Городские легенды

Объявление

OPUS DEI
апрель 1650 года, охота на ведьм
ATRIUM MORTIS
май 1886 года, Викторианский Лондон
DRITTES REICH
1939 год, Вторая мировая война
Сюжет готов.
Идет набор персонажей.

Ждем персонажей по акции!
Игра уже началась.

Ждем британских шпионов в Берлине и немецких в Лондоне, а так же простых жителей обоих столиц и захваченной Польши.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городские легенды » Хранилище » Гиблый туман. часть I. Епископский посол


Гиблый туман. часть I. Епископский посол

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://sa.uploads.ru/t/S5XcT.jpg
май 1680 года
Деревня Блэкени
Участники:
коадьютор Его Преосвященства Норфолкского отец Уильям, среднего роста худощавый мужчина лет 35-ти с темными волосами, зачесанными на правую сторону, голубоглазый. Тонкие ухоженные руки с длинными пальцами. Одет в черный дорожный плащ, глубокий капюшон закрывает лицо, под ним черная сутана. Ноги в сапогах.;
повитуха-травница Ева, невысокая коренастая женщина лет 32. Карие глаза, русые волосы до лопаток. Одета в простое шерстяное платье, явно не новое но выглядящее опрятно. На плечах теплая цветастая шаль;
местный охотник-проводник Кестер Баррой; Крепкий сбитый мужчина, несмотря на хромоту— двигается аккуратно, тихо, ловко. Очень стёртые жилистые руки, изъеденное морщинами лицо, частая седина. Кестер на хорошем счету в деревне, поскольку спасал ни раз в особо голодные зимы притаскивая дичь,
или выводил заплутавших сельских. Лучше прочих знает окружающую местность.
47 лет, охотник, лесник, коновал
НПС (староста деревни, солдаты и другие вспомогательные персонажи)

Порядок ходов тот же, что и перечисленные роли.

Гиблый туман.
На восточном краю Англии в графстве Норфолк лежит маленькая заброшенная деревенька Блэкени. Она окружена чахлыми лесками, которым трудно расти в затопленных почвах болот, образованных близостью Северного моря, но жители деревни научились использовать небольшие участки сухой земли, выращивая на своих огородах овощи и фрукты, которые славятся размерами и вкусом на ярмарках по всему графству.
Здесь часто идут дожди и с прибрежной полосы дуют сильные ветры, но самые большие неприятности людям доставляет туман, густой, плотный, окутывающий все вокруг и не рассеивающийся по нескольку дней. Однако с недавних пор у него появилась пугающая странность: некоторых попавших в туман больше никто и никогда не видел, а иные, вернувшись, начисто теряли память.
Испуганные люди заговорили о дьявольщине. Слухи дошли до епископа Норфолкского, который, чтобы разобраться отправил в Блэкени отряд солдат во главе со своим эмиссаром.

Отредактировано Ричард Вудроу (2018-03-12 12:04:29)

0

2

[nick]Уильям[/nick][status]коадьютор[/status][icon]http://sd.uploads.ru/t/hMjpY.jpg[/icon]

Всю дорогу от самого Норфолка отец Уильям вынужден был слушать болтовню своих попутчиков трех солдат личной епископской гвардии. Сначала их обсуждение носило характер шуточек с прибауточками, веселых подначек и розыгрышей, над которыми они хохотали во весь голос, но по мере того как надежные стены столицы графства оставались позади, а округа превращалась в места малолюдные, подчас совсем необитаемые, веселье сменилось угрюмым обменом скупых фраз и голоса невольно начали понижаться. Теперь солдаты теснее жались друг к другу и к своему, безмолвно ехавшему во главе отряда, начальнику.
Добротно сложенные из камня дома уступили место просторным полям, возделанным трудолюбивыми руками крестьян, после пошло бедное жилье селян, скрашивающие своими заросшими мхом крышами унылого вида пустоши да изредка из-за холмов доносился жалобный звон колокольчиков - это паслось стадо какого-нибудь местного помещика под зорким приглядом мальчонки-пастушка.
По мере приближения к Блэкени места стали и вовсе дикие. Суровый ветер безжалостно трепал полы одежды четырех всадников, то и дело срывал капюшон с головы отца Уильяма, затруднял ходкую рысцу коней. Пришлось перейти на шаг, тем более, что почва под ногами стала мягкой и влажной, как дырявое одеяло.
Последнюю ночь отряд провел ночь под кровом небольшого монастыря и приор настоятельно советовал им ни при каких обстоятельствах не сходить с дороги, иначе можно попасть в болото и там погибнуть. Так что теперь отец Уильям и его спутники ехали плотной группой по разбитой тележной колее, то и дело понукая лошадей, ноги которых вязли в грязи по самые бабки.
- Глядите, Ваше преподобие, дымок впереди! - Воскликнул один из солдат, указывая рукой в перчатке за невысокие придорожные кустики. - Кажись, доехали. Блэкени. 
- Слава тебе, Господи, - отозвался другой и в его голосе явственно послышалось облегчение.
Они как могли прибавили ходу и совершенно неожиданно, прямо за очередной порослью чахлого кустарника, дорога выскочила на открытое пространство. Ярдах в двустах перед собой Уильям увидел группку приземистых строений. Широкая тропа, по которой они ехали все это время, убегала вперед, образовывая главную улицу деревеньки.
Цокот копыт всполохнул деревенских собак. Волна неистового лая взлетела над Бдэкени, будто дым от пожарища и, заполонив округу, вызвала сердитый грай в переполошенных вороньих гнездах. В оконцах замелькали встревоженные лица, кто посмелее выходил на крыльцо, а самые отважные даже осмелились подойти к калиткам.
Отец Уильям, не снимая капюшона, уверенно правил к центру деревни. Его спутники следовали за ним, как верные псы, по первому слову готовые бросится на любого.
Оставив позади пяток домишек, коадьютор остановил сытого вороного и не торопясь осмотрелся. Почти за каждым плетнем застыли настороженные фигуры сельчан.
- Моррисон, - раздался тихий голос из-под плотной ткани башлыка. - Спроси, кто здесь староста.
Плечистый солдат приподнялся на стременах и зычно крикнул:
- Где староста деревни?
Разноголосица дворовых псов соперничала с кудахтаньем кур и натужным мычанием одинокой коровы.

Отредактировано Ричард Вудроу (2018-03-07 07:56:43)

+2

3

[nick]Ева[/nick][icon]http://s8.uploads.ru/W9MJV.png[/icon][sign]я облегчу твои страданья
я из грибов кореньев трав
сейчас сварю тебе волшебный
отрав[/sign][info]<br> Ева Уокер, 32 года.
Повитуха-травница. Вдова.
<br> [/info][status]Мавка[/status] При виде Евы в деревне шептали разное. Жена местного торговца только шипела, что приехавшая пятнадцать лет назад чужачка здесь не очень то и нужна. Многие бабы шикали на нее, а то ведь как же! Как языком молоть все горазды, а как нападет хворь или разродиться не может скотина иль девушка - за Евой посылают. Кто-то шептал, что деревенские мужики к ней не только за травами бегают. Иные вели пересуды о том, что муж у женщины уж лет как семь назад помер, а сыну только в этом году шесть стукнуло. Гадали от кого нагуляла, да никак разгадать не могли. Местный выпивоха божился, что видел как девушка на болотах танцевала голышом, да только где-ж ему вера? Иные косились на крупного пса, что жил у Евы за забором. Дом женщины стоял на отшибе деревушки, практически у самых болот. Дети шептали за глаза, что она ведьма и ест непослушных ребятишек, а старцы поминали, как ее муж рассорился со своим отцом и переехал жить подальше ото всех. Но что бы не шептали про Еву, обижать ее лишний раз не хотели. Норов у дамы был ого-го, да и с хворями справится помогала. Был очень показательный случай, как одному мужику отказала в помощи оттого, что обидел ее. Выздоровел тогда он, но пока не пришел и в колени не упал, извиняясь, к жене его не пошла помогать с родами. Противоречивой была личность травницы. Иные говорили, что женщина добрейшей души, вот только одинока и совсем на своем отшибе одичала. Бываешь послушаешь и диву даешься - словно о разных людях речь ведут.
Сегодня же столь противоречивая личность “гостила” в доме у местного плотника. Дите его заболело и который день в горячке металось. Вышла она из дому как раз к той минуте, когда неожиданные гости стали кликать старосту. Ева остановилась во дворе и замерев стала рассматривать приезжих. Городские, людям всегда видно откуда они. Вот только зачем в забытую богом глушь приехали они? Женщина прижала поближе себе корзинку с разнотравьем. Не просто так гости пришли, как бы не принесли какую беду. Поправив на плечах шаль, женщина неспешно пошла к другому дому. В этом доме жила Мэри, подруга Евы и главная сплетница. Уж кто если и знает так она.  Вот только по пути, так некстати, споткнулась и выронила корзину. По земле разлетелись травы и коренья. Ева тихо выругалась на себя за неосторожность и быстро стала собирать свой нехитрый скарб.

При себе

При себе корзина с травами, кореньями, краюха хлеба и несколько кусков ткани. 

Отредактировано Виолетта Гэйнс (2018-03-12 11:28:39)

+1

4

Кестер, чей дом стоял у самой дороги, смотрел вслед чужим лошадям хмуро и напряжённо. Есть несколько известных деревенских истин, первая из них - хорошо одетые чужаки не к добру. У всех приезжих лошади свежие, камзолы военные, треуголки и потёртые дорогой, но не временем, плащи. На плечах пары из них охотник увидел мушкеты со штыками, на поясах сабли.
Ищут преступника? Коли бы так. Охотник украдкой сплюнул на дорогу прошедшей процессии и двинулся за ней, едва заметно хромая на левую ногу. Как и опасался Баррой, чужаки не искали воды, чужой хибары или вдовей девки на ночь. Плечистый солдат приподнялся на стременах и зычно крикнул:
— Где староста деревни?
Селяне недоверчиво переговаривались и переглядывались. Кестер дохромал до Евы, собиравшей рассыпаную по земле траву и с вздохом наклонился, быстро бросив ей в корзину травы посвежее, а на остальные махнув рукой:
- Оставь, не землю же в варево бросать будешь.
- Приболел наш староста, - тем временем за спиной местный кузнец решил говорить за деревню, - Кто будете, с какой целью прибыли?
Кестер встал и также пошёл к собиравшейся вокруг колодца толпе. Небольшая утоптанная площадка у "водопоя" заменяла деревне площадь. На ней распологались дом старосты, маленькая, на 10 человек от силы, часовенька, кузня. Блэкени был такой глухоманью, что здесь не нашлось места даже трактиру.
- Если вам на постой, то это с нами договориться можно, - в некоторой слабой надежде проговорил кузнец.
- На постой они, как же, держи карман шире, - очень тихо и мрачно сказал Кестер, рассматривая холёного мальчишку в центре конной группы. Сколько ему? Усов и тех нет, лет 19?

По персонажу

Крепкий сбитый мужчина, несмотря на хромоту- двигается аккуратно, тихо, ловко. Очень стёртые жилистые руки, изъеденное морщинами лицо, частая седина. Кестер на хорошем счету в деревне, поскольку спасал ни раз в особо голодные зимы притаскивая дичь,
или выводил заплутавших сельских. Лучше прочих знает окружающую местность.
47 лет, охотник, лесник, коновал

[nick]Кестер Баррой[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/hIA9Z.jpg[/icon][status]Старый волк[/status][info]47 лет, охотник, лесник, коновал[/info]

Отредактировано Джон Флеминг (2018-03-12 10:39:34)

+2

5

[nick]Уильям[/nick][status]коадьютор[/status][icon]http://sd.uploads.ru/t/hMjpY.jpg[/icon]Кажется, к центру деревни подтянулись все местные жители и отец Уильям, пряча лицо в тени капюшона, рассматривал их, как зверь, выбирающий добычу. Глаза затравленные, одеты кто во что горазд, о моде и слыхом не слыхивали, пришли, подчиняясь скорее страху, нежели любопытству. Правда, кое-кто смотрел на гостей прямо, как тот бородатый мужик с плечами лесоруба и даже вид вооруженных солдат не заставил его затеряться в толпу от греха подальше.
Получив ответ о старосте, который приболел и потому отсутствует, смутил Моррисона. Он не знал, как поступить и растерянно обернулся к священнику, а тот, по-прежнему сохраняя ледяное спокойствие, произнес, ни к кому конкретно не обращаясь:
- Привести!
Один из солдат тут же направил свою лошадь к мужчине, выступившему на свою беду от имени всей деревни и то ли случайно, то ли нарочно, заставил ее пройтись копытами по связкам трав, выпавших из корзины какой-то молодой бабенки. Крутые бока гнедой едва не задели женщину, а заодно и стоящего рядом с ней пожилого селянина.
- Эй, ты! - Кнут в руке был нацелен точно в грудь бородатого: - Иди вперед, показывай дом старосты. Не знаю, чем он там у вас хворает, но лучше бы ему поскорей выздороветь. У Его преподобия много достоинств, вот только ждать он не больно-то любит. Шевелись!
А отец Уильям в это время скинул с головы капюшон и все увидели выстриженную на его голове тонзуру.
- Слушайте! Меня зовут Уильям Риган, ex offiсio коадьютор епископа Норфолкского. - После секундной заминки он решил пояснить, что означают непонятные слова.  - То есть полномочный представитель Его преосвященства. Нашей матери-Церкви сейчас, как никогда нужна помощь и мы надеемся, что все вы, как богопослушные прихожане ее окажете. Соберитесь через час возле дома старосты, все от мала до велика, женщины и мужчины. И берегитесь, ибо тех, кто не придет - приведут!
Острый взгляд льдисто-голубых глаз снова пробежался по лицам селян, словно запоминая каждое и чуть дольше задержался на смуглом овале женщины в темной шали и ее спутнике. Что-то в них ему явно не понравилось, потому что следующие слова были негромко адресованы все тому же Моррисону:
- Те двое. Пустишь их ко мне самыми последними.
Моррисон, проследив за взглядом отца Уильяма, кивнул.

Отредактировано Ричард Вудроу (2018-03-12 22:23:57)

+2

6

удалить

Отредактировано Ричард Вудроу (2018-03-12 22:26:22)

0

7

С бедой приехали. По говору и манере было видно. Вон как зыркали на них словно не люди деревенские, а грязь. Городские всегда спесивы были, а сами не прожили бы в глуши и месяца, сбежали в ужасе. Ева старалась лишний раз на них глаза не поднимать, кто знает, что взбредет в голову этим мужчинам.
На помощь с травами к ней подошел старый охотник, которого Ева в шутку иногда Лешим называла. А чем не Леший? С бородищей, в лесу шастает, да порой заплутавших выводит.
- Дороти послушай, так я только землю да навоз туда кидаю - усмехнулась женщина выпрямляясь. Жаль было трав. Сейчас особо не походишь на болота - туман застанет можешь не вернуться вовсе. А у нее сын сиротой останется. Куда он пойдет? Ева вздохнула, а меж тем гости все больше подтверждали мысли, что не с добрым делом они пришли. Вели себя по-хозяйски, даже хамски. По травам проехались и чуть саму Еву не задели. Так и хотелось садануть по крупу лошадь, да посмотреть, как солдатик удержится в седле! Но женщина стерпела, потупила взгляд да отошла к колодцу чтобы в толпе затеряться.
- Помяни мое слово - тихо шепнула она Мэри - Не к добру они приехали. Мало нам тут было тумана да болот, теперь еще эти благодетели. Корми их. Пои их. Спать укладывай. - Ева хмурилась, и подруга ее тоже не рада была.
- Еще небось к бабам нашим полезут. - роптала Мэри, поглядывая то на солдат, то на их командира.
- Думаешь? От епископа же - домыслы подруги не только не нравились, но и пугали. Никто не знал из деревенских зачем прибыли сюда гости, но церемониться они не собирались явно.
- От епископа, да не святые. - женщина покачала головой.
- А ну шу! Сороки! Беду накличите - шикнул кто-то рядом. Девушки притихли. Но там и тут кто-то начинал роптать. Судя по приказам, намечалось что-то серьезное. А то на кой такая проверка? Каждый к дому старосты. Небось опрашивать будут.
- Может какого бегляка ищут? - спросила Ева у Кестера - Да только кто ж в нашу глушь в своем уме побежит? В соседнюю деревню надо. Там и народа побольше и коситься не так будут. А коль не в своем уме, так сгинет в болотах. Иль в тумане. Да и разве ловят церковники беглых? - женщина с непониманием смотрела на гостей.
- Иль ищут ведьм? - от этого предположения было не по себе. Этот туман... Неужто впрямь ведьма где-то в глубине болот?
Народ роптал, но потихоньку расходился по домам. Никто под горячую руку его преосвященства попадать не желал. Себе дороже такого человека во враги записывать.
- Пойду Тома разыщу, да соберу. Небось весь вымазался опять как поросенок. - вздохнула женщина.  Сердце ее было не спокойно и все думала она не сбежать ли в соседнюю деревню к родственникам пока тут военные. Там примут, обогреют, да накормят. Но черт знает этих церковников. Сбежишь - подумают не то, догонят и накажут. Уже и туман казался милее этих гостей.
***
У дома старосты толпились люди. Ходили слухи разного толку, но никто ничего путного не знал. Ева прижимала к себе малого мальчонку, который с любопытством и страхом смотрел на происходящее вокруг. Высокий для своего возраста, худой, светловолосый и с темными как у Евы глазами.
- Что происходит, мама? - тихо спрашивал он, смотря то на кузнеца, то на своих товарищей по играм, которых матери старались держать при себе.
- Гости приехали, сынок, - вдова поправила взлохмаченные волосы на голове мальчишки - Приветствовать нужно - она улыбнулась сыну, а у самой сердце не на месте было.
[nick]Ева[/nick][status]Мавка[/status][icon]http://s8.uploads.ru/W9MJV.png[/icon][sign]я облегчу твои страданья
я из грибов кореньев трав
сейчас сварю тебе волшебный
отрав[/sign][info]<br> Ева Уокер, 32 года.
Повитуха-травница. Вдова.
<br> [/info]

Отредактировано Виолетта Гэйнс (2018-03-13 11:37:59)

+2

8

Наглые гниды, плохо вдвойне. Баб может попрятать успеют, но арбалет на всю деревню один у него дома. Сплюнуть Кестеру захотелось уже под ноги лощёному, но высокие господа не спешили уменьшать свой рост слазя с холёных, но замученных лошадок. Ещё бы, местные болота вам не плац. Животинкам овса надо, воды, бабки от комков грязи очистить, спину от попоны проветрить...
Всё это он отметил мимоходом, когда одна из конин чуть не затоптала их с травницей, будто пьяной была она или наездник. Кестер ставил на наездника. Или вернее сказать - надеялся.
Как гладколицый мальчишка заговорил, так все плохие новости и подтвердились. Всяк нормальный знает - от представителей церкви хорошего не жди. Даже новый пастырь и тот какую-то каверзу да выдумает, покуда народ к нему не привыкнет и он к народу. Но тут причина казалось явной и от того паршивой до нельзя...
- Так он того... внятно не поговорит с вами, - кузнец пытался упираться, но не долго. За спиной люди тихо, напряжённо, испуганно, а изредка зло переглядывались и брели в сторону дома старосты. Выбора не было. Он пожал плечами и махнул рукой, бросив таки напоследок.
- С лошадей только слезьте, а то они на порог не пройдут, - Кестер украдкой улыбнулся в собственную бороду. Хороший у них кузнец, с юморком...
***
Допрашивал холёный, судя по всему, долго. Оно и понятно, пришёл в дом старосты, а там мужик лыком не вяжет, пяти слов не знает, себя не помнит. Ничего и никого не помнит, а ведь Кестер говорил ему самому не соваться...
Вот как эта беда всплыла, так церковники начали допрашивать. Время текло, вызывали по одному, реже по двое, болтали долго. Плохо что долго... Плохо, что его пока не вызвали. Голодные, не пившие, с дороги, злые как волки будут... Кестер иногда бросал взгляд на Еву, задним умом думая, что Дороти, та поди уже на неё вину поспихивала.
Мрачный, но спокойный, всё это время охотник вырезал с дерева какую-то фигурку. Своему сыну планировал белку подарить, но к вечеру Том евин раскапризничался, отдал ему. Чтобы внимания лишнего не привлекал. Итак их двоих позвали только тогда, когда солнце уже рыжее от заката было. Прищурившись на последок на закат и стряхнув со штанов опилки, Кестер вошёл в дом старосты. От прошедшего тут поочерёдного допроса было душновато.
- Кто таким будешь? Как зовут? Представься, - приказным тоном сказал один из вояк, на которого старый охотник глянул с устало и даже иронично.
- Чай всю деревню опросили, со всех наших 40 домов имена уж и выучить можно. Кестер я, местный охотник и следопыт.
За спиной он услышал что завели ещё и Еву. Тьфуй, точно Дороти наболтала лишнего, вот баба дурная.
[nick]Кестер Баррой[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/hIA9Z.jpg[/icon][status]Старый волк[/status][info]47 лет, охотник, лесник, коновал[/info]

Отредактировано Джон Флеминг (2018-03-15 15:10:12)

+2

9

[nick]Уильям[/nick][status]коадьютор[/status][icon]http://sd.uploads.ru/t/hMjpY.jpg[/icon]Отец Уильям сразу понял, что от старосты никакого толка не добьешься. Мужичок был хуже малого ребенка, хныкая, сидел на лавке перед окном, а его жена - баба с зареванным лицом - стояла рядом и только успокаивающе гладила мужа по голове.
- Безпамятный он, святой отец. Ушел три дня назад в соседню деревню, да по пути в туман энтот окаянный попался. Ждала я его, ждала, думаю: куда, мол, занесло родимого. Пошла искать и вот... Как есть безпамятный, ничегошеньки не помнит. Сидит вот и горюет, все жалится, что, мол, холодно ему, до костей мороз, мол, пробирает. А какой мороз, скажи на милость, когда весна на дворе? Худой совсем сделался муженек-то мой.
Чтобы они не мешались под ногами, коадьютор велел Моррисону спровадить старосту с женой в другую комнатенку, посчитав, что в этой ему будет удобней опрашивать деревенских. К окну подвинули единственный годный табурет с жесткой спинкой и стол, на котором он разложил бумаги, чернильницу и стакан с писчими перьями. Моррисон встал к дверям, чтобы удобней было вводить и провожать мужиков и баб, а двое других солдат расположились на крыльце. Они присматривали за очередью и одновременно следили, чтобы под шумок никто не сбежал.
Пока длился допрос отец Уильям внимательно приглядывался к людям, выслушивал их рассказы, отметая, как шелуху сплетни и жалобы, но аккуратно записывая каждое слово, в котором упоминался образ жизни некоторых сельчан, особенно если одно и то же повторяли сразу несколько. Таким образом к моменту когда дошла очередь до тех двоих, что вызвали его подозрения еще у колодца, отец Уильям уже знал их имена, подробности из судеб и индивидуальности характеров.
Охотника Моррисон впустил первым и, не дав тому осмотреться, сразу набросился с вопросами. Риган молча рассматривал крепкого мужчину, отмечая про себя, что для своих лет он выглядит вовсе не таким уж старым. В деревнях жизнь тяжела и люди быстро теряют молодость, а уж до такого преклонного возраста доживают и того реже. Лесник. Охотник. Человек привыкший к опасности, наверняка не раз побывал в схватке с диким зверьем и коли до сих пор жив, стало быть - хороший охотник. Болтали тут про него всякое. Уильям уже привык, что при виде слуг церкви у людей сами собой развязываются языки, они готовы оболгать и обвинить кого угодно и в чем угодно, лишь бы от себя отвести подозрения. Но некоторые отмечали его порядочность и скромность. Дескать, живет тихо, никому худа не делает, а в лихие времена многих спасал тем, что приносил из лесу то дичь, то убитых животных. Одна баба божилась, что не жить бы ее сыночку на белом свете кабы не доброе сердце Барроя и его умение отыскивать потерявшихся в болоте.
- Стало быть, ты хорошо ориентируешься в своем краю даже в туман? - Голос коадьютора звучал тихо, ласково. И если бы не пронзительный взгляд по-рыбьи белесых глаз можно было бы подумать, что священник только за тем и приехал, чтобы поговорить с ним по душам. - Отчего же тогда не ты пошел искать пропавшего старосту, а его жена? Он ведь в тумане потерялся?
Дверь за спиной лесника снова отворилась и в полутемную комнату Моррисон ввел молодую женщину с маленьким мальчиком. Отец Уильям мысленно скривился: не хотелось ему, чтобы эти двое слышали рассказы друг друга. Но делать выговор дураку солдату не стал. 
- Ты его жена? - Задал он вопрос травнице, хотя прекрасно знал, что баба вдовая.

Отредактировано Ричард Вудроу (2018-03-16 21:37:18)

+2

10

Ждать долго пришлось. Коли знала бы Ева, то дела бы по дому делала, а не торчала у дома старосты до самого заката. Входили люди, выходили, хмурились старики, иногда ревели бабы. Все происходившее не нравилось травнице. Чего так лютуют? Кого церковники так ищут? Неужели думают, что узнают что-то путное. Сейчас ей богу наслушаются сплетен да так, что перепутают все на свете. Людской язык зол, тут не спрашивать нужно, смотреть. Но вояки наблюдать не умеют, только и делают, что прут нахрапом.
Ева волновалось и волнение это словно зеркало отражал ребенок. устал, начал ныть, капризничать и даже застращать его не получалось или уговорить. Леший на помощь пришел. Всучил мальчишке какого-то зверька и тот затих. Хорошим человеком охотник был. Жаль его было. Неприятно было вспоминать ту ночь, когда жена его к богу ушла и ребенка с собой забрала. Ева до сих пор винила себя в этом. Что не успела, не уберегла, не вытащила с того света. Каждый раз так было, когда на руках мать умирала или дитя. Вроде и не виновна ни в чем, а виноватой себя ощущаешь. Женщина вздохнула и погладила по голове сына. Тот увлеченный новой безделушкой притих.
Позвали охотника в дом, когда к закату клонилось солнце. Неужто про него наговорили гадостей? То, что ее Дороти поносила на чем свет стоял женщина и не сомневалась. Вот же скотская баба! Сколько не тверди ей, что не спала с ее мужем, нет упирается. Знала бы она зачем он к ней ходил!  - Ты, идем - хмурый военный вышел и кивнул на вход в избу. Женщина взяла за руку сына и вошла в избу. Допрос был в самом разгаре, а моложавый зыкнул на нее с таким неодобрением, что еще больше не по себе стало.  А вот вопрос повеселил. 
- Не знаю, что вам наговорили, но мужа у меня иначе кликать. Робертом. И как при жизни я ему была верна, так и поныне верной остаюсь. Помер он. - Ева перевела свой взгляд на охотника, затем опять вернула к моложавому.
- Хотя я даже знаю, кто вам наговорил на меня. Эта баба склочная пол деревни мне в "мужья" уж записала. - Ева хмыкнула и погладила по голове сынишку. Тот прятался за материнскую юбку и смотрел на вооруженных людей со страхом.[nick]Ева[/nick][status]Мавка[/status][icon]http://s8.uploads.ru/W9MJV.png[/icon][sign]я облегчу твои страданья
я из грибов кореньев трав
сейчас сварю тебе волшебный
отрав[/sign][info]<br> Ева Уокер, 32 года.
Повитуха-травница. Вдова.
<br> [/info]

Отредактировано Виолетта Гэйнс (2018-03-21 11:39:10)

+2

11

"Даже в туман"... Ориентировался он даже в тумане. Охотится не любил - кабана на слух только лихой или безголовый стрелять будет, а человек создание умное, но реакцией ущербное, в тумане уступает и лисе, и зайцу, и оленю. На случай их знаменитого тумана у Кестера когда-то был пёс, Шептун, старшая дочка притащила с ярмарки, с соседней деревни. Покуда его друга волки не загрызли, Кестер ещё лучше по туману ходил. А как загрызли - нигде и ни у кого снова столь смышлёного приплода от сук не видел. За годы он научился почти на ощупь ходить, изучив овражики и дорожки скрытые густой влагой.
А сейчас в туман он не совался. Потому что первым был, кто первого вышедшего, пьяницу Белдина, встретил, домой приволок. Сначала думали, что он от перепитого эля дурной. Потом оказалось, что нет...
- Охотник с головой лучше охотника дурного. Когда староста в туман полез, у нас уже двое не свои вернулись, - Кестер был прям, потому что устал и потому что причину церковников понял. Понял и думал где-то задним умом, что пускать их в этот туман нельзя. Если и они не вернуться, али вернёться детьми дурными, следующими в деревню нагрянут инквизиторы, и жечь будут без разбору: и старосту, и дуру Дороти. Он смотрел в глаза мальчишки, холодные и рыбьи-пустые, гадал, насколько его скорлупка птенчика тонкая. Пальцем продавится, или руку выдержит? - Я говорил ему не ходить, что не так в том тумане - не знает никто, но люди зверьём неразумным становятся.
На Еву, зачастившую за спиной Кестер лишь едва обернулся, мысленно закатив глаза. Ох уж эти женщины, им лишь бы мести языком и побольше. Ну кто её дёргал  про "наговаривать" частить? Да ну может и наговаривали, ты то что оправдываешься вперёд лошади несёшься? Сейчас в неё вцепятся, дай боже...
- Не жена она, моя Гела родами померла, десять лет как, - спокойно подтвердил Кестер, стараясь вернуть внимание церковника, чина которого он в жизни бы не запомнил, на себя, с частившей как метла бабы, - Но о тумане, раз вы заговорили, вы же из-за него пришли? Знаю, что из-за него, больше в нашей глуши ничего не твориться, и слава Всевышнему, и не творилось бы и дальше. Но та погань на болотах не шутка. Не ходите туда. Если вы пропадёте - за вами других пришлют, а у нас жечь начнут, невиновных, женщин, - Кестер надеялся, что Ева внемлит этой мысли и перестанет на себя же внимание привлекать, - мужчин, стариков. Мы сами про тот туман ничего не знаем, раньше я ходил, выводил заплутавших, сейчас не сунусь. Вы же говорили со старостой, видели какими оттуда выходят.
[nick]Кестер Баррой[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/hIA9Z.jpg[/icon][status]Старый волк[/status][info]47 лет, охотник, лесник, коновал[/info]

+2

12

[nick]Уильям[/nick][status]коадьютор[/status][icon]http://sd.uploads.ru/t/hMjpY.jpg[/icon]
Выражение лица священника не изменилось и голос, мягкий, вкрадчивый, остался прежним когда он ответил Баррою:
- Церковь никого напрасно не наказывает. Она карает грешников, которые, вступают в сговор с диаволом и по его приказу вершат богомерзкие деяния. Или ведут еретические разговоры, тем самым продавая душу отродьям Люцифера. Разве не церковь спасает людей от колдунов и ведьм? Кто, кроме нее, встанет на защиту слабых духом и укрепит веру в Господа и верных слуг Его? Ты же сам только что сказал о погани на болотах, насылающей гибельный туман, в котором пропадают несчастные. И если мы испугаемся, дрогнем перед мерзкими злоумышлениями Сатаны, то уже завтра всех твоих соседей постигнет смерть, а то и что похуже. Поэтому мы отправимся на болота. И ты поведешь нас.
Ласковая улыбка коснулась тонких губ отца Уильяма, но не затронула мертвенно-равнодушных глаз.
- Бояться не надо. Господь будет сопровождать нас и коли Ему будет угодно, все мы вернемся назад целыми и невредимыми.
Не дожидаясь ответа охотника, коадьютор оборотился к женщине.
Больно уж бойка на язык. И красавица. Не даром про нее чуть ли не все в один голос твердили, что мужчины по ней сохнут, проходу не дают. Уильям еще обратил внимание на необъяснимо молодой вид травницы. Другие бабы ее возраста давно уж обзавелись морщинами, обрюзгли, расплылись по-бабьи, а это свежа, словно фиалка в утренней росе. И даже роды не испортили ее ладную фигурку, только придали женственности осанке да округлости налитой груди.
- Сплетни нас не интересуют, а проверить кое-что из сказанного о тебе сельчанами, необходимо. Скажи, когда умер твой муж? И от кого научилась знахарству?
Стоявший у двери Моррисон скрипнул зубами:
- Люди говорят - не знахарит она, а ведовством занимается! По ночам нагишом на болоте плясала!
Уильям вперил цепкий взгляд в лицо женщины.
- Это правда?

Отредактировано Ричард Вудроу (2018-03-22 20:59:30)

+2

13

Ох Леший, ох дурина. Зачем насчет сожжений заговорил? Видно же по этому хлыщу городскому, что плевать ему и на деревню, и на деревенских лишь бы выслужиться. Вон какую пургу погнал еще и косо теперь на охотника смотреть будет, небось. А то как же, усомниться удумал в "святом человеке". Дурной он, приезжий этот. Не зная броду лезет в воду. Господь он велик всемогущ, без сомнений, вот только жить лучше по древнейшему завету: на бога надейся, но и сам не плошай. Вон они и не плошали - в туман не ходили, двери окна закрывали... А беду все равно накликали.
не дав ответить толком охотнику святоша в нее вцепился. Взгляд этот не нравился Еве и она отвела глаза, смотря на сына и поправляя на нем ворот рубашонки. 
- Семь лет назад помер, родимый. Оставил одну меня. Девять лет пожила с ним душа в душу. А знахарство... Дед у меня был лекарем, ученым даже читать писать умел. В городе учился, а опасля вернулся домой, в деревню. Мать повитухой была, а отец всю жизнь скот содержал, лечил. Все хвори скота знал. Я старшая была с детства во всем этом помогала. Да и семья большая, матери помогала разродиться однажды. Можете кого и людей отправить в соседнюю деревушку. Знают меня там и отец жив еще. Полуслеп правда и на ухо туг. - не то, чтобы все это рассказывать хотелось, но лучше уж так, чем молча смотреть в пол. Надумают невесь чего, а так, авось, в бабьем трепе не потонут и отстанут.  Успокаивала себя мысленно Ева, но сколь не старалась вывело ее из себя замечание служивого.
- Чтоооо? - женщина повернулась к говорившему. Глаза темные только что искры не метали от возмущения. - Это ж кто такую погань говорит? - Ева руки в боги уперла и чуть не задыхалась от негодования.
- На болоте! Голышом! Да что удумали то такое! Ты хоть, служивый, сам на болоте был? Там то за ягодами ходить страшно. Плясать! Сплю я ночью, коли никто не кликнет. А то видишь ли, среди ночи подымаешься, по перву зову идешь помогать, а тебе вот что! На болотах! Голышом! - женщина вздохнула и перевела свой взгляд обратно на святого - Никакая не ведьма я. В церковь хожу, а разве ходят ведьмы в церковь? Не ходят. Их Бог туда не пустит. Я быть может не святая, но такой вины за мной нет. - решительно заявила женщина. - Ведьма! На болотах! Вот удумали - тихо бурчала она, а сын сделал шаг вперед.
- Мама хорошая! - уверенно заявил он - Она травы знает и с белками дружит! - заявил ребенок. Ева вздохнула и взяв сына за руку заставляя стать ближе к себе.
- Горе ты мое кареглазое. Что ж ты говоришь, когда не просят. - мальчишка тут же стушевался - Подкармливаю я их иногда. Белок этих. Можете спросить у Мэри. Она видела, когда за ягодами мы с ней ходили.
[nick]Ева[/nick][status]Мавка[/status][icon]http://s8.uploads.ru/W9MJV.png[/icon][sign]я облегчу твои страданья
я из грибов кореньев трав
сейчас сварю тебе волшебный
отрав[/sign][info]<br> Ева Уокер, 32 года.
Повитуха-травница. Вдова.
<br> [/info]

Отредактировано Виолетта Гэйнс (2018-03-23 11:33:34)

+2

14

И где они таких щенков берут? Тьфуй, убьётся да ещё и благом посчитает, дурной! Убьётся и других убьёт. Кестер скрестил руки на крепкой груди и попытался пойти на второй заход, но тут вмешалось "женское обстоятельство". Да ещё и таким голосом, что Кестер невольно прочистил ухо.
— Что-о-о-о?
Сильная речь о опасности, подстерегающей всех, кто сунется в богом забытый туман была сметена неловкой отповедью. Бабу обидели. Всё. теперь это надолго... Это он как бывший муж и отец девушки знал. Ева бушевала, ребёнок, не особо понимая почему мама бушует, неумело вступался, стражник попал под двойной обстрел. Баррой решил добить.
- А вы у глазастой то, прости Господи, узнавали, что она сама ночью на болотах то делала? Я вот туда не рискну среди ночи соваться. И в туман не рискну. И вас пускать не хочу, - вернул Баррой внимание к основной проблеме, пока таковой не посчитали травницу. - Послушайте, я хочу нашим помочь, и старосте ум вернуть, он у нас мужик хозяйственный был. Но не так оно делаться должно, не в слепую. Уйдём мы в туман, кто душу Богу отдаст, кто полоумный вернётся, и дальше что? Коли ваши слова Бог слышит, так лучше помогите тем, кто у нас ума лишился, слюньи точно дитя пускает, зачем самим в гиблое болото то тащиться? Нельзя туда, чтобы за бесовщина там не водилась.
[nick]Кестер Баррой[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/hIA9Z.jpg[/icon][status]Старый волк[/status][info]47 лет, охотник, лесник, коновал[/info]

Отредактировано Джон Флеминг (2018-03-26 10:28:24)

+2

15

[nick]Уильям[/nick][status]коадьютор[/status][icon]http://sd.uploads.ru/t/hMjpY.jpg[/icon]
- Ну, ты полегче! - Занял оборонительную позицию Моррисон.
Превратившаяся в разъяренную фурию женщина порядком озадачила грозного вояку. Он бы вдарил ей хорошенько, чтоб присмирела, да чего доброго, наколдует недуг какой-нибудь или смерть внезапную нашлет. Это его преосвященство не боялся ни Бога ни черта, даром, что выглядит хлюпик-хлюпиком, а Моррисон изрядно трусил и старался лишний раз не сталкиваться с такими вот темными бабенками. Зато на мужика не только цыкнул, но и отвесил тому пинка пониже спины:
- Со всех спросим, не сомневайся, бродяга деревенская. А нас не учи чего делать, а чего не делать, поумней тебя люди есть. - И кивнул в сторону коадьютора.
В отличии от своего пса-охранника, отец Уильям не казался ни испуганным, ни раздосадованным. Он лишь покачал укоризненно головой в ответ на речи травницы и Барроя, словно огорчили его не в меру расшалившиеся чада.
- Значит, восьмой год вдовеешь? - Переспросил он, пропустив мимо ушей доводы женщины о том, что ведьмы, дескать, в церковь не ходят. - Так, так, тааак... - Полистав записи, поднял голову: - А мальчику твоему который год? Шесть, кажется. Интересно... И соседи, говорят, что на сносях тебя никто не видел. Откуда ж ребенок взялся? Да, вот еще что, странности с туманом начались как раз в эту пору, лет шесть назад получил епископский совет первые жалобы от жителей соседних деревень. Скажешь, и в этом твоей вины нет?
Тонкий детский голосок как будто доставил священнику боль, сходную с зубной. Он слегка поморщился, но поманил мальчугана пальцем.
- Подойди поближе, дитя, не бойся. А с жабами твоя мама дружит?
Пока ребенок искал ответа на вроде бы невинный вопрос строгого дяди, Уильям повернулся к охотнику.
- Не вслепую говоришь искать надо? Может знаешь другой способ узнать что за напасть появилась на болоте? Говори сейчас пока мы у тебя правду другим способом не вызнали. Как раб господа нашего милосердного и всепрощающего, я добр и доверчив, но как слуга Церкви умею быть жестким. И проверять это я тебе очень не советую.
- Моррисон! - Окликнул отец Уильям солдата у дверей избы. - Расквартируетесь пока вот в ее доме, - холеная ладонь махнула в сторону травницы. - А я здесь переночую.
По словам все тех же сельчан, травница нынче гостила в доме деверя, стало быть ее собственная хижина была свободна. Сначала Уильям имел в планах самому поселиться под кровом женщины, но испугался, что среди ее вещей одолеют его грешные мысли и проваляется он всю ночь, сражаясь с алчным зовом плоти своей. А ему сейчас нужно быть собранным и непреклонным.

+2

16

Полегче! Коромыслом по горбу будет полегче! Вот всегда так с мужиками ляпнут сначала, а потом думают. И повезет еще если думают головой. На слова вояки женщина фыркнула словно недовольная кобыла. Вояка не унимался и Лешему еще пинка отвесил. Городские, ну и дурные. Думают, что корольки этого мира. Вот зазнаются совсем, коли начнут бедокурить сильно, так их впотьмах на вила и насадят, а тела потом схоронят. Коль приедут за ними деревенские обиженные могут и соврать, что мол не было, видать туман встретили. Но это коль совсем сума посходят. Деревенский люд он терпеливый, крепкий, способный выдержать то, что городским не снилось.  И все же от такого обращения обидно становилась за охотника. Всю жизнь тут прожил, уважаемый человек, мужик мозговитый и рукастый, а его как шелудивого пса. Тьфуй, хлыщи.
И еще этот святоша не святой вцепился как клещ в собачий хвост. Ее и наговаривать начал, да ребенка стращать. Томас нашелся быстро, подняв на страшного человека темные глаза.
- Нет. И мне не велит на болота ходить. Говорит там злой дух живет и воет по ночам. - без задней мысли ответил мальчуган. Ему еще не ведомо было кто эти люди и отчего они задают столь странные вопросы.
- Томас, душа моя, отойди к двери и уши плотно закрой. Мама будет нехорошие слова говорить дяде. - ласково проворковала женщина и парнишка безропотно послушался ее, правда не слишком далеко отошел. Держался все ближе к Баррою, которого знал и не боялся. И белку деревянную ему свою отдал, которую все время в руках сжимал.
- Я грешна, как и все, но в том, что ты мне в вину сулишь, я не виновата. Не танцевала на болтах, не насылала тумана. На кой мне тогда помогать роженицам, коли я сгубить всех хочу? Нет моей вины в этом - твердо сказала Ева, чуть вздернув подбородок. Ей неприятен был этот разговор и эти мужчины. И чуяло сердце, что на нее повесят все хотят. Страшно было, ужасно страшно. Но коли ее повесят, кто за сыном присмотрит? Кто помогать да лечить от хворей будет? Да и как бы мужа она не любила раньше времени не спешила к ему. Женщина подошла к столу и наклонилась, упершись в него руками. И заговорила не громко, стараясь чтобы ее не слышал ни сын, ни Леший.
- А ребенок известно откуда берется, все из того места откуда мы все вышли. Правда твоя, не рожала я его. Не дал нам с мужем бог детей, такова его воля и не мне на нее гневаться. Вот только дал мне господь шанс спасти душу, и я не побоялась его. Чтобы не говорили деревенские. Знала, что пересуды будут, не убоялась. Пришла ко мне однажды женщина из местных. Просила трав чтобы плод скинуть. Плакала, умоляла, говорила, что ребенок не нужен ей. Тогда я и предложила ей не брать грех на душу. Родить ребенка и мне отдать. На том и порешали. Она дама видная, пухлая, никто даже не заметил, что округлилась. А как ей "дурно стало" ко мне и привели. Родила она у меня в доме, там же четыре дня и отлеживалась. А дальше я его сама вскормила молоком козьим. Что хочешь говори, сын он мне. А никому не говорила, чтобы не трепали языком. Нечего ему знать. У нас, знаешь, в одном конце деревни чихнешь - в другом все уже твердят что ты хворый. - Ева оттолкнулась руками от стола и отошла от святого отца. уж больно напряглись его вояки, видать ожидая подвоха от женщины.
- Вот и вся история. А насылать - ничего не насылала - упрямо заявила Ева. Сын посмотрел на мать, но та отрицательно головой покачала.
Слова о том, что у нее в доме будут эти скоты жить заставила нахмуриться. У нее ж не хлев!
- Сколько вас? У меня две комнаты всего и те не большие. Ежели кому не хватит на полу и лавках места могу на сеновале постелить. - возражать Ева не стала. Знала, что ежели сейчас упрется, будет не пускать, то опять на нее навешают обвинений. Коль бы не храбрилась знахарка - страшно было. Был бы шанс - давно бы ушла, да спряталась так чтобы не нашли. [nick]Ева[/nick][status]Мавка[/status][icon]http://s8.uploads.ru/W9MJV.png[/icon][sign]я облегчу твои страданья
я из грибов кореньев трав
сейчас сварю тебе волшебный
отрав[/sign][info]<br> Ева Уокер, 32 года.
Повитуха-травница. Вдова.
<br> [/info]

Отредактировано Виолетта Гэйнс (2018-03-27 16:06:31)

+2

17

Историю евиного сына Кестер не знал. Да и не интересовался, не баба ж он. Даже если нагуляла от кого - не его это ума дело, так он считал. А потому будто чужие лобзанья подсмотрел - мужику немного неуютно стало. С одной стороны - знал он парочку дам пышных в их селении, по прикинуть, так нетрудно вычислить, кто мужу не верен. С другой, а что ему это знание? Чужие грешки, чужие сплетни. Немного сконфуженный, но не подавший виду Баррой, отступил на два шага к стене, вертя сделанную им же игрушку. Эх, всем бы быть такими беззаботными, как дети, но жизнь она другая. Она вот сейчас в душном хлеву решается.
Ева закончила рассказ, Кестер уже не вмешивался, покуда церковник ей не ответил, и только потом сказал то. о чём спрашивали уже его:
- Я о том тумане много думаю. С первых дней, как лихо приключилось. Он ведь на месте не стоит. А кто заходил в него, и не возвращался, тех ведь след простывал совсем. Я не вещей, ни пожитков, ни кусков одежды потом не сыскал. Но есть одно, что интересно - звери, что дикие, что домашние, по туману ходят спокойно и возвращаются с головой своей. Оно только по людям. И вот знаете что я думал, последним пропал и не вернулся сын мельника. Он по обыкновению со своей псиной таскался, поджарый такой кобелёк. Я вот думал всё прийти к семье мельника, пса попросить. На пса верёвку накинуть к ошейнику, где на каждый фут будет красный лоскут повязан. И приказать след хозяйна искать. Может он что унюхает. Может он что принесёт. Собак оно не тронет.
Он поднял внимательный и твёрдый взгляд на молоденького раба божьего, будто надеялся тем взглядом передать ему свою уверенность в том, что такой план лучше, что он правильнее, чем лезть опрометью в масть к дьяволу, пусть и с крестом.
[nick]Кестер Баррой[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/hIA9Z.jpg[/icon][status]Старый волк[/status][info]47 лет, охотник, лесник, коновал[/info]

Отредактировано Джон Флеминг (2018-03-29 11:28:25)

+2

18

[nick]Уильям[/nick][status]коадьютор[/status][icon]http://sd.uploads.ru/t/hMjpY.jpg[/icon]
С тех пор, как Уильям вышел из стен монастыря, а затем принял святой сан, никто, кроме епископа и самого святейшего Папы не смел ему выговаривать. Тем оскорбительней для него была строгая отповедь какой-то деревенской бабенки. Та, как непослушного мальчишку отчитала его да еще при солдатах, ему подчиненных.
Слушая травницу Риган немного подался назад, иначе ее грудь уперлась бы ему в подбородок и смотрел ей в лицо, прищурив глаза, как кот прижимает в бешенстве уши.
- Нечем тебе гордится. И болезни и излечение от них посылает нам Господь, а знахарство противно Богу, ибо никто, кроме Него не ведает природы недугов человеческих. Как можешь ты лечить, если не знаешь от чего происходит хворь? Только молитва и вера в милость божию помогает человеку в беде с недугом. Обманщица ты. Посидишь покуда под замком, а когда мы вернемся, произведем над тобой суд. Тогда и выясним, честная ты женщина или пособница дьявольская. Моррисон! Кликни солдата, пусть уведут ее и посадят под арест. А ты, - обратился священник к охотнику, не обращая внимания на то, как услужливый охранник грубо схватил травницу за руку и потащил к выходу: - Завтра утром, как светает, придешь сюда. Бери хоть собаку, хоть барсука, хоть петуха - мне безразлично, поведешь нас на болото. И запомни, жизнь твоей соседки теперь в твоих руках. Вернемся, будет у нее возможность доказать собственную невиновность, а сгинем - и ей смерть. Коли понял меня, как надо, ступай с Богом.
Риган кивнул Моррисону и тот, поняв с полуслова, отошел на шаг в сторону, освобождая охотнику выход.

+2


Вы здесь » Городские легенды » Хранилище » Гиблый туман. часть I. Епископский посол


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC