Городские легенды

Объявление

OPUS DEI
апрель 1650 года, охота на ведьм
ATRIUM MORTIS
май 1886 года, Викторианский Лондон
DRITTES REICH
1939 год, Вторая мировая война
Сюжет готов.
Идет набор персонажей.

Ждем персонажей по акции!
Игра уже началась.

Ждем британских шпионов в Берлине и немецких в Лондоне, а так же простых жителей обоих столиц и захваченной Польши.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городские легенды » XX век » "Игра Альбиноса"


"Игра Альбиноса"

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s3.uploads.ru/t/ycLQu.jpg

Место: Берлин, 25 ноября 1939 года.
Участники: Ричард Вудроу, Марта Аккерманн

Описание: По наводке своей службы Ричард Вудроу должен найти в Берлине Марту Аккерманн и по возможности установить с ней контакт, не раскрывая пока истинных целей.

Отредактировано Ричард Вудроу (2018-03-25 22:30:46)

0

2

Очень непросто отыскать в многосотенной толпе одного-единственного нужного человека, тем более, если вся масса в бесконечном движении. Вудроу уже больше часа блуждал среди собравшихся на набережной, вглядываясь в лица, но пока никого похожего на Марту Аккерман не заметил. Впрочем, ее могло здесь не быть вовсе. По имеющимся сведениям означенная фройляйн страстно любила парусный спорт, и сегодняшнее мероприятие не могло не вызвать ее интерес, только никто не отменял причин, по которым именно сегодня девушке что-то помешало прийти. Например, срочная работа, свидание, нездоровье. Но Вудроу продолжал упорно разглядывать всех женщин подходящего возраста, то и дело приподнимая шляпу и извиняясь, чтобы его слишком явный интерес не показался подозрительным, а сам он не был принят за охотника до известных развлечений.
Берлинский яхт-клуб в рамках товарищеской встречи решил устроить что-то вроде чемпионата, пригласив для участия спортсменов из Дании, Голландии и Норвегии и темные воды Шпрее заполнили суда всех мастей и расцветок. В последнее время берлинцы не часто имели возможность поприсутствовать на празднике, лишенном обязательного пропагандистского толка и потому пришли целыми семьями, с нескрываемой радостью заполонив набережную реки.
Вудроу не исключал, практически был уверен, что среди зрителей шныряют агенты Гестапо, как всегда зоркие, подозрительные, беспощадные. Ведь каждому сотруднику специальных ведомств было известно, что массовое скопление народа - отличная возможность для шпионской деятельности: можно под шумок обменяться сведениями, коротко переговорить, передать записку. Наметанным глазом, Вудроу уже заметил двух-трех человек, которые совершенно не следили за гонкой спортсменов, ловко управляющихся с парусами, зато тут же возникали за спинами людей, собравшихся стихийно или намеренно небольшими группами. При всей неприязненности к нацистам, Ричард не мог не отдать должное их профессионализму - действовали они четко и практически незаметно.
А Марты Аккерманн нигде не было. Никто не вменил бы Вудроу в вину, если бы он ушел, так и не встретив девушку, потому что никогда и ничего не шло так, как запланировано, но он признал бы неуспех только убедившись, что честно отработал и не упустил ни одной возможности.
Погода стояла ветреная, накрапывал дождь, а с реки летели холодные брызги, заставляя его кутать шею в теплый шарф. Он чувствовал, что ноги тоже замерзают и решил согреться стаканчиком горячего кофе. Немного в стороне от бушующей толпы зрителей выстроились в ряд передвижные тележки, где продавали горячие напитки и пирожки. Возле них, как у лотков мороженщиков знойным летом, уже змеились очереди. Выбрав ту, где людей казалось поменьше, Вудроу стал выбираться из сборища и вдруг прямо рядом с собой увидел девушку, удивительно похожую на Марту Аккерманн. Абсолютного сходства не было, но если сделать поправку на разницу между фотографическим снимком шестимесячной давности и другой одеждой, то это была без сомнения она.
- Замечательно идет, - как бы ненароком заметил Ричард, с мягкой улыбкой обращая свои слова девушке, которая увлеченно наблюдала за яхтсменами. - Вон тот парень, что вырвался вперед, - пояснил он, имея ввиду лидера гонки.

Отредактировано Ричард Вудроу (2018-03-26 19:54:52)

0

3

- Вперед, Фогель!
- "Синий", не отставай!
- Разворачивай! Разворачивай шкот!!... Эх, растяпа...
Крики болельщиков оглушали Марту. От красно-черных флажков со свастикой и разноцветных вымпелов рябило в глазах. Всюду размахивали руками и приплясывали от возбуждения, толкали ее то в бок, то в спину. Но девушка сама с не меньшим воодушевлением наблюдала гонку парусных лодок, хоть представители берлинского клуба пока были в явных аутсайдерах.   
Этой субботы Марта ждала две недели. Она очень переживала, что выходной могут отменить, как случалось уже не раз, ведь в последнее время на службе настали горячие деньки, работы заметно прибавилось. После 1 сентября начальство ввело дежурства для всех подразделений ведомства и стенографисткам приходилось присутствовать на внеочередных заседаниях даже по субботам и воскресеньям.
К счастью, в день открытия регаты она оказалась свободна.
Одевшись потеплее, Марта пришла на набережную задолго до того, как там собралась основная масса зрителей. Одна из немногочисленных счастливиц, ей удалось заняв место в первых рядах и теперь отлично видела приготовление участников к старту и большую часть акватории, предназначенной для гонок.
Она болела за Йозефа Фогеля. Капитан-артиллерист недавно женился на одной из подруг Марты и она даже была подружкой невесты на их свадьбе. Сама новоиспеченная фрау Фогель некстати простудилась и не пришла поддержать своего супруга, но взяла с  Марты слово, что та будет "болеть" за Йозефа за них обеих.
И вот Фогель фатально отставал. Он позволил обогнать себя датчанину, двум товарища по собственному клубу, а в лидеры уверенно вышел норвежец. Ловкий парень так мастерски управлялся с яхтой, будто под ним были не бурные ноябрьские воды свободолюбивой Шпрее, а тихий залив Средиземного моря.
"— Замечательно идет тот парень, что вырвался вперед".
Марта обернулась на голос. Рядом с ней стоял и вежливо улыбался незнакомый мужчина.
Знакомиться на улице - признак дурных манер, но спортивное мероприятие, когда все незнакомцы объединены одними интересами и где царит дух всеобщего товарищества, позволяло на время отбросить принятые условности.
- Замечательно. - Марта вернула мужчине любезную улыбку. - У его судна отличная маневренность. Видите, как он обходит волну, не теряя при этом скорости? К сожалению, наши спортсмены пока любуются только кормой норвежца.
Кажется, правила вежливости были соблюдены и Марта вернулась к наблюдению за борьбой участников соревнования, которая явно подходила к концу. Немцы проигрывали гонку.

0

4

Вудроу смотрел на суденышко, которое только что похвалила девушка. В отличии от нее, Ричард мало смыслил в тонкостях парусного флота, а если уж говорить на чистоту, то вообще ничего не понимал, но старательно делал вид, что согласен с собеседницей.
- Вы правы, фройляйн, яхта очень остойчива. Но отдадим должное и мастерству рулевого, без его опыта успех был бы невозможен, разве нет?
Досконально изучив всю биографию Марты Аккерманн, ни его служба, ни он сам ничего не знали об особенностях ее характера, а ведь, если его миссия удастся, им предстоит вместе работать. И кто угадает как поведет себя девушка в сложной ситуации, когда ей придется сделать выбор между долгом и справедливостью. Пока достоверно было известно только одно, два года назад она относилась к нацистскому режиму с неприязнью, но время идет и какие чувства Марта испытывает к фашизму сейчас оставалось главной загадкой.
Тем временем норвежец пересек финишную ленточку с большим отрывом от преследователей. Толпа издала огорченный выдох, кто-то громко освистал иностранца, другие пытались подбодрить проигравших соплеменников.
Вокруг Вудроу и девушки закружились ручейки зрителей, покидающих трибуну. Чтобы не показаться навязчивым, Ричард учтиво коснулся пальцами шляпы:
- Позвольте выразить Вам искреннее огорчение поражением вашей команды, но от нашего разговора я получил большое удовольствие. Всего хорошего, фройляйн. Доброго дня.
Послав напоследок еще одну улыбку, Вудроу влился в людской поток и вместе со всеми его понесло к выходу. Однако, как только предоставилась возможность, он отмежевался от толпы и, спрятавшись за очередью к лотку по продаже кофе, принялся следить за Мартой Аккерманн.

Отредактировано Ричард Вудроу (2018-03-27 22:37:49)

0

5

Не зная, что стала объектом слежки, Марта вскоре забыла думать о случайном собеседнике. Выбравшись из толчеи, она направилась к месту куда собирались участники закончившие регату. Здесь тоже царило оживление и хотя берлинцы не могли похвастаться результатом, они радовались возможности выйти на воду, показать себя, проверить свою подготовку и опробовать плавательное средство.
Йозефа Фогеля Марта нашла среди его товарищей по клубу. Парень нисколько не был огорчен проигрышем, напротив, шутил, рассказывая как едва не опрокинулся за борт, сражаясь со шкотом, поздравлял коллегу из Норвегии и уверял того, что в следующий раз обязательно его обставит по всей форме. Марта даже предоставили честь разбить руки спорщиков.
Йозеф пригласил девушку в гости, мол, жена будет рада ее видеть, но, понимая, что парень устал и наверняка захочет отдохнуть, вежливо отказалась.
К тому времени как она засобиралась домой, на набережной почти не осталось народа. Лишь кое-кто из особо стойких продолжал смотреть на тяжело катившую свои волны реку, наверное, представляя себя лихим капитаном норовистого парусника, как тот норвежец.
Сейчас Марта снимала квартиру в районе Шёнеберга и чтобы добраться до дома ей нужно было либо доехать на метро до станции пересадки в центре города, а оттуда по прямой до Александрплатц, либо вдоволь поколесить на трамвае через весь Берлин. Немного подумав, она решила, что на метро дорога выйдет короче и быстрым шагом направилась к станции подземки.
На полпути ее застал начавшийся снегопад. Крупные хлопья вмиг превратили улицы города в сказочную страну, словно сошедшую с рождественской открытки. Пряча лицо в меховую горжетку, Марта подумала, что для полноты картинки не хватает только оленьей упряжки с румяным Санта Клаусом в санях.

Отредактировано Марта Аккерманн (2018-04-03 11:53:34)

0

6

Переполненный пассажирами вагон подземки, скрывал Вудроу, позволяя ему следить за девушкой. Из полученных в центре сведений Ричард знал, что Марта снимает жилье на юго-западе Берлина и судя по всему, именно туда она сейчас и ехала, поскольку пересела на ветку, ведущую к Шёненбургу. В конце пути она действительно вышла на станции Александрплатц, а там направилась к остановке трамвая.
Опасаясь, что его преследование может быть обнаружено, Вудроу решил на свой страх и риск совершить обходной маневр.
Для этого он запрыгнул в трамвай, идущий в обратную сторону, проехав одну остановку, вышел из него и уже затем сел на нужный маршрут.
Он видел Марту, поднимающуюся в трамвай с передней площадки, видел как она оплачивала проезд у кондуктора и теперь пробиралась как раз к тому месту, где стоял, держась за поручень Ричард.
Изобразив на лице неподдельное удивление, он произнес:
- Вот так сюрприз! Не ожидал вас снова встретить. Оказывается, нам с вами по пути. А погодка-то как разыгралась, прямо зима.
Улыбка опять тронула его губы:
- Вы сейчас похожи на заснеженную елочку.
Меховая горжетка и шляпка девушки и впрямь были покрыты густым слоем снежинок, которые не таяли в промерзшем насквозь салоне трамвая.

0

7

В хорошую погоду берлинцы предпочитали пройти две-три остановки пешком, по пути заглядывая в магазин или в бар, но сегодняшняя,  не на шутку разыгравшаяся метель, заставила людей предпочесть общественный транспорт пешей прогулке, так что пассажиров в трамвай набилось предостаточною. То и дело извиняясь, Марта пробиралась вглубь салона пока не остановилась прямо напротив знакомого лица. Мужчина заметил ее еще раньше и, судя по восклицанию, был рад новой встрече. Нельзя сказать, что Марте так уж хотелось поддержать разговор, но и не ответить было бы с ее стороны невежливо, поэтому она, осторожно отряхивая рукой снег с меховой горжетки, отозвалась вполне дружески:
- Мы сейчас все немножко похожи на тортики, присыпанные сахарной пудрой. У вас, между прочим, тоже снег забился в поля шляпы.
Непогода за окном все усиливалась. Трамвай уже не ехал, а скорее, полз со скоростью улитки. Водитель бесконечно тренькал звонком, предупреждая пешеходов об опасности. В конце концов, видимость настолько упала, что трамвай замер посреди путей и пассажиров предупредили, что дальше он не пойдет. Желающие могли переждать возобновление движения в салоне или выйти.
Марта глянула в окно, где за белой завесой невозможно было ничего различить. Немного подумав, она решила выйти - кажется, сейчас они были на Альберт штрассе, а здесь прямо возле ближайшей остановки, до которой они чуть-чуть не доехали, было очень милое и уютное кафе, где можно было переждать непогоду.
- Если не возражаете, можно заглянуть в "Сисси". Там подают отличный яблочный штрудель и замечательный кофе, - предложила Марта, посчитав, что если уж они оказались невольными заложниками непогоды, то не будет большой беды если она выступит инициатором продолжения знакомства. Тем более, что мужчина, судя по акценту, кажется, приезжий.

0

8

Ричард приехал в Берлин чуть больше месяца назад. Он каждый день подолгу гулял по германской столице, стараясь как можно лучше с ней познакомится и, несмотря на обилие фашистских флагов, уродующих лицо древнего города, был очарован широкими современными проспектами, соседствующими с тихими патриархальными улочками, заходил в проходные дворы, через которые можно было из одного жилого массива самым непредсказуемым образом сразу очутиться в атмосфере совершенно другого микрорайона: претенциозный урбанизм высотных зданий вдруг сменялся старыми постройками в почти сельском стиле и где люди внешне жили, будто не затронутые новым порядком: копались в маленьких палисадниках, красили заборчики в ярко-игрушечные цвета, поливали дорожки, а прохожих провожали долгими настороженными взглядами.
Вудроу поселился в отеле "Август", неподалеку от дома Марты Аккерманн, завтракал в ресторане гостиницы, для ужина выбирал то одно, то другое кафе на близлежащих улочках. Упомянутое девушкой заведение "Сисси" ему было незнакомо.
Они вышли из трамвая, быстро, почти бегом, пересекли завьюженную улицу и нырнули в тепло и свет кафе-кондитерской, сразу оказавшись окутанными запахом кофейных зерен и выпечки.
Молодой кельнер в черном халате и белоснежном переднике проводил их к столику вглубине зала и убежал обслуживать ранее пришедших клиентов.
- По-моему, здесь очень мило, - заметил Ричард, помогая девушке снять пальто, а затем освобождаясь от верхней одежды сам. - Как вы сказали, здесь отличный штрудель? Честно говоря, я бы не отказался от куска хорошей домашней колбасы с капустой - голоден, как зверь, а вы?

Отредактировано Ричард Вудроу (2018-04-21 15:09:44)

0

9

Как приятно было оказаться внутри спокойного, по-домашнему уютного кафе, стены которого надежно защищали от непогоды. Посетителей было немного, в выходной день люди отдыхали дома вместе со своими семьями, а сюда сейчас заглянули такие же бедолаги, застигнутые снегопадом, как Марта и ее спутник.
Снимая пальто, девушка снова отметила странный акцент мужчины. Он говорил на правильном немецком, на хох-дойче, принятом у высокообразованных людей, читающих немецкую классику, но в нем было заметно чуть более мягкое произношение некоторых звуков. Так говорят британцы или жители юга континента. Только в отличии от итальянцев или испанцев, которые, словно обкатывают на языке гласные, мужчина говорил "а" и "о" абсолютно по-немецки. Интеллигентность нового знакомого проявлялась не только в том, как он говорил, этот человек явно был хорошо воспитан, возможно, происходил из того же социального класса, что и Марта и это ей нравилось. А вот связь с иностранцем, особенно с англичанином, чья страна недавно объявила войну ее родине, могли принести немало проблем. Если не соблюдать осторожность, гестапо тут же заинтересуется их знакомством, вызовут в отделение полиции, станут допрашивать, прикажут прервать контакты и это в лучшем случае. О худшнем думать не хотелось.
Она уже пожалела, что приняла приглашение мужчины, хотя пока в нем не было ничего криминального, однако в таких случаясь самым оптимальным было сразу свести все к "здравствуйте-до свидания". Марта присела за столик, дождалась пока мужчина займет свое место и осторожно отозвалась:
- Я выпью только кофе.
Потом ей пришло в голову, что кельнер обязательно обратит внимание на акцент ее спутника и, хватаясь за соломинку, предложила:
- Возможно, вам трудно изъясняться на чужом языке, позвольте я сделаю заказ.
По виду мужчина - настоящий немец и если он не откроет рот, то никто ничего не заметит, а потом они выйдут отсюда и Марта никогда его больше не увидит. Вдруг повезет?

Отредактировано Марта Аккерманн (Сегодня 14:43:33)

0


Вы здесь » Городские легенды » XX век » "Игра Альбиноса"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC