Городские легенды

Объявление

OPUS DEI
апрель 1650 года, охота на ведьм
ATRIUM MORTIS
май 1886 года, Викторианский Лондон
DRITTES REICH
1939 год, Вторая мировая война
Сюжет готов.
Идет набор персонажей.

Ждем персонажей по акции!
Игра уже началась.

Ждем британских шпионов в Берлине и немецких в Лондоне, а так же простых жителей обоих столиц и захваченной Польши.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городские легенды » XX век » Master of the mill


Master of the mill

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s7.uploads.ru/zFwpx.jpg

Дата: 11 марта 1940 года
Место: Саксония, поселение Клайнкошен.
Участники: Витольд фон Рихтер, Миранда Дефонтен

Master of the mill
Витольд фон Рихтер получает информацию о том, что в поселении Клайнкошен нашли укрытие контрабандисты, промышляющие поставками оружия на окупированные территории. Контрразведка обратила внимание на обычное дело исключительно после того, как были украдены прототипы нового вооружения. Следствие зашло в тупик, а концы дела обрываются в упомянутом населённом пункте.
По прибытии выясняется, что в Клайнкошене всё изначально не так гладко, как хотелось бы обладателю кольца с Ирминсулем и в деле появляется лёгкий оттенок безумия.

Саундтрек

Отредактировано Витольд фон Рихтер (2018-05-11 17:24:52)

+1

2

Весна входила в свои права, умыв землю дождём. Когда они въезжали в саксонские земли, казалось, что лес, сквозь который пробиралась машина, украшен сотнями алмазов — в каплях на ветвях играло солнце. По мере приблежения к месту назначения погода менялась, наползли тучи и стал накрапывать дождь, грозя промочить тент насквозь. Перед въездом в Клайнкошен, на табличке с названием населённого пункта, сидели два огромных ворона, хриплым карканьем встречая маленький Хорх.

Мысль или Память? Фон Рихтер покосился на помощницу, сидящую рядом и на мгновение зажмурился, прогоняя нехорошее предчувствие. Ему пора бы повзрослеть и  перестать видеть во всём знаки, но он не мог отделаться от ощущения, что дело, которое выдали ему, всё же попадёт под категорию мистических дел, о которых в официальных отчётах писать не принято, зато принято весьма развёрнуто отчитываться перед Вюстом лично. Дело было слишком путанным: кража прототипов оружия и его контрабанда на территорию окупированной территории выглядели для Витольда надуманными, хотя он допускал возможность подобного развития событий. Слишком мало данных было, слишком сложные махинации для переправки оружия в Польшу. Дело передали ему и приходилось разбираться на месте. Два офицера сопровождения, молоденькая помощница, немного багажа и целая кипа бумаг с описаниями, которые он не успел изучить до отправки.

Поселение было маленьким, едва ли оно насчитывало сотню жителей. Дом им выделили отдельный, спешно выселив кого-то к родственникам. Фон Рихтер немедленно развёл бурную деятельность, которая не очень вязалась с его амплуа и выглядела капризами столичного жителя. Воду для готовки следовало набирать в колодце исключительно лично, продукты — только привезённые с собой, или закупленные в соседних городах, да не у местных. Его особенно не интересовало, кто будет таскать вёдра или готовить, он занял мансардное помещение, распахнув окно настежь и углубился в изучение дела, изредка поглядывая на улицу. В таком странном распорядке прошло три дня, результатом которых стало понимание того, что Клайнкошен далеко не так прост, как кажется. Жители в нём казались заводными игрушками, а вороны были более частыми гостями, чем любые другие прицы. Это сильно заинтриговало Витольда. Настолько, что он счёл необходимым за обедом поделиться наблюдениями с сопровождающими.
— Осторожнее, — закончил он свою речь. — Особенно вы, фрау де Вер. Юные особы чаще других попадают в неприятности, постарайтесь воздержаться от тесного общения с местным населением.
И он углубился в занимательное чтиво бюрократических отчётов, не сильно заботясь о правилах поведения за столом. Когда обед подошёл к концу, Витольд захлопнул объёмную папку, покачал головой и недовольно обратился к одному из офицеров:
— Клаус, мне нужны данные местного управления. Если придётся лично допрашивать голову, озаботьтесь тем, чтобы у меня была информация обо всех жителях, достигших восемнадцати лет. Особенно меня интересуют мужчины за тридцать и совсем юнцы. И узнайте, не пропадали ли люди за последний год. Если пропадали, мне нужны данные и на них тоже. Приступайте.

К ужину Клаус не вернулся. К завтраку — тоже.

Отредактировано Витольд фон Рихтер (2018-05-11 13:26:34)

+1

3

Теперь ее звали Софи де Вер, она была родом из Гента, и, несмотря на громкую фамилию, у ее отца была всего лишь собственная пекарня. Как и Миранда, Софи была вдовой, муж погиб вместе с торговым судном где-то за Гибралтаром. Ее дядя был священником и служил в Соборе святого Бавона.

Первую неделю работы на фон Рихтера, она не спала ночами, все думала, будут ли проверять, кто она на самом деле и откуда. Будут ли расспрашивать соседей? Искать родных?
На исходе второй недели ей надоело бояться, а еще спустя два месяца, ее, как и многих других подчиненных фон Рихтера, волновали всего два вопроса - как все-таки ухитриться выспаться, и какого дьявола ее непосредственный начальник оказался самым что ни на есть scheisskerl.

Фон Рихтер был безукоризненно вежлив. Но его любовь к порядку и к точному выполнению распоряжений, и разнообразие этих самых распоряжений, многие из которых казались ей совершенно идиотскими, могли свести с ума кого угодно. Иногда Софи было искренне интересно, сколько все-таки девушек продержалось на этой должности до нее больше пары месяцев? Что-то подсказывало ей, что немного. Никакие деньги, блага, и даже возможное покровительство не стоили подъема в пять утра, гудящих ног вечером или как сейчас - поездки за продуктами в соседний город, хотя у милейшей соседки, фрау Воршулы, можно было попросить и хлеба, и сыра, и молока.

Софи заняла комнатушку на первом этаже - должно быть здесь раньше жила прислуга, если у местных вообще когда-то было принято держать прислугу. Мебель здесь была совсем старой, на деревянной кровати сохранилась кое-где облупившаяся голубоватая краска. Но из окна открывался вид на палисадник, под окном расстилались барвинки, ставни пытался оплести вьюнок, так что ее все устраивало.

Обитатели Клайнкошена мало напоминали людей, которые прячут в подполе карабины Хенель-Шмайссер - было похоже на то, что их больше интересуют поросята, разговоры о прошлогоднем урожае, да выросшие цены. Встречали их здесь настороженными взглядами; в части домов, при одном их приближении захлапывались ставни, но как еще должны были встречать в далеком поселении герра офицера со свитой, Софи затруднялась ответить.

Поэтому на все напоминания об осторожности, Софи мысленно обстоятельно выругалась на трех языках, и, когда герр Витольд погрузился с головой в свои чертовы бумажки, ускользнула к фрау Воршуле, из дома которой заманчиво пахло каким-то варевом.

В молодости фрау Воршула была дивно хороша, сейчас от ее былой красоты остался только нос с горбинкой, прямая не по старушечьи спина, да карие с прозеленью глаза. Добрых полдня она, как и прочие, косилась на новых соседей, но то ли решила дать поблажку Софи, то ли ее подкупили улыбка и комплименты стряпне, но уже через три четверти часа после начала беседы, она, как ни в чем не бывало, рассказывала Софи на жуткой смеси немецкого и верхнелужицкого, что муж ее, Тонда, уже вторую неделю как в отлучке в Зефтенберге, заключает какую-то сделку. Что молоко лучше покупать у нее или у Батовой, что живет возле мельницы, а то Грабинка свое разбавляет, да порой на две трети.

Солнце уже было алым, а не золотистым, когда набежали тучи, стало погромыхивать, и Софи засобиралась обратно. Грозу фон Рихтер пропустить не сможет, а там и заметит ее, Софи, отсутствие. Но Воршула вдруг удержала ее смуглой, удивительно цепкой рукой и строгим голосом произнесла:
- Не ходи пока за порог. Примета дурная. Вот твои следы смоет, тогда и пойдешь. А я пока тебе клековача еще плесну.
Софи открыла рот, потом закрыла и осталась сидеть за столом. В приметы она не верила, но было в тоне старухи что-то, чему и перечить не хотелось.

В дом она вернулась промокшей до нитки, и исчезновению Клауса удивилась лишь наутро - решила, что он где-то остался переждать грозу.

Отредактировано Миранда Дефонтен (2018-05-11 13:31:27)

+1

4

Он не отвлекался от материалов дела до самого вечера, делая какие-то заметки в большом блокноте с кожаной обложкой. Пришёл в себя от нудной головной боли - из-за недостатка света устали глаза, а он и не заметил. Порывы ветра шевелили бумажки, лежащие на столе и он придавил их старым пресс-папье, обтянутое новой промокашкой для чернил. Закрыв окно Витольд потёр виски и решил, что на сегодня хватит.
- Фрау де Вёр! - Позвал он, распахнув дверь.
Ответа не последовало. Гром действовал на нервы и раздражал, заставляя боль в висках пульсировать. Вместо Софи из комнаты показался заспанный адъютант и сказал, что с обеда женщину не видел. Пробормотав что-то о своевольных девчонках, которых никогда нет на месте, фон Рихтер спустился на кухню и поставил чайник на плиту, задумчиво глядя за окно, где уже падали первые тяжёлые капли дождя. Хриплое карканье ворона заставил мужчину рефлекторно схватиться за голову. Ему нужен был чай, желательно - с сахаром.
Место раздражало его не меньше пропавшей помощницы: он не понимал, в чём дело, но его наблюдения говорили о том, что ничего хорошего от поездки ждать не стоит, унести бы ноги живыми. За себя он беспокоился в последнюю очередь - знания позволяли защититься почти от любой напасти, а магия рун была более древней, чем всё местное колдовство, которое могло ему встретиться. Сложность была в неверии.
Девятнадцатый век сделал из людей скептиков и старые знания оказались забытыми, но от того - не менее опасными. Машинально потушив плиту, он налил себе чаю. Сахара не нашлось, зато нашлась плитка шоколада. Забрав сладкое с собой, фон Рихтер ушёл спать. Нормально заснуть удалось только когда хлопнула входная дверь и торопливые девичьи шаги, пересёкшие сени, смолкли в жилой части дома.

С утра за столом было только трое. Фон Рихтер по обыкновению мрачно молчал. Невыразительный рыбий взгляд скользил от адъютанта к пустому месту и обратно. Закончив, он поднялся и, позвав за собой Софи, вышел из дома. Его маршрут лежал от дома головы через набережную озера в сторону леса. Всё это время он молчал, лишь изредка останавливаясь около интересующих его объектов. Постоял немного у дома фрау Воршулы, потом на площади перед доской объявлений, а после - у мельницы. Встретившись с гостеприимной хозяйкой, что привечала его помощницу накануне, перекинулся парой вежливых фраз, дежурно спросил про её мужа и отправился дальше, не обратив внимание на божбу, да бормотание в спину.
Зато с головой диалог сложился весьма занимательный: чужаков здесь не жаловали, нахальных - особенно. Чаще всего, такие становились объектами для злых шуток мальчишек, работающих на мельнице. Про контрабанду, конечно же, он не знал, о чём с честнейшим видом заявил фон Рихтеру, но было понятно, что врёт.
Мельница была как мельница: старая, работающая на водном колесе и очень тёмная. Конечно же, никаких леших и русалок там не водилось, чертей тоже - только мельник и стайка подростков, сосредоточенно подготавливающих мельницу к лету. Работала мельница по-старинке, механизмы выглядели устаревшими на полвека. Встреча с мельником была не менее запоминающейся и если фрау Воршула отвечала честно, но после божилась, а голова откровенно лгал, то мельник не стал даже разговаривать, молча посмотрел на человека в форме и ушёл обратно, сплюнув себе под ноги. Фон Рихтер только хмыкнул и подозвал одного из мальчишек. Его, единственного из всех, следователь спросил о пропавшем Клаусе.
- Да видел, - охотно отозвался мальчишка, - ещё вчера рыскал тут, искал что-то, а после посмотрел на воронов, их здесь много, и домой пошёл.
- Домой? - Сухо уточнил Витольд. - Как он пошёл? Здесь два пути.
- А мимо леса, - мальчишка оглянулся на хозяина, выглядывающего из-за двери и махнул рукой. - Пора мне, некогда лясы точить.
Он убежал, а фон Рихтер проводил его взглядом.
- Мимо леса, значит, - он говорил сам с собой, о помощнице он, казалось, забыл. Ещё раз бросив взгляд на мрачное здание, Витольд зашагал в направлении, которое указал парень.
Дорога шла мимо леса, не заходя в него, но запах оттуда шёл весьма характерный.
- Не боитесь вида крови? - Равнодушно спросил следователь, посмотрев на женщину сверху вниз. - Если боитесь, ждите здесь.
И он шагнул в кусты, не сильно заботясь о том, что одежда может промокнуть. Он уже знал, что увидит. Тело выглядело так, словно провалялось здесь не меньше двух недель по жаре, да только форма на нём была новенькая.

+1

5

Софи зажала рукой нос и рот - она уже успела отвыкнуть от запаха гниющей плоти. К горлу подкатила непрошенная тошнота. Самый подходящий момент, чтобы сыграть трепетную девицу, только и умеющую, что записывать стенограммы. Вот только она была не уверена, что ужас ее будет выглядеть натурально. Хотя Клаус - если это был действительно он, потому что так сразу и не поймешь - выглядел паршиво, как выпотрошенная рыбина, оставленная где-нибудь на солнцепеке.
Его лицо почернело, глаза, точнее то, что от них осталось, были выпучены, а скрюченные пальцы, покрытые зеленоватыми трупными пятнами, тянулись к шее.

На этот раз Софи ругнулась себе под нос, надеясь, что герр Витольд не расслышит. Глядя на замершее в неестественной позе тело, можно было подумать, что адъютанта хватил удар, но Клаус был здоров как бык.
- Земля не отсюда. - брякнула Софи, больше, чтобы сказать хоть что-то, потому что вороний грай за спиной порядком нервировал.
Пальцы мертвеца были перемазаны в красноватом суглинке, такие же яркие островки почвы то тут, то там виднелись вокруг, как будто... Будто кто-то сошел с дороги, чтобы оттащить труп.
В местных небрезгливых шутников, переодевающих лежалых покойников в униформу Софи верилось тоже с большим трудом, но все же чуть больше, чем в адъютанта, который успел умереть и разложиться меньше чем за сутки.

Осторожно ступая, вдоль широких ржавых мазков на траве, она вернулась обратно к проселку. Черт его знает, кто успел за сутки здесь побывать но после ночной грозы по дороге проезжало как минимум пара повозок. А может одна повозка дважды. Повозка была тяжелой, и колеса, кажется кованые, не деревянные как у большинства обычных телег. Их замысловатый узор отлично впечатался во влажную почву.

Софи опасливо глянула назад, туда где осталась мельница. Клайнкошен перестал казаться вдруг приветливым, а мельник и вовсе с самого начала ей не внушал никаких светлых чувств. Она было попыталась вспомнить, что там про мельницу болтала фрау Воршула, которая, выложила пожалуй, всю подноготную обо всех ближайших соседях, но тут в дорожной грязи блеснуло что-то ярким малиновым цветом, и из головы Софи тут же вылетели все мысли.

Она быстро наклонилась, но тут же облегченно вздохнула.
Это не было ни куском ткани, ни обрывком записной книжки, которую носил с собой Клаус. Всего лишь самое обычное петушиное перо. Кур здесь держали многие.

Так ее и застал герр Витольд, вертящую в руках перо, уже порядком подрастерявшее свою былую роскошь.

Отредактировано Миранда Дефонтен (2018-05-11 18:41:10)

+1

6

Тело выглядело неприятно даже для фон Рихтера, но времени на брезгливость не было - ещё немного и от тела не останется ничего, даже того, что можно будет хоронить. Ругань Софи была проигнорирована, следователь лишь рассеянно кивнул, давая понять, что ремарка о земле достигла его ушей. Несчастному Клаусу не повезло - рука, тянущаяся к шее, и не изменившая положения даже после смерти, говорила о сильной судороге, схватившей мышцу перед тем, как жизнь покинула офицера. Быть может, удушье? Откровенных отметин удавки не было, а иных прижизненных следов на такой стадии разложения, найти было уже невозможно - всё тело было одним сплошным трупным пятном. Дождавшись, пока помощница выберется обратно на дорогу, Витольд коснулся глины, зачем-то понюхал её, а после взял ветку и нацарапал на глине руну.
Тело осыпалось прахом, распространяя удушливую вонь и следователь едва успел отшатнуться и прикрыть лицо ладонью, чтобы не вдохнуть эту дрянь. Вот, значит, как? Следователь коснулся останков помощника и понюхать. Прах и прах, пахло землёй и прошлогодними листьями. Странно. Вернутся в дом - нужно будет привести себя в порядок. И придумать, как объяснить исчезновение трупа в том числе и своей помощнице. Поднявшись, фон Рихтер отряхнулся и выбрался следом за Софи.

Фрау вертела в пальцах малиновое длинное перо и Витольд пару мгновений переводил рыбий взгляд с находки де Вёр на неё саму, вздохнул и принялся изучать следы на дороге.
- У вас с собой блокнот? - Спросил он, наконец, начертав на песке странную веточку, обращённую в сторону мельницы. - Зарисуйте узор.
И он потерял к ней интерес, занявшись осмотром дороги и кустов дальше. Несколько веток были с ободранными листьями, словно их кто-то задел. Фон Рихтер не пропустил ни одной, заломив их все. С травой он сделать не мог ничего, поэтому вдоволь изучив следы, что вели в сторону их дома и на развилке уходили прочь от Клайнкошена. Идти по следам дальше мужчина не решился, лишь повторил знак, нарисованный рядом с местом, где нашли и потеряли бедного Клауса. Вернувшись к Софи, он позвал.
- Хватит на сегодня, - мрачно произнёс он, - идём домой, мне нужно обдумать ситуацию.

Всю обратную дорогу он молчал, пытаясь уложить в голове всё, что видел, получалось не очень хорошо. Дверь дома была открыта и опытный военный моментально подобрался. В самой по себе открытой двери не было ничего особенного, но чувство опасности, отточенным лезвием полоснувшее по нервам не единожды спасало агенту жизнь и вот теперь он был счастлив ощутить его снова.
- Ждите здесь, - коротко велел он помощнице, даже не задумываясь, что выглядит сейчас как старый параноик. - Если что, кричите.
В помещение он вошёл спокойно, чтобы не напугать Софи, но после растворился в тенях, слушая звуки старого дома. За прошедшие дни он успел выучить почти все - ничего постороннего не было; по крайней мере, так ему казалось. Тихо. Слишком тихо и гулко для жилого дома. Стремительно пройдя по комнатам и распахнув все двери, фон Рихтер удостоверился, что адъютант если и был здесь, то теперь его нет. Поднявшись наверх, где был его рабочий стол, он замер на пороге: окно, что он держал открытым все три дня пребывания здесь, было закрыто, а на столе не было его большого блокнота.
Почти сбежав вниз, он позвал помощницу.

Отредактировано Витольд фон Рихтер (2018-05-17 21:54:01)

+1

7

Зарисовать узор, держа блокнот на весу, было так себе задачей. Так что все исследования фон Рихтера Софи благополучно пропустила, слишком была занята возней с карандашом и чуть влажной бумагой.
Она было собралась зарисовать еще и труп, и, преодолевая отвращение, уже собиралась нырнуть обратно в заросли, но тут фон Рихтер окликнул ее, и Софи отказалась от этой мысли. Тем более, что натаптывать еще больше следов вокруг было плохой затеей. Она сомневалась, что к ним на помощь пришлют отряд с собаками или что-то вроде этого, но у начальника могли быть свои планы на расследование.

Открытая дверь в дом ее не напугала. Ну разве что слегка насторожила, но как она уже успела заметить, в Клайнкошене в принципе не привыкли запирать двери и ворота, поэтому... Куда больше ее волновало, что Петера, белобрысого унтершарфюрера не было на месте, и он тоже вполне мог столкнуться с недружелюбными аборигенами.
В глубине души Софи все еще надеялась, что тело все же не принадлежало Клаусу, а было чьей-то злой шуткой, ряженым мертвяком, притащенным с соседнего кладбища. Но все равно себя ощущала так, как должен был чувствовать себя Джеймс Кук где-то в Полинезии.
А Петер ей, в отличие от Клауса, почти нравился. Он был дружелюбным, остроумным, не любил размахивать оружием, и, как Софи уже успела подметить, тщательно прятал брезгливое отвращение к сослуживцам, когда дело доходило до каких-то допросов. Как он вообще попал в Абвер, и как вообще там продержался, для нее было загадкой.

- Чего столбом стоишь? - зоркая фрау Воршула была тут как тут, на крыльце соседнего дома - Неужто начальник выгнал? - старуха хитро прищурилась, и явно хотела поддеть Софи как-то еще, но увидела что-то за ее спиной, ее лицо приобрело неожиданно злое и жесткое выражение и она отступила назад.
Софи обернулась, ожидая увидеть как минимум Мефистофеля и возможно даже с рогами и копытами, но увидела лишь человека в угольно-черном костюме и хорошо начищенных ботинках. Что, конечно, в Клайкошене смотрелось дико, но не более дико, чем она сама и офицерамы. Тот, кажется, направлялся именно к ней, но увидел фрау Воршулу и передумал

В доме послышались торопливые шаги, потом голос фон Рихтера и Софи, уже не обращая внимание на незнакомца, проскольнулас внутрь. Судя по выражению лица начальника, исчезновение Петера было сейчас их наименьшей проблемой.
- Что произошло? У вас такое лицо, как будто вы призрака увидели.

Или еще один труп - добавила она мысленно, но вслух не сказала.

+1


Вы здесь » Городские легенды » XX век » Master of the mill


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC