Городские легенды

Объявление

OPUS DEI
апрель 1650 года, охота на ведьм
ATRIUM MORTIS
май 1886 года, Викторианский Лондон
DRITTES REICH
1939 год, Вторая мировая война
Сюжет готов.
Идет набор персонажей.

Ждем персонажей по акции!
Игра уже началась.

Ждем британских шпионов в Берлине и немецких в Лондоне, а так же простых жителей обоих столиц и захваченной Польши.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городские легенды » XX век » Primum non nocere


Primum non nocere

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.pinimg.com/originals/2e/28/b9/2e28b940b015e8b9e02ae05463fe0217.jpg
Дата: 27 ноября 1939 года
Место: St Bartholomew's Hospital - London
Участники: (NPC), Миранда Дефонтен

Primum non nocere
Будьте осторожны не только на торфяных болотах, но и общаясь с людьми, имеющими непосредственный доступ в приснопамятную "комнату 39"

Отредактировано Миранда Дефонтен (2018-04-15 21:40:35)

0

2

К началу войны британская авиация оставляла желать лучшего. Бомбардировщиков было около пяти сотен, в основном устаревших. Жители Лондона отправляли детей и жен подальше от города, боясь бомбежек люфтваффе. Но лондонцы все чаще слышали над головой гул самолетных двигателей, значит, Королевские ВВС все же не сидели без дела.
В Госпитале Святого Варфоломея лежал человек, про которого ходили всевозможные слухи. Он был почти весь забинтован из-за ожогов.
Говорили, что он прилетел из самой Германии, а он сам, подбитый, добрался до Лондона, приземлившись на Кингс Роуд.
Другие называли эту версию событий полнейшей глупостью, которую придумали медсестры, а мужчину просто перевели из Кентербери. Но что бы ни говорили, все считали этого пациента летчиком, который чудом спасся из горящего самолета.
Сам мужчина о себе ничего не рассказывал, представившись как Джон Смит. Он вообще предпочитал отмалчиваться и разговоры обычно не вел, только посматривал на окружающих одним глазом ярко-голубого цвета (на второй наложена повязка).
- Можно мне воды? – еле слышно произнес мужчина хрипловатым шепотом, но, поняв, что его никто не слышит, постарался повысить голос, - Кто-нибудь? Можно мне воды?
Он лежал в углу общей палаты, в которой у стен стояли, казалось, бесконечное число коек.
- Эй, сестра! – пациент, лежавший неподалеку, все же услышал его и решил помочь.
- Можно воды? – еще раз спросил мистер Смит тихим хрипловатым голосом. Его губы совсем пересохли, какое-то время мужчина ничего не ел и не пил, отказываясь даже от бульона.
[icon]http://sd.uploads.ru/8k4ZY.jpg[/icon]

+1

3

В госпитале висел стойкий запах жидкости Милтона - от нее у Миранды невыносимо слезились глаза и краснела кожа на руках. Но жаловаться, в общем-то, пока было больше не на что. Раненых в первые месяцы войны было немного, часть коек и вовсе оставались пустыми, "тяжелых" всего пятеро, так что не сказать, что медсестры сбивались с ног.
Так что на зов она откликнулась первой - кивнув Лиззи, белокурой медсестре, чтобы та занялась полковником Рорком, занудой и брюзгой. Когда Лиззи открывала рот, на второй или третьей минуте разговора становилось ясно, что через ее кокни продраться практически невозможно, но ее выдающиеся формы привлекали взгляды всех пациентов - от безусых новобранцев, до седовласых вояк, так что ее обычно ставили на дежурство у самых вредных типов, чтобы те хоть немного, но смягчились.

Стакан ко рту Смита она поднесла с плохо скрываемым облегчением. Куда больше, чем сплетни о нем, о его настоящем имени, части, миссии и прочем, что не уставали обсуждать сестры, Миранду всерьез волновало, что летчик вознамерился отправиться к праотцам в ее смену.
- Вам лучше? Можно объявлять пятиминутную готовность к смене повязок? - она старалась шутить, но глаза оставались серьезными. И для ожоговых больных, и для сестер хуже процедуры придумать было сложно. И не только из-за чертова запаха жидкости Милтона, сукровицы и гноя, а в том, что дозы морфия, которые требовались при этом, могли свалить с ног даже быка. И заниматься этим в одиночку, без старшей сестры, Миранде все еще было страшновато.

Отредактировано Миранда Дефонтен (2018-04-21 12:14:09)

+1

4

Смит пил маленькими глотками из-за слабости и бинтов, но с такой жадностью, будто воды ему не давали много дней.
- Спасибо, - выдохнул он, произнося слова благодарности тихим шепотом. Мужчина вновь откинулся на подушку, прикрыв свой единственный глаз и, казалось, снова провалился в сон, но вскоре посмотрел на медсестру.
Он то ли откашлялся, то ли попытался рассмеяться этой шутке – глухие короткие хрипы вырвались из гортани.
- Если это действительно необходимо… - с явным безразличием произнес летчик, отведя взгляд и глядя куда-то в потолок.
Последние несколько дней перед его глазами только и был этот тошнотворно-белый потолок, и в голову приходила одна-единственная ассоциация с саваном, накрывающим сверху. Казалось, эта белая ткань вот-вот опустится и укутает его.
Конечно, еще пару недель назад подобные мысли никогда бы не пришли в голову мужчины, но с тех пор, как он оказался здесь, ощущение близкой смерти не отпускало.
Впрочем, в печальном взгляде все еще можно было разглядеть твердость, которая когда-то была присуща летчику, и никакого страха, несмотря на то, что Смит отлично знал – он должен будет умереть здесь.
- Я ведь скоро умру, - тут же подтвердил свои мысли словами Смит, - Не стоит слишком со мной возиться, - он попытался улыбнуться краешком губ. Правая щека, как и правый глаз оставались нетронутыми ожогом, кожа лишь немного повредилась, но эти незначительные травмы и в сравнение не шли с теми, что прятались под бинтами.
[icon]http://sd.uploads.ru/8k4ZY.jpg[/icon]

Отредактировано Тень (2018-05-04 18:27:52)

0

5

- Глупости. - вот что было уже привычно Миранде, так это врать с уверенным видом, вкалывая очередную, небольшую дозу морфия. - Вы еще меня крестины своих детишек пригласите, мистер Смит. Кстати, о крестинах. Есть ли кто-то, кому надо сообщить, что вы здесь? Кто-то близкий?

"Кто-то, кому надо будет сообщить в вашей возможной кончине", безусловно, звучало бы убедительней и уместнее. Когда-то Миранда верила в спасительную, исцеляющую силу любви, но теперь уже нет. Зато она точно знала, что ждать в неизвестности - намного страшнее, чем получать дурные вести, и кем бы ни оказался этот израненый человек на койке - летчиком, пехотинцем, моряком или почтальоном, у него должен был кто-то кто ждет. Невеста, жена, мать, или хотя бы друзья. Неважно.

В любом случае, другой возможности выяснить у этого самого "Смита" есть ли у него родные и близкие, могло и не представиться. Он действительно мог в любой день умереть, или впасть в забытье, и потом уже умереть, а там... Кто знает, опознают ли его потом, с его-то ожогами. Сохранились ли при нем хоть какие-то документы? Что-то подсказывало Миранде, что вряд ли - сплетен бы тогда ходило куда меньше.

- Почтовое отделение прямо через дорогу, так что смело можете использовать меня как курьера. - Миранда продолжала болтать, приподнимая раненого, размачивая заскорузлые бинты на руках и груди и радуясь про себя, что уже почти не морщится от ударившего в нос запаха гноя. - Кивните, если понимаете, о чем я говорю. Еще морфия?

Ей сложно было даже вообразить, насколько жуткую боль испытывает этот высокий и почти наверняка когда-то очень сильный человек. Но любая пытка рано или поздно заканчивается, все заканчивается. Миранда наложила последний слой чистой ткани и вытерла руки, стараясь держаться вполоборота. Если Смит и видел что-то сейчас уцелевшим глазом, лучше ему было не смотреть на ее дрожащие, перемазанные в сукровице пальцы.

Отредактировано Миранда Дефонтен (2018-05-12 10:02:25)

+1

6

[indent] - Вы настолько оптимистичны? – впрочем, вопрос прозвучал так, что не требовал ответа и, главное, было ясно, что мужчина, лежащий в бинтах на кровати, так не думает и не воспринял слова медсестры всерьез. Наверное, давать пациентом надежду – одна из негласных обязанностей медсестер. Вот только в данном случае усилия тщетны.
[indent] Смит было махнул головой в знак того, что сообщать о его состоянии некому, но задумался. Правда, его мысли, и так то и дело стискиваемые болзененными ощущениями, теперь еще больше путались, он крепко сжал зубы, силясь не издавать ни звука, но хриплые стоны все равно срывались.
[indent] - Да… пожалуйста, - проговорил мужчина, соглашаясь на морфий. Сейчас это было единственное, что могло облегчить страдания. Только облегчить, а не избавить полностью, даже морфий не справлялся с этой жуткой болью, и Смит уже задумался о том, а не попросить ли ввести ему такую дозу, чтобы окончить наконец-то муки. Он лежал в больнице уже далеко не один день, и за это время его никто не навещал и никто не интересовался им, кроме любопытных медсетер и майора ВВС, приходившего в попытке опознать раненного, когда тот еще не пришел в сознание. 
[indent] - Вы очень добры, - заметил мужчина, заговорив вновь, когда острая боль улеглась и остлось лишь привычное ощущение «гудения», это когда все равно болит, но терпеть уже можно, - И простите… Что вам приходится это делать, - он заметил, как показалось, некоторое замешательство, поэтому не мог промолчать.
[indent] - Знаете… - Смит облизал вновь начавшие пересыхать губы, его дыхание становилось тяжелее, так что между словами приходилось делать большие паузы, - Если вы не против… там, в тумбе…
Мужчина повернул единственный глаз на прикроватную тумбочку, на верхний ящик.
[indent] - Оно должно быть… там… - Он говорил о довольно плотном конверте, некогда белая бумага теперь была грязной и мятой, но конверт все так же оставался цел. Неровным почерком карандашом на нем был написан только адрес, без указания имени. Смит надеялся, что после его смерти, кто-то перешлет конверт в указанное место, но слишком уж опасно было просто надеяться.
[icon]http://sd.uploads.ru/8k4ZY.jpg[/icon]

Отредактировано Тень (2018-05-16 15:42:04)

0


Вы здесь » Городские легенды » XX век » Primum non nocere


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC