астрид не разделяет его взглядов. Он мог злиться на это, пытаться убедить и перетянуть сестру на свою сторону, но почему-то никогда не удивлялся. И вовсе не потому, что в какой-то степени чувствовал вину или понимал, каким образом именно он повлиял на позицию Астрид. Он не понимал этого вовсе, наоборот, считал, что если и может на что-то повлиять – только на «верные» политические взгляды. Но этого не случалось, так что Франц всегда будет думать, что никогда не имел на сестру никакого влияния.
- Ладно, - немного подумав, согласился Франц. В конце концов, если уйдет он, сестра уйдет тоже, ей не за чем участвовать в потасовке.
- Ну все, хватит с него, - хмыкнул Кернер, - Вряд ли он еще придет сюда, - люди стали быстро расходиться, когда «представление» закончилось. Первым делом разошлись те, кто стоял дальше всех – еще до того, как удары остановились. Теперь размыкался круг непосредственно вокруг лежачего парня. Франц тоже отошел вместе с сестрой. Он выглядел несколько растрепанным, аккуратно уложенные волосы теперь выбились, воротник рубашки чуть смялся.
- Я провожу ее домой, - бросил Франц друзьям, на прощание махнув рукой. Он взял сестру за локоть, ведя между еще оставшимися людьми, которые не успели уйти.
Франц не видел, чтобы кто-то помогал еврею, даже если кто-то и хотел это сделать – явно боялись после вспышки расовой ненависти, которая в последнее время случалась все чаще и чаще. Сам Франц считал это закономерным, и свой поступок сегодня – тоже. Но он не мог не понимать, что не все люди согласны с радикальными методами. 
[icon]http://sg.uploads.ru/LkTSM.jpg[/icon]

+1

17

Франц, к счастью, согласился уйти домой, а значит с потасовками на сегодня было покончено, и ничего больше не должно было случиться. Пока они пробиралсь сквозь порядевшую, но все еще не разовшедшуюся толпу, Астрид всем своим видом показыала, что ей и дела нет до чьих-то тихих прешептываний.
Оскару никто так и не помог подняться – очевидно, достойных людей среди всей этой толпы не нашлось, и, когда они уходили – Астрид обернулась несколько раз, чтобы посмотреть, Оскар все еще так и лежал, не то не решаясь, не то не в силах подняться самостоятельно. Ей было жаль его – вряд ли молодой человек мог предполагать, что простой танцевальный вечер может так закончиться, да и Астрид, если честно, тоже предпочла бы, чтобы все шло по плану. Мало того, что она даже не начинала танцевать, так еще и эта отвратительная драка, да еще и на глазах у толпы – чего доброго, теперь еще об этом шептаться станут. Астрид, конечно, любила внимание, но не в подобных же обстоятельствах!
- Иногда мне стыдно быть настоящей немкой, - заявила Астрид. Она все еще злилась, но говорила спокойно и совсем не от избытка эмоций. Все эти разговоры, все эти случаи вроде сегодняшнего, и в самом деле вынуждали задумываться, что, возможно, быть немцем – это не такой уж и повод для гордости. Разве имеют право чем-то гордиться люди, которые молча смотрят, как избивают ни в чем невиновного? Или, может быть, те, кто кидается на людей, как голодные собаки на кости. Конечно, не сама по себе драка наводила на такие мысли – ее повод.

Отредактировано Астрид Хольцер (2018-12-05 10:00:48)

+1

18

В отличие от сестры, Франца совершенно не заботило, что станет с евреем, которого он только что избил. Казалось, он уже и вовсе забыл о его существовании, и уверенно шел вперед. Никакой жалости Кернер не испытывал, и его мысли уже уносились в совершенно другую сторону, он лишь чувствовал подъем и какое-то воодушевление от всего произошедшего.
К тому же Францу было совершенно наплевать, будут ли о случившемся судачить и в каком именно ключе. Если осуждения дойдет до его ушей, он сам может во всем разобраться. Его даже не волновало, станет ли известно об этом родителям. Наоборот, Франц был бы даже рад, если отцу расскажут – еще один повод бросить ему вызов, отстоять свою точку зрения и поспорить. Ничего более ни отец, ни мать сделать не могли. Хотя последняя и не пыталась. Кажется, она в каком-то смысле смирилась со всем или даже считала, что сын пошел в своего отца. Они точно были очень похожи.
Но слова Астрид заставили его остановиться и взглянуть на нее. Он прихватил сестру пальцами чуть выше локтя и словно пытался угадать, глядя пристально ей в глаза, что именно заставило ее сказать об этом.
- Не говори никогда так больше, - процедил Франц сквозь зубы, в его интонации, впрочем, не было угрозы, он словно предостерегал сестру, - Ты еще маленькая и не понимаешь.
Он не хотел давать ход подобным речам. Но отпустил быстро, и они пошли дальше.
[icon]http://sg.uploads.ru/LkTSM.jpg[/icon]

+1

19

- Иначе что? – не сводя с брата глаз, интересуется Астрид, вынужденная, конечно же, тоже остановиться. Франц мог сколько угодно думать, что она «ничего еще не понимает», но Астрид, конечно, была уверена в обратном, а потому намеренно подбирала слова – и теперь, говоря о том, что ей стыдно быть настоящей немкой, Астрид говорила так вовсе не от переизбытка эмоций от недавно пережитого. Астрид никогда не молчала, если ей было, что сказать – иногда, в обществе отца, например, она более тщательно выбирала слова, но иногда, как, например, теперь, не считала это необходимым, скорее даже наоборот.
- Тебе не о чем беспокоиться, мы же здесь одни. Ни твои друзья, ни другие вам подобные настоящие немцы не услышат того, что я сказала, - продолжила Астрид. Девушка была уверена, что именного этого ее брат и опасается – неловко же ему, должно быть, будет, если его на всю голову немецкие друзья услышат что-то подобное. Впрочем, мнение друзей брата Астрид волновало в последнюю очередь – если все эти люди полагали, что, чтобы быть немцем, нужно опуститься так низко, ей и в самом деле было стыдно иметь с подобными что-то общее.
- Интересно, они все еще считали бы тебя своим другом, если бы услышали что-то подобное? – спрашивает вдруг Астрид.

+1

20

Франц воспринимал слова сестры как очередной каприз, который вбился в голову еще совсем молоденькой девчушке. Сам-то Франц считал себя уже взрослым и во всем достаточно разбирающимся.
Но произнося эту фразу, он думал вовсе не о друзьях, что странно. Он считал себя настоящим патриотом, и как патриот не мог допустить, чтобы его родная сестра говорила подобное. Он зло посмотрел на нее.
Слова Астрид все же заставили задуматься. Что бы сказали его друзья, услышав подобное? Кто-то, наверняка, так же воспринял их как слова еще незрелого ребенка. Другие могли зло шутить над этим. Вряд ли бы от одной фразы, решил Франц, их отношения поменяются. Но вот если сестра и дальше будет думать в подобном ключе да к тому же наделает каких-нибудь глупостей, вот тогда что-то и может поменяться.
Впрочем, настоящие друзья были и у Франца. Определенно, далеко не все, только пара, но ведь были!
А как бы Франц отреагировал, если бы услышал такие слова в семье кого-то из своих приятелей? Да, он бы так же зло шутил на первых порах. А там… кто знает.
- Тебя точно перестанут, - ухмыльнулся Франц в попытке перевести разговор в шутку. Этот разговор не был ему приятен. И, как и многие очень увлекающие люди, Франц спешил уйти от темы, которая выходила за рамки его слепого увлечения, которое вполне могло перерасти в фанатизм. Франц и его друзья были на грани того, чтобы бездумно упасть в бездну фашизма.
Но совсем Кернер не стал увиливать от разговора. И теперь сам начал спрашивать сестру:
- Ты действительно не понимаешь, что это именно из-за евреев и им подобных наша страна находится в таком упадке? Тебе просто очень повезло в жизни, твои родители с хорошим положением. А ты видела, как живут немцы, которым так не повезло? Тогда как евреи забирают у них последний кусок хлеба буквально из рук. Тебе наплевать на это? Ради спасения того парня ты готова оставить умирать нескольких немцев?
Впрочем, Астрид наверняка все это уже слышала. Старший Кернер еще говорил о том, что страну необходимо очистить от тех, кто мешает ей развиваться и только топит дальше в болоте. Правда, их отец не был приверженцем настолько радикальных методов, да и Гитлер ему не нравился.
А Франц говорил очень живо. Этот год выдался для Германии тяжелым, экономический кризис ударил по всем, и даже Кернеры ощутили его тяжелый вес. На улице становилось все больше безработных, так что в молодых людях, как Франц и его приятели, крепли те самые убеждения, которые он сейчас высказывал вслух.
[icon]http://sg.uploads.ru/LkTSM.jpg[/icon]

Отредактировано Франц Кернер (2019-01-04 00:14:25)

+1

21

- Крайне сомнительная потеря, - Астрид даже брезгливо поморщилась. Меньше всего остального в сложившейся ситуации ее волновало мнение друзей Фарнца, и уж тем более – то, как к ней будут относиться. Очевидно, что их совершенно ничего, к счастью, не связывает. Астрид мало, что знала, о друзьях брата, иногда они, конечно, виделись и раньше, и даже достаточно часто, чтобы узнавать друг друга и здороваться – до сегодняшнего дня, но сегодняшний день дал ей достаточно, чтобы убедиться – достойными людьми их едва ли стоит считать.
Астрид тяжело вздохнула, кода Франц начал свою просветительскую речь – она слышала все это уже столько раз, что и сама, при желании, могла яро и красноречиво отстаивать права и интересы тех, кто называет себя настоящими немцами. Как, впрочем, и тех, кто немцами не является вовсе. Такого желания у Астрид, правда, совсем не было.
- Да ладно тебе, Франц, хватит. Тебе что же, и в самом деле есть дело до тех, кому плохо живется? Скольких же немцев ты накормил хлебом? Или вас хватает только на то, чтобы устраивать демонстрации, когда некому возразить? – так это, в глазах Астрид, и выглядело, уж сегодня так точно. Франц, конечно, не лукавил, ей и в самом деле повезло – Астрид не видела того, как живет большинство, и все проблемы, которые коснулись многих немцев, по большей части никак не коснулись ее. Но ведь и Францу повезло тоже не меньше, чем ей.

+1

22

Революции всегда устраивали просвещенные. Крестьян освобождали дворяне. Рабов – те, кто неплохо зарабатывал. Германия не была исключением из этого правила. Голодные и обездоленные не могли постоять за свои права, потому что думали лишь о том, где достать кусок хлеба и чем кормить своих детей. Их заботы были куда жизненнее, чем какая-то политика и неосязаемые идеалы. Им нужно то, что можно взять в руки, что можно съесть, им нужна работа, за которую будут платить, пусть и крохи.
- А ты думаешь, от этого что-то изменится? Сколько бедняков я могу накормить? Трех? Четырех? А завтра? А через два дня? А их сотни тысяч! Система не работает! Нужно менять саму систему! - убеждал Франц, но ему показалось, что одних слов недостаточно.
- Давай прогуляемся, я тебе покажу, - предложил Кернер, явно воодушевившись своей мыслью. Если сестра увидит, как обстоят дела, то, возможно и поймет, что происходит и как можно помочь своей стране и всем тем людям, кто не может помочь себе самостоятельно.
- Пойдем, прогуляемся, - снова предложил Франц, - Я покажу тебе то, что сам видел. Иначе о чем вообще можно говорить. Мы живем в золотой клетке, пора выбираться из нее!
Он был нетерпелив, эмоционален и возбужден, так что теперь с ним тоже нелегко было справиться просто так и отговорить от планов. Но Астрид сама завела этот разговор. Вернее, именно она вступила на опасную дорожку, и Франц поддался, вступив, в свою очередь, на знакомую и понятную ему тропу рассуждений о судьбах Германии и ее народа. Именно такие молодые люди, как он, вступали в партии, и были хорошей движущей политической силой. Именно их сознанием хотели завладеть.
[icon]http://sg.uploads.ru/LkTSM.jpg[/icon]

+1

23

- И, конечно, ты и остальные настоящие немцы решили взять все в свои руки, - тихо прокомментировала Астрид. – Вы что, считаете, что все эти люди с радостью станут работать, как только им представится шанс? – спросила она.  – В самом деле работать, заниматься всем, чем угодно, чтобы у их детей был хлеб и все необходимое? Или они настоящие немцы, и поэтому могут себе позволить быть более избирательными?
Разговор снова сводился к тому, что виноваты все вокруг, кроме, конечно же, немцев – к тому, что все нужно было поскорее поменять, чтобы их великая родина поднялась с колен, чтобы везде и всюду, каждой маленькой браздой правили только немцы. Астрид слушала об этом изо дня в день. Обычно ей не приходилось высказывать своего мнения, да и не хотелось, в общем-то.
- Прекрасно. Покажи, - согласилась Астрид. Никуда идти Астрид, честно говоря, не хотелось. Вся эта пропаганда ей была малоинтересна, да и слова брата ее совершенно ни в чем не убедили, но и отступить прямо сейчас не позволило бы уже упрямство. Она не так уж много знала о бедности, ее семью эта беда обошла стороной, в школе, где Астрид училась, тоже не было девочек из бедных семей, хотя школа и считалась католической. Их мама часто отдавала кому-то что-то из старых вещей, но Астрид обычно этого даже не замечала – просто ненужные ей вещи куда-то девались, их было совсем не жалко.
- Только, знаешь, потом ты, и все твои друзья, снова вернетесь в свои золотые клетки. Так куда мы идем?

0


Вы здесь » Городские легенды » XX век » Давайте потанцуем!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC