Городские легенды

Объявление

OPUS DEI
апрель 1650 года, охота на ведьм
ATRIUM MORTIS
май 1886 года, Викторианский Лондон
ШПИОНСКИЙ РОМАН
1939 год, Вторая мировая война
Сюжет готов.
Идет набор персонажей.

Ждем персонажей по акции!
Игра уже началась.

Сюжет готовится к выходу.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городские легенды » Новое время » Где же ты?


Где же ты?

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Изображениеhttp://s9.uploads.ru/haAbm.jpg

25 мая
дом Шефердов, городская больница
Эмили Шеферд, Виолетта Гэйнс, Джон Флемминг

ПОсле возвращения с прогулки Эмили обнаруживает, что отца нет дома, а сам дом перевернут вверх дном. Сперва она думает, что отец просто в спешке куда-то уезжал и собирался. Но не обнаружив записки и не получив телеграмму на следующее утро, она начинает волноваться и обращается за помощью к Виолетте, с которой у них установились теплые отношения.

0

2

Вернувшись вечером с небольшой прогулки в парке, Эми потрясенно замерла на пороге гостиной. Такое ощущение, что по квартире пронесся вихрь, сметая все на своем пути. Вывернутые ящики столов, опрокинутые книги...
- Папа? - позвала девочка.  Отец оставался дома и... но дверь была заперта, - папа?
Она прошла в кабинет отца, где выглядело так же - вверх дном. Записки на столе не было, отец  не отзывался. В его спальне и вещи из шкафа были выкинуты. А вот в ее комнатке был тот порядок, который, как ей кзалось, оставался, когда она уходила в парк.
Эмили прошлась по домику, в поисках записки. Записки не было, впрочем, дорожного плаща отца тоже не было на вешалке. Какой-то сложный случай, потребовавший немедленного отъезда? И очень нетипичный, если папа перерывал бумаги и книги? Иногда так бывало, отец срывался с места, забыв предупредить дочь, но добравшись, всегда отсылал телеграмму. Поэтому, неодобрительно покачав головой - сколько раз она просила писать записки! - девочка взялась за уборку. Привычные действия в наведении порядка на полках, в шкафу, в столах, ее успокоили. Переживать было не о чем, возможно, папа просто быстро собирался. А идти сейчас в полицию - ее так еще куда-нибудь ушлют из дому, что бы она не оставалась одна! Можно подумать, она несамостоятельная.
А на утро телеграммы не было. Не было ее и в обед. Окончательно занервничав, Шеферд решила сперва спросить мисс Гэйнс, что же лучше сделать в такой ситуации. Понятно, что обратиться в полицию, но будет лучше, если с ней будет взрослая дама, верно?
- Добрый день, - поздоровалась Эмили с Виолеттой, нещадно теребя перчатки в руке и стараясь выглядеть спокойной, - мисс Гэйнс, мне нужна ваша помощь. У вас есть немного времени?

+2

3

Много времени прошло с той роковой встречи с доктором Голдбери. Покрыли новой краской коридоры и убрали леса. Навели порядок в кабинете и заменили стекло. Но воспоминаний не стереть. Жизнь продолжалась, словно не было ничего. Ни пропажи рабочего, ни странного поведения доктора, ни неизменной Виолетты в кабинете своего патрона, что часто "доделывала дела за доктором". Вот и в этот день Виолетта была тут. Только поводом визита в больницу были не только дела. Уже насколько дней она спала ужасно, чувствовала себя нехорошо, а на лице женщины появилась неестественная для нее бледность. Доктор, который осматривал женщину, посоветовал меньше работать и нервничать и больше отдыхать, а лучше сего уехать из Лондона на время.  Несмотря на авторитет докторов, сама Виолетта верила, что причина тут совершенно в ином. Слишком уж любит все болезни дам списывать на нервы. Но их было предостаточно! Муж никак не хотел успокоиться, изводя ее. Радовало хотя бы то, что сын был отправлен в гости к младшей сестре Виолетты.  С почившим и вернувшимся супругом нужно было что-то делать, но мысли на этот счет пока не появлялись. Может быть Джон смог найти что-то? Мужчина как раз должен был заехать за ней.
Уединение медицинской сестры нарушил стук в дверь.
- Войдите! - Виолетта подняла голову от  бумаг, уже готовясь рассказывать историю о том, что мистер Голдбери вот совершенно недавно вышел из кабинета и входящий разминулся с ним буквально на минуту. Но на пороге вместо вопрошающего стояла Эмили. Ви сразу смягчилась и улыбнулась юной и храброй малышке. Вид ее казался немного потерянным.
- Доброго дня, дорогая. Присаживайся - женщина указала на стул возле стола - Конечно у меня есть на тебя время. Что случилось? Чем я могу помочь тебе? - говорила Виолетта нежно. Ей нравилась дочка доктора, по-секрету сказать, она даже немного восхищалась малышкой.

+2

4

Эмили смутилась. Мисс Гэйнс выглядела явно уставшей, но ведь ей приходилось скрывать тайну доктора Голбери... Сама бы она, наверно, так не смогла. Доктор, конечно, болен, вампиры это глупости, но постоянно покрывать доктора и делать за него часть работы было явно утомительно, а тут она со своими проблемами, который мог бы решить кто-то еще... Но уходить было бы невежливо, просто так. Поэтому девочка приняла решение рассказать и попросить совета. Она присела на стул, убрала перчатки и, сцепив в руки в замок, проговорила, тщательно следя за тоном, что бы не сорваться в крик или плач:
- Я вчера вернулась с прогулки из парка и отца дома не было. Но в доме все было разбросано. Не все, - поправилась она, начав зажимать между пальцами край платья, - только его вещи. Бумаги из стола в гостиной, книги. В его комнате тоже все перевернуто. Я сперва было подумала, что он уехал по какому-то неотложному и редкому случаю. Так иногда бывало, что отец уезжал в спешке, оставляя беспорядок, - девочка покраснела, выдав одну из домашних тайн доктора Шеферда, - дверь была закрыта, окна тоже, дорожного плаща нет. Пару раз он не успевал написать записку и присылал по приезду телеграмму. А сегодня ничего не было. И, мне показалось, что каких-то записей отца не хватает.
Девочка тряхнула головой, собираясь с силами продолжить, а не впасть в панику:
- Я уже написала тетушке, что бы она приехала.. что папа уехал. Она пожилая дама и я не хочу ее волновать, - Эми остановилась, поняв, что речь совсем не о тете и о тете она хочет говорить лишь потому, что не хочет продолжать о папе, - но я не могу одна пойти в полицию. Они могут не воспринять меня всерьез или решат отослать в приют какой-нибудь!
Эмили содрогнулась от этой мысли. Приют! Как будто она не может сама о себе и о доме позаботиться! Фу, что чушь! И она не сирота, отец просто... пропал.

+3

5

Жизнь трепала бесщадно. Вверх-вниз, они с Виолеттой будто плыли в каноэ по виражам реки Амазонки. Поворот за поворотом по глинистой, спешащей воде, в которую нельзя падать. Стоило разобраться с одним ужасом жизни, что раньше была прозрачной, а сейчас стала мутно-коричневой, как в новой тихой заводи пираньями выскакивали другие. И всё же Джон не жалел, что им открылась дверь в потусторонне, в мир духов и медиумов, превращений и магии. Чаще всего пугающей, да. Чаще всего бросающей человека перед фактом своей ничтожности и бессилия, но всё равно… чарующе прекрасной. А что до ужасов… Они разберуться.
Сначала Летти помогала ему преодолеть себя, сейчас он помогал ей. Приходил за ней каждый день в больницу, встречал и доводил до дома. Возможно правильным решением было бы бросить эту больницу, где уже дважды жестоко убивали людей, но его женщина была борцом. Ведь он за то её и любит.
Джон спрыгнул с поножки кэба и привычным взглядом внимательно осмотрел всю улицу вокруг, будто только прибыл в Лондон с долгой поездки. Он не мог перестать радоваться тому, что жив и тому, что опухоль перестала изничтожать его тело, а крики чужих эмоций - душу. Он всё ещё должен за этот подарок Джеймсу, но мужчины как-нибудь рассчитаются в этом торге спасения души, сейчас его ждала замученная Виолетта, которую стоило сегодня сводить куда-то. Подойдёт ли парк? Он бы купил ей жареных каштанов. Привычно кивнув дежурной сестре и быстро преодолевая ступени наверх, Флеминг весь был погружён в мысли о хорошем, потому жизнь решила напомнить о плохом.
Он ещё ощущал настроения других людей, и не мог не ухватить волнения умноженного на два, исходящего от кабинета Летти. Рефлекторно замедлив шаг, мужчина вслушался: Виолетта разговаривала с кем-то, по голосу - девочкой. Может пациент?
Он учтиво постучался, скорее обозначая своё присутствие. Наверное придётся подождать пока…
— ...но я не могу одна пойти в полицию. Они могут не воспринять меня всерьез или решат отослать в приют какой-нибудь!
Долетело до него. Мужчина удивлённо приподнял брови - не самый обычный разговор пациента. Похоже опять случилось что-то плохое. Он услышал голос Виолетты, разрешающей войти, и открыл дверь.
Посетительнице была милейшего вида девочка, уже почти девушка, кто сидела сцепив руки на коленях.
- Мисс, - Джон учтиво снял котелок, приветствуя гостью, и оставил его в руке, - Виолетта, что-то случилось? Я могу быть полезен?
Не стоит ей опять всё тащить на себя одну. Хоть он никогда не произносил этого вслух, но выглядела Летти ужасно, и с этим надо было что-то делать.

+2

6

Виолетта оторвалась от письма внимательно слушая историю Эмили. Было видно, что говорить об этом девочке сложно, она прятала глаза и  трепала платье. Слова произнесенные устами юной леди приводили Виолетту в ужас. Кто знает,может это как то связано с доктором голдбери?Может он похитил отца Эмили? Да и где это видано, чтобы маленькая девочка находилась в доме одна. Кто знает, что может вообще произойти? Но справиться с эмоциями умудренной житейским опытом Летти было намного легче, чем совсем еще молодой девушке.
- Не переживай, милая. Я уверена... - раздался стук в дверь и бросив на нее короткий взгляд  на дверь и произнесла - Войдите - она выпрямилась на месте, даже напустила на себя строгий вид, грозясь визитера отослать. Но визитером оказался не кто-то из докторов или пациентов, а Джон. Виолетта бросила взгляд на тяжелые часы украшенные львиными лапами и отругала себя мысленно о том, что совсем потерялась во времени.
- Джон, прикрой дверь, пожалуйста, и проходи. - Ви расслабилась, убрала с лица строгость. - Позвольте вас представить друг другу. Эмили, это Джон Флеминг, писатель и мой очень хороший друг. Джон, это Эмили Шеферд, моя подруга. - женщине сейчас очень не хотелось вспоминать сонным мозгом все правила этикета, которые стоит применять в сложившийся ситуации. Здесь не то место и время. Можно пренебречь. Да и не для этого пришла сюда девочка.Она искала здесь помощи и в высказанном ей деле нужно было торопиться.
- Эмили. Я конечно же помогу тебе в этом деле. Ты можешь не бояться, Джону можно доверять. - она улыбнулась и подняла теплый взгляд на мужчину - Он настоящий джентльмен. И готов даже простить меня за то, что я говорю о нем в третьем лице при нем же. Правда?
несмотря на то, что ситуация была не веселой ни капли, миссис Гэйнс старалась, чтобы атмосфера не становилась напряженой, не звенела металлом или битым стеклом.
- В общем, дамы и господа. - уже строже продолжила женщина - У Эмили пропал отец. Вчера из дома исчез и не вернулся, кабинет был перерыт, Эмили, а пропадало что-то? Сам доктор Шеферд дисциплинирован и ни за что не пропал бы без записки или оповещения. Джон, у тебя ведь остались знакомые среди бобби? - вроде бы все факты были выложены на стол и даже вполне понято. Она ведь никого не заплутала?..

+2

7

Эмили нервно вздрогнула, когда в кабинет вошел посторонний, незнакомый ей мужчина. Воображение тут же нарисовало одну картину хуже другой, она уже было была готова или извиниться и выйти или услышать что-нибудь страшное, но этот джентельмен оказался другом мисс Гэйнс! Ледяная рука отпустила сердце и девочка встала со стула и вежливо наклонила голову.
- Здравствуйте, - в голове девочки сквозила тревога, - не смотря на... ситуацию, я рада познакомиться с другом мисс Гэйнс.
Она заметила, как опустились сжатые плечи женщины, немного расслабилось лицо, улыбка стала более живой и тоже почувствовала расположение к мистеру Флемингу. Раз она ему так доверяет, то и ей следует довериться.
- Его дорожный плащ исчез с вешалки, сумка, - дисциплинированно перечислила девочка, - бумаги я просто сложила и убрала, не разбирая. Возможно, что-то пропало, надо будет проверить. Я опасаюсь полиции, - призналась Эмили, - они могут сказать, что папа просто забыл предупредить или я не услышала, когда он говорил или потеряла записку... Ведь для тех, кто его не знает, все будет выглядеть так, как будто я просто паникерша...
Увы, мир взрослых был порой жесток и не оставлял детям права на умение отдавать себе отчет в своих действиях, всерьез отвечать за свои слова и слишком ограничивал свободу.

+1

8

офф

Пост совместный с Виолеттой, Эмили, можешь писать после нас

Джон хмыкнул и иронично улыбнулся:
- Я думаю, что даже если бы я тебе не простил, тебя бы это не остановило. Но полно, я так понимаю - дело серьёзное.
Джон пересёк комнату и решительно взял один из стульев в углу, сев чуть сбоку от дам. Сама фамилия Шеферд показалась знакомой, но Джон не смог вспомнить, где именно её слышал.
Произошедшее с доктором звучало очень скверно. С одной стороны всё походило на ограбление, а с другой - на похищение. В первом случае мужчина мог погнаться за ворами, и его убили где-то по дороге. Но тогда бы уже нашли тело, ведь все произошло, со слов девушки, прямо посреди дня. Во втором, опять таки, похищение посреди дня… Но если его сразу затолкали в кэб… Надо было расспрашивать соседей, осмотреть место преступления, это должны были делать профессионалы.
- Да, у меня, конечно, есть знакомые в полиции, Летти, но они не любят, когда их называют бобби. Я думаю, мы сможем поехать к ним хоть сейчас, мисс Шеферд, это будет для вас удобно? С нами они вам поверят с большей охотой.
***
Женщина немного смутилась. Когда они оставались наедине с доктором полицейских он называл не иначе как бобби, да и здесь нахваталась. Стыд какой. Становилось понятно, почему ее отец не одобрял увлечения медициной. Из рассказанного девочкой было понятно мало, но точно было ясно, что убирать учиненный беспорядок не стоило. Виолетта закусила губу, думая не станет ли это роковой ошибкой. Ну что за бред. Конечно не станет. порой полиция разгадывала такие сложные дела, что диву даешься. Только вот ее кузину так до сих пор и не нашли...
- Тогда не стоит долго ждать. - Женщина встала из-за стола и направилась к шкафу на замке. Открыв его, она достала печать и вернулась к столу. - Думаю, если мы помимо прочего подкупим их результатами по мистеру Ванхерту, они точно не смогут нам отказать. - Ви опустила тяжелую печать, оставляя на документах оттиск.
***
Джон хмыкнул и украдкой покачал головой. Не осуждающе, скорее даже одобрительно, но не без ироничной искорки.
- Ты почти шантажистка, Виолетта Гейнс, ведь это дело Итак должно было быть отправлено им. Не переживайте, мисс Шеферд, мы сейчас со всём разберёмся, ну или как минимум поднимем полицию на уши. Уж это мы умеем.
Что бы не происходило, главный дар другому человеку - уверенность. Что его проблему решат, что завтра наступит, что отец вернётся. Джон уже получил этот дар, и сейчас, пусть и прозвучит это пафосно-метафорично, старался быть Прометеем, и желательно без его печального конца.

Они прибыли в Скотланд-Ярд через 40 минут. Легко и пружинисто Джон спрыгнул на брусчатку и помог спуститься дамам. У входа стояло пара патрульных, сбоку околачивались просители или скандалисты, но Флеминг сразу обошёл эту нестройную очередь, приподнял цилиндр, приветствуя знакомого постового и прошёл внутрь, придерживая дверь.
Нутро обители полиции было, как всегда, похоже на неуютный улей или муравейник. Сбоку пара бобби (про себя Джон их тоже так называл, чего греха таить), тащили заломив руки какого-то пьянчугу дальше, в камеры временного содержания, сбоку пронёсся постовой с ворохом бумаг, у приёмной с неохотой оторвался от книги Филипп, но увидев Джона тутже приподнялся.
- Флеминг! Давненько тебя не было, почти месяц как. Ты что, оставил профессию? - радушно поприветствовал он, протянув руку. Джон крепко пожал, широко улыбнувшись. Последние пару дней он любил всех, даже старого бородатого Фила.
- Нет, были проблемы со здоровьем, но сейчас я навострил все свои перья. Фил, я сюда по делу, можно мне к инспектору?
Дежурный бросил взгляд за спину, на девушку и женщину и неопределённо хмыкнул.
- Ну он вообще занят по самые… а что случилось?
- У мисс Шеферд пропал отец при очень странных обстоятельствах.
- Шеферд? - тут же встрепенулся дежурный, - Гарри?
Джон, увы не знавший имени отца Эмили, вопросительно обернулся на неё.

Отредактировано Джон Флеминг (2017-11-01 12:05:53)

+2

9

Эмили слушала разговоры взрослых людей, готовых ей помочь и чувствовала, как становится чуть легче. А трюк с документами, значит и у взрослых работает... Когда хочешь что-то попросить неоднозначное и используешь что-то однозначно полезное, что бы облегчить себе задачу...
И покорно пошла за мистером Флеммингом, явно хорошо то ли знакомым с полицией, то ли с их методами работы, которые приносили результаты.
При виде странных личностей у входа в участок, Эмили внутренне сжалась. Ну что хорошего тут может быть? И сморщила носик, уловив шлейф ароматов от пьяньчуги. И ее папу... искать? Она не была уверена, что хочет тут находиться и с кем-то разговаривать. Если они привыкли тягать пьяниц, то как они могут понять, как искать, а главное, найти ее отца?!
Но мистер Флемминг шел уверенно, ее отец тоже отзывался о некоторых полицейских хорошо, поэтому Шеферд постаралась убрать брезгливую гримасску с лица.
- Да, сэр, - кивнула девочка на ответ дежурного, - доктор Гарри Шеферд.
И снова задумалась, нравится ли ей, что ее отца знает дежурный? Наверно, зависит от того, как он его знает? А инспектор? Он такой же? Или... это ведь более высокая должность, значит, он должен выглядеть получше?
Забавно, но к трупам Эми относилась ко всем одинаково. Ее не смущало, что какой-то покойник мог пахнуть алкоголем и сточными канавами, какой-то уже пах сладко-тошнотным разложением, а кто-то был пока еще свеж и даже отдавал ароматом одеколона. Но они были мертвы и уже никак не могли ничего исправить. Нет, морг определенно был лучше участка! И в плане порядка в помещении тоже.

+1

10

Виолетта не любила помещения Скотланд-Ярда. Бывать тут - тоже, что прогуляться ночью по Ист-Энду. И пусть в участке было безопаснее, на душе оставалось такое же гадливое ощущение. К самим стражам закона Виолетта относилась спокойно и даже с благодарностью, имея знакомство с достойными людьми этой профессии, вот только это место не переставало из-за этого быть чем-то неприятным. Летти чуть заметно поежилась, крепче сжимая пальцы на папке с результатами вскрытия.  Да и чувствовала себя женщина спокойнее "на своей территории". В морге эти господа были учтивы, словно псы выпрашивающие кость у мясника, им всегда результаты нужны были "вчера".  Но осуждать их было заэто сложно, ведь они старались не только ради себя.
И все же от этого места скользили по коже мурашки. Последний раз Виолетта бывала тут когда пропала кузина. Воспоминания были те еще... Она неосознанно держалась ближе к Джону и то и дело оглядывалась на Эмили.  Неприятно было думать, что могло выйти так, что сюда им пришлоь бы приходить самим и, наверняка, спорить и чего-то добиваться. Бррррр... Виолетта, конечно, научилась за свою жизнь пробиваться, по необходимости,  но в таких случаях предпочитала отдавать все в руки мужчинам. Лучше бы она обратилась к мужу Розы, чем пришла одна. А пока женщина тихо радовалось, что решение этого вопроса взял на себя Джон. 
Пока мужчины беседовали, Виолетта даже не думала встревать в разговор, осторожно рассматривая улей, который по ошибке назвали полицейским участком. И как люди могут работать в такой атмосфере? Бедняги. Их стало даже жаль, видеть такое каждый день. Мысленно Летти еще раз порадовалась тому, насколько ее работа приятна и легка.
— Шеферд? Гарри? - неожиданно встрепенулся дежурный и Виолетта внимательно посмотрела на дежурного. Неужели какая-то информация уже появилась насчет него?
- "Пресвятая дева Мария, главное чтобы его не нашли в сточных канавах!" - Виолетта взволнованно оглянулась на Эмили, которая подтвердила имя своего отца.
- Ну них... чего себе! - мужчина глянул на дам, в сопровождении Флеминга - Это уже многое меняет - произнес дежурный, с сомнением  глянув в сторону кабинета инспектора. Мужчина колебался и Летти решила подтолкнуть его к правильному решению.
-Извините, сэр. Возможно, помимо всего, инспектору будет интересно увидеть результаты медицинского исследования по делу на Джеремин-стрит? Доктор Голдбери закончил его раньше, как и просили. Просил передать. Лично в руки. - Виолетта улыбнулась совершенно рассеянно, словно показывая, что во всем этом не разбирается ни разу.  Дежурный еще поколебался, но после слов Джона всеже решился.
- Эй, Билли.  Пригляди за местом. Тут к инспектору по срочному делу. - отложив книгу, мужчина кивнул просителям - Следуйте за мной.  - их повели сквозь улей гудящей работы. Виолетта никогда бы не подумала, сколько работы в полицейском участке! Каким счастье было жить и не знать, что ради того, чтобы они могли спокойно прогуливаться по переулкам происходит столько всего!
Боясь потерять здесь Эмили, что кто-то случайно ее собьет или девушка зазевается, Летти подала ей руку.
- Держись, а то гляди того не заметят. - она ободряюще улыбнулась - Не волнуйся, этот человек точно сможет помочь. Мы уже смогли дойти до него, это можно считать половиной успеха. - даже подумать трудно, какого сейчас было мисс Шеферд. Может и стоило сюда придти без нее, но только девочка могла рассказать, как все было в действительности.
- Инспектор, можно? - дежурный постучался в дверь кабинета - К вам по делу  Джеремин-стрит и пропаже доктора Шефилда - мужчина скрылся за дверью, а через несколько секунд вышел, приглашая "делегацию".
Кабинет инспектора казался Виолетте душным, тесным, вытягивающим жизнь. Отсюда хотелось уйти, вырваться на свежий воздух и как нельзя некстати заболела голова. Возможно от резкого запаха табака?

+2

11

“А! Точно! Этот врач иногда появлялся на местах преступлений и консультировал полицию”, - после реакций Билли Джон вспомнил где видел мимолётно и слышал о этом мужчине. Вроде как в одной заметке, пару лет назад, он даже упоминал: “По мнению доктора Гарри Шеферда...”. Значит маленькая леди - его дочь? Возникло очень странное желание в ободрение к услышанному взять девочку за руку, но он себя оддёрнул. Это было фамильярно, да и мисс Эмили не была ребёнком, чтобы так с ней обходиться.
Джон позволил женщинам немного подтолкнуть Билли к действиям, а потом пошёл вперёд, сквозь улей полицейского участка, будто бы ледокол по замёрзшей реке перед лодочками.
В отличие от девушек, он совсем не чувствовал себя не комфортно. Полицейский участок в рабочий час пик был зеркалом издательства в ежедневной новостной газете, разве что в последней не было задержанных. Да и в целом это всё походило на биржу, военную часть, или ещё какую-то обитель мужской работы, где все суетились, выкрикивали, быстро проносились по коридорам, забывая и шляпы и приложить к ним руку перед дамами.
Именно поэтому в том числе, были женские работы и мужские, как полагал Флеминг. Хоть он и был куда более либеральных взглядов, нежели многие его сверстники, представить женщину в таком “холостяцком хаосе” он не мог. И лица Эмили и Виолетты это подтверждали.
- Не переживайте, - мягким, бархатным басом проговорил он, оборачиваясь через плечо, - инспектор - толковый человек.
Им открыли дверь с закрытым жалюзи стеклом, и Билли, войдя первым, представил.
- Инспектор, тут Джон Флеминг с дочерью Шеферда, Гарри Шеферда, сэр. Вы хотели знать, если что-то проясниться.
- Спасибо, Билли, Артур, можете быть свободны, мне нужен отчёт по Флип-стрит к пяти, - Инспектора загораживал Билли, а вот его спутник, молодой совсем бобби, с лицом “Важного задания” резко кивнул и прошёл мимо девушек, придерживая котелок.
- Ты тоже можешь быть свободен Билли. И на этот раз никого не пускай.
- Да, сэр.
- Привет, Джон, проходи, присаживайся. Леди, - Инспектор, среднего возраста мужчина, с вполне приятной внешностью и очень уставшими глазами, поднялся из-за стола и протянул журналисту руку для крепкого рукопожатия. В кабинете нашлось три стула и Джон сел, когда сели и женщины.
- Итак, - сказал инспектор, поочерёдно посмотрев на всех. - Мы ждали доктора Шеферда завтра к вечеру, он не пришёл. В больнице его не нашли, домой посылали сегодня, совсем недавно, но там никого не оказалось. Вы, - обратился он к Эмили, - Его дочь, я правильно услышал? Мы ждём доктора по очень важному делу, он вам передал почему задерживается?

+2

12

Эмилии с радостью взяла Виолетту за протянутую руку. Все-таки и правда так легче и не потеряешься в этом... Хаосе. А еще этот жест напоминал о том, как они познакомились, ища доктора Голбери и какая  мисс Гэйнс на самом деле решительная и храбрая. Легче стало и не только поэтому, но и потому, что судя по лицам полицейского и мистера Флемминга, они оба знали папу. И девочка поняла, что ей это приятно. По крайней мере, не подумают, что отец просто...сбежал. И... мистер Флемминг действительно хороший человек, раз он не знал, кто ее отец, но вызвался помочь. Интересно, а чем он занимается, раз умеет общаться с полицейскими и бывал в участке? Не доктор и, конечно, не бандит.
В кабинете она не смогла сдержать улыбки при виде важного выражения на лице того, кого назвали Артуром. Уже полицейский, а такой еще мальчишка! Права тетушка, некоторые долго взрослеют.
Нет, правда, кто же такой мистер Флемминг, раз его хорошо знает инспектор?
Эми села в кресло, с любопытством оглядывая кабинет и невольно ища... сама не зная, что. Какие-нибудь штуки, как черепа в кабинетах докторов или всякие скелетики у зоологов.
- Да, сэр, я Эмили Шеферд, дочь доктора, - кивнула она,  - папа...
В горле застрял комок, а к глазам подобрались слезы. Фразу "папа пропал" сказать, вытолкнуть, было совершенно невозможно.
- Доктор Шеферд, - вот так было проще, - понимаете, он пропал. Вчера. Вечером.
Эмили сделала небольшую паузу, вздохнула, прикрыла глаза, расковыряла пальцем дырочку на перчатке другой руки и попыталась продолжить:
- Я вчера вышла ненадолго, а когда вернулась, дома был беспорядок, а отца не было. Понимаете, такой беспорядок иногда бывал, когда он спешно уезжал. Но он всегда писал записку или присылал телеграмму, а тут ничего не было! И... понимаете, инспектор, дверь закрыта, дорожного плаща нет, но остались вещи, без которых бы он не уехал. А если бы уехал, обязательно попросил бы передать или...

+2

13

Виолетта присела, все еще мелком оглядывая кабинет. Тут было неуютно, быть может оттого, что любой полицейский участок вызывал у девушки точно такие же реакции как ладан у черта. Хотя сам инспектор казался человеком хорошим, пусть и усталым.  Так выглядел Гилберт когда слишком много работал. Вечерами, порой, он приходил домой и засыпал прямо у камина с книгой в руке. Как же тот человек отличался от монстра, который поселился в ее доме. С таким даже инспектор не мог помочь.  Виолетта выдохнула, стараясь не думать про возвращение домой. Впервые туда совершенно не хотелось. Не хотелось настолько, что парой Летти по долгу гуляла на улице, стараясь отсрочить неизбежное. Да, гулять одинокой леди по улицам Лондона это идея из ужасных, возможно потому она никому про это и не рассказывала. А какого было бедной Эмили в одиноком пустом доме? А если бы какой-то преступник надумал  пробраться в дом доктора? Даже думать об этом было страшно. Виолетта сочувствующе коснулась руки девушки, когда та рассказывала о исчезновении отца.
- Я давно знаю доктора Шеферда. Быть может он человек немного рассеянный, но в работе он серьезен, собран и я не представляю, какая сила заставила бы его забыть предупредить о своем визите дочь и главного врача.  - только сейчас виолетта вспомнила что сжимала в руке все это время папку с документами.
- Простите, инспектор, возьмите заключение по делу по делу на Джеремин-стрит. - она протянула папку мужчине. Инспектор взял ее и отодвинул в сторону.
- Я вас понял, тогда нужно как можно быстрее направить людей на место... произошедшего. Вы говорили кабинет перерыт... - инспектор просто исполнял сою работу, судя по лицу вполне заинтересованно. Возможно не стоило ему мешать, но виолетта сначала закусила губу, а потом встряла в разговор. Этого не стоило делать, но желание покинуть это место торопило.
- Простите...  Но Эмили убрала беспорядок. Она еще не подозревала, что случилось.. такое - говорить о пропаже или трагедии не хотелось. Ви вновь обернулась на девочку. 
- И почему нам никогда не упрощают работу?.. - вздохнул инспектор, потерев переносицу. Он был раздосадован, но пытался не показывать этого.
- В любом случае - продолжил мужчина - Я отправлю туда своих людей, возможно им удастся найти зацепку, расспросить соседей. И еще мне нужно, чтобы вы вспомнили каждую мелочь, мисс Шеферд. Когда вы видели своего отца в последний раз, были в его окружении, в последнее время, странные люди, может он с кем-то ругался? Из бюрократии следует написать заявление о пропаже - мужчина открыл ящик стола ища в нем что-то. - И еще уточните, у вас есть родственники или знакомые, которые могут присмотреть за вами пока идет следствие? - на стол легла бумага и к девочке ближе пододвинули чернила и перо.
Виолетта молчала, отведя свой взгляд в сторону. она могла бы присмотреть за Эмили, не будь треклятого мертвого мужа в ее доме! Женщина опасалась, что  супруг уйдет за ней, если ей вздумается перебраться в жилище доктора. Да и как она будет жить там без своих слуг, сына и вещей. Но и оставлять одну Эмили было ужасно! Вдова колебалась, снова, совершенно не этично прикусив губу.

+1

14

офф

момент в диалоге с инспектором вклинен с согласия Виолетты

Джон не особо вмешивался в разговор, во-первых, потому что ничего не знал сверх сказанного, во-вторых, потому что Виолетта была в боевом настроении и можно было предоставить переговоры ей.
— Простите, инспектор, возьмите заключение по делу по делу на Джеремин-стрит.
- По какому делу? - мужчина рассеяно глянул на Виолетту, не сразу сообразив, что женщина говорит о чём-то важном и почему она говорит об этом в середине другого дела. - Заключение? А! Это. Вы жена доктором Голдбери? Он тоже пропал?
Где-то логикой Джон конечно понимал, что инспектор просто пытается найти разумное оправдание присутствия такой пёстрой компании в своём кабинете, но фраза про жену включила что-то иррационально-эмоциональное, и он кашлянул, быстрее Виолетты вставив:
- Нет, это Виолетта Гейнс, она помогает доктору Голбери и Эмили обратилась к ней за помощью.
- Вот как, - инспектор взял папке с делом и отодвинул в сторону.
— Я вас понял, тогда нужно как можно быстрее направить людей на место... произошедшего. Вы говорили кабинет перерыт...
Флеминг задумчиво проводил рукой по своим скулам. Дело о пропаже доктора было... интригующим. Возможно цинично, или не этично так думать, но он же не озвучивал таких идей в слух. Просто... это звучало как хороший детектив. А Джон, недавно вернувший себе вкус жизни, хватался сейчас с охотой за всё интригующее. Возможно в журналистском расследовании он мог бы помочь девочке. И Виолетте будет явно спокойнее если он будет интересоваться судьбой её подопечной. Летти была такой привязчивой женщиной. И опять кусала губы...
Джон мягкое и ненавязчиво поменял положение, взяв женщину за локоть.
- Всё будет в порядке, - негромко сказал он.

+2

15

- Извините, - покаянно произнесла девочка, берясь за перо, - я думала, что он просто уехал...
Подумав, Эмили решила быть "просто дочкой" пропавшего доктора и пытаться даже сказать, что она и сама может о себе позаботиться, а бояться ей нечего, в конце концов, тех, кому нужен ее папа, она вряд ли заинтересует. Но почти все взрослые даже не допускали мысли, что ребенок - а ей уже тринадцать, не такой уж и "ребенок" уже - может быть самостоятельным. И начала отвечать с главного для нее вопроса:
- Тетушка уже выехала, прибудет вечером, - глядя на инспектора невинными голубыми глазами решительно соврала Эми. Двоюродной то ли тете, то ли бабушке, она еще не давала знать, что она нужна. Миссис Бантри была единственной, кто мудро не давал советов ни докору Шеферду, ни его дочери по поводу их жизни, а только приезжала в гости, звала к себе и в результате была практически единственным родственником, которого они с папой были рады видеть. Но волновать старушку не хотелось. Она же будет так переживать!
- Последний раз я его видела вчера, после пяти пополудни, - прикрыв глаза, начала говорить девочка, словно отвечала сложный урок, - домой я вернулась, когда уже было шесть вечера.  Странные люди... - "инспектор, мой отец доктор в больнице, который занимается наукой, мне, пожалуй, сложно сказать, кто из необычных людей был достаточно необычным", могла бы сказать она. Но это бы его развеселило или разозлило бы, а проверять был совсем не подходящий случай. Но кое-что она вспомнила:
- Четыре дня назад, вечером, отцу нанесли визит два джентельмена. Я их видела мельком, папа сам их встречал. Но они были... были... - она замешкалась, пытаясь описать мужчин и остановила взгляд  на полицейском, - похожи на вас! По ощущениям, конечно, не внешне. И у них были хорошие плащи. Понимаете, не дорогие, такие, немного бессмысленные, с шелком и странным кроем, а из отличного сукна, удобной длинны. Знаете, когда человек не богатство кому-то показывает, а выбирает хорошие вещи для себя.
Конечно, под дверью она не подслушивала, это все-таки папин кабинет и подслушивать разговоры отца она прекратила быстро и рано, поняв, что он ее никуда не отдаст, а все, что нужно ей знать, он скажет. Но плащи гостей не удержалась, пощупала.
- И пропала одна из его рабочих папок, - рассказывать так рассказывать, все так все, - я сама не знаю, сколько их у него, тех, в которых ведется работа. Но он их забавно нумерует для своего ежедневника, а папки номер четыре не было, хотя не помечена, как завершенная.
Жаль, папа не писал в рабочем ежедневнике краткое содержание работ из папок. Только заметки, когда над какой работать, что к ней у кого когда забрать...

+2

16

Виолетта слушала внимательно слова девушки. Возможно она тоже сможет как-то помочь в поисках доктора. Например наведаться к мистеру Голдбери. Кто знает, может он причастен к этому исчезновению. Виолетта выдохнула. Вот бы нет. Не может быть того, чтобы ее наставник опустился так низко, что стал жрать своих коллег. И зачем похищать чужую папку  послать людей?  Но несмотря на полную уверенность в том, что доктор Голдбери не виновен,  виолетта мысленно отметила, что навестит его из-за волнения за судьбу обоих.
Инспектор же записывал за девушкой ее слова и делал какие-то пометки. Он был хорошим человеком, это было видно, но поможет ли это в поисках?
Джон чуть коснулся ее локтя и Летти слабо улыбнулась ему. Ее кузину найти так и не смогли. Слишком много пропаж было последнее время в Лондоне. Все произошедшее не добавляло спокойствия. Сейчас лишь немногие вещи могли дать Виолетте спокойствие...
- Да, конечно. Разве может быть иначе? - иначе как раз и творилось сейчас, когда пропадали доктора, гибли люди и мертвые возвращались в мир живых. - Спасибо тебе. - Виолетта медленно выдохнула и отругала себя за недостойные мысли. Они со всем справятся. Смогли же побороть опухоль. А это пострашнее ожившего мертвеца.
- Хорошо, тога нам потребуется проверить более детально. Укажите ваш адрес мисс Шеферд. Я думаю вам стоит ждать визита полиции приблизительно через час....

***

И вот, наконец, они покинули это душное тесное здание, которое давило на тебя хуже могильной плиты. На улице Виолетта наконец смогла вздохнуть спокойно. Последнее время она начала замечать, что спокойнее всего чувствует себя вне стен домов, больниц и участков.  На то была масса причин и каждая была мрачнее предыдущей.
В воздухе сам собой повис вопрос, который Волновал Виолетту все это время. Если тетушка живет не в Лондоне, то ей ни за что не успеть до конца этого вечера, а зная слухи, уже к концу дня каждая собака будет знать, что доктор пропал. В таких условиях оставаться одной в доме было немыслимо для юной леди.  Слишком много лихи людей гуляет ночами по улицам Лондона.
- Эмили, а разве воя тетушка успеет к вечеру? - поинтересовалась Виолетта у девочки - Я не думаю, что оставаться в этом доме на ночь это хорошая идея. По крайней мере до того самого момента, пока не будет понятно, что именно произошло.  - женщина мелком глянула на Джона. У него остаться девушка тоже не могла. Хватит с него шепотков о истеричной даме. А в ее доме муж, от которого неизвестно чего ожидать. Кроме бессонницы.

+1

17

Папка с делом пропала - это и было главным. Джон, даже не в силу писательской фантазии, а в силу большого опыта, понимал, что папки с результатами вскрытия, одно из наиболее важных в следствии. Если кому-то нужна была эта папка... Но почему доктор похищен? Почему не убит? Чтобы не сразу подняли шумиху? Чтобы он переделал результаты вскрытия? Планировали всё провернуть иначе, запугать, а потом вернуть? А в результате Шеферд погиб?...
Джон, уже на улице, сначала автоматом достал сигару, но стоило Летти заговорить, с тихим чертыханием поспешил спрятать её назад. Не стоит так погружаться в себя, они ещё не закончили.
- Я поймаю кэб. Нам надо успеть вернуться домой до людей инспектора.
Оставив девушек решать вопрос ночлега, Джон остановил один четырёхместный кэб и попросил подъехать прямо к дамам. Усадив их, Джон захлопнул дверцу и со слаженным цоканьем всех 16 подков они двинулись к Эмили.
- Эта папка... мисс Шеферд вы совсем не помните, над чем работал отец? Я почти уверен, что всё из-за неё. Некоторые изощрённые преступники так затирают улики. Может он вёл дневник, журнал? Мы очень поможем инспектору, если вспомним или найдём что-нибудь ещё
На самом деле инспектор будет ворчать, что Джон опять занимается самоуправством, но...
- Если у нас есть хоть какая-то мелочь, зацепка, мы можем попытаться найти информацию сами. Согласитесь, это лучше, чем сидеть сложа руки и пить чай. Даже самый лучший чай в доме миссис Гейнс, - Джон улыбнулся и подмигнул Виолетте, стараясь взбодрить обеих девушек. Пока он мог сделать не многим больше.

офф

Эмили, по мелочам и данным можешь придумать что-то сама, жёсткого сюжета у нас нет)

+1

18

Эмили поколебалась, но призналась честно:
- Я тете пока даже телеграмму не посылала. Она активная, но старая дама, еще разволнуется, заболеет. Вы не переживайте, я оставалась одна дома и не боюсь. Если бы... если бы я была нужна, меня бы просто подождали в тот вечер!
В конце концов, Виолетта же ее в приют не потащит. А врать той, которую можно было назвать если не "другом", то человеком, который тебя понимает, не хотелось. Равно, как и стеснять ее. Поэтому она и добавила, что оставалась одна и что ей не страшно. Оставаться одной Шеферд и правда не боялась, беспокоили только мысли о папе. Где-то он там? Не больно ли ему, все ли у него есть? Ей-то бояться нечего, она же дома и точное знает, что с ней не произошло ничего необыкновенного. Ну, кроме встречи с новым доктором Голбери.
Предложение мистера Флемминга ей понравилось. Не сидеть на месте - это то, что ей было надо. А то мысли всякие приходят... А когда что-то делаешь, то думаешь о том, что делаешь, а не всякую чушь.
- Дневник, точнее, рабочий блокнот, папа носил с собой, дома его нет,  - ответила она, - но папа читал энциклопедию, она была открыта на странице о наперстянке. Это растение, из которого получают лекарства для сердца. Только если его выпьет здоровый человек, то он может умереть. Кажется так, - задумалась она. То, что дигиталис лекарство опасное, она помнила. И то, что он вызывает остановку сердца и галлюцинации, точно помнила, - если у нас... в морге, - поправилась девочка, - нет трупа,  умершего от проблем с сердцем, то, наверно, это как-то связано с теми джентельменами.

+1

19

Джон, возможно несознательно, дезертировал!  Оставив Виолетту с девочкой которой некуда было идти.  Теоретически, Эмили могла вернуться домой, но кто знает, не придут ли эти "гости" снова в этот раз уже за дочерью.  Ребенок это великолепный довод в шантаже, еще лучший чем собственная жизнь. Но и звать к себе, где муж бушует ночами. Женщина чувствовала раздражение на эту ситуацию и Флеминга, который оставил Летти разбираться с ней.Она устала от демонов в облике кукольницы, от сходящих сума людей, от угрозы жизни и от вернувшегося с того света мужа.  Вот почему доктор Шефед решил пропасть именно сейчас?!
Женщина поморщилась и чуть нахмурилась, выражая всю бурю эмоций только этим. К черту. если спросят - спишет на головную боль. От части ведь это правда, раскаленные игры покалывали виски.
- Эмили, речи не может быть о том, чтобы ты осталась в доме одна. Кто знает, что на уме у этих людей. И даже если они и впрямь не вернуться,никто не может гарантировать того, что в дом не заберется вор или кто похуже. - не слишком сдерживая себя, высказала свои мысли Виолетта - Леди не должна оставаться в доме совершенно одна. - выдохнув, женщина взяла себя в руки и веже решилась. Прислугу же муж не обижает, да и к бабушке не является в комнату. А если случиться что-то, она снимает для Эмили комнату или комнату в гостином дворе.
- Я думаю, тебе лучше остаться на время у меня. Ты нас не стеснишь у меня большой дом и достаточный доход, чтобы обеспечить не только тебя но и еще пару девочек - Виолетта слабо улыбнулась. Если бы не Гилберд, гори он в аду, у нее могла родиться дочь.
- И даже не думай возражать. Я дама упрямая, иначе не добилась бы своей должности. - заявив последний аргумент Летти направилась к кэбу, который поймал господин Дезертир.
В кэбе вдова молчала и задумчиво смотрела в окно. Все еще размышляя насколько правильно она поступает и что теперь делать ей со всем этим? Может прямо сейчас оставить юную Леди на попечении Джона и уехать к доктору Голдбери? Она бы так и сдала, но юная леди в компании уже взрослого мужчины это плохая идея. Пусть Флеминг был джентельменом, но другие не поймут. Миссис  Гэйнс вздохнула и отвела свой взгляд от окна. Джон пытался взбодрить их обоих, но как то не получалось.
- Мы можем отправится в морг, а затем в гости к доктору Голдбери. Я сомневаюсь, что он причастен ко всему этому... Но я хотела бы убедиться наверняка. Эмили, не знаешь, он так и не встречался с твоим отцом с того дня? - сомнительно, чтобы о такой встрече не было известно. Хотя никто не отменяет "врачебную тайну". Думая о пропажах, верениц событий и плане, Виолетта совсем позабыла, что не рассказывала Джону ни о Голдбери, ни о его "болезни".

+2

20

А умная она девчушка! Умудрилась запомнить такие мелкие детали, вплоть до растения и его свойств. Джон мог бы допустить, что сверхнаблюдательность, это особенность женского организма, но эта теория не выдерживала ни науки, ни практики. Потому он решил, что ему просто повезло встречать на своём пути исключительно наблюдательных леди.
- Прекрасно, мисс Шеферд, - он нарочито, но ненавязчиво обращался к девушке, как к взрослой, зная что такой приём всегда действует на подростков расслабляюще. Расслабить Виолетту так не получалось. Понимание последствий - неизбежное бремя взрослой жизни - не только предостерегало от плохого, но и мешало сделать порой очень нужные шаги. Она была грустна, задумчива, хмурила брови и говорила странные вещи.
- Голдбери? - Джон вскинул брови, - Это же твой наставник, верно? Как он может быть причастен?
Джону показалось, что в лицах девушек мелькнуло смущение или сомнение. Куда более эмоциональная Виолетта и вовсе забегала глазами и Флеминг понял - от него скрывают что-то, что ему не понравится.
- Чтож, - сказал он, - Если он причастен, то есть потенциально опасен, то я думаю, мне стоит съездить к нему в одиночку.
Этот приём, как и рассчитывалось, работал. Виолетта встрепенулась и тут же заупрямилась, "скрашивая" остаток дороги историей про мистера Голдбери. И, честное слово, лучше бы Джон и дальше этого не знал.
***
- ...нет, вы не поедите к нему, об этом не может быть и речи, - уже который раз повторил сухо Флеминг, спрыгивая и подавая руку Виолетте. Они подъехали к дому Шефердов, - Летти, я и сам туда не пойду без пары крепких друзей и пистолетов. Нет. Я настаиваю, вспомни,  что было у миссис Дикерсон! Больше никакого неразумного самоуправства. Хорошо?
Джон, говоря всё это, помогал спуститься из кареты Эмили и платил кэбу, но на последних словах навис над Виолеттой, взял её за плечи и произнёс слова с нажимом и значением. Лондон продолжал наполнятся чертовщиной, как ведьмиский котёл. Теперь ещё и вампиры правда!
Мужчина даже был зол. Она опять чуть не умерла, но решила, что должна быть сильной, то есть, должна молчать. Ну что за глупости!
- И не упрямься, я же чувств... вижу, что ты ещё не согласна. Подумай, Летти, это не лучший вариант. Тем более для двух леди.
Джон икренне надеялся, что его послушали. Переведя взгляд на Эмили, он сказал деловым тоном:
- Показывайте, мисс, Шеферд, пока не приехали люди инспектора.

+1

21

Предложение Виолетты ее очень смутило. Нет, это, конечно, очень мило, что она так предложила и ей не придется быть одной, но все же так неловко нарушать уединение и распорядок уже взрослой работающей (и в глазах Эмили это было одно из главных достоинств) дамы. И она, Эми, пока еще не леди, в том смысле, что она все-таки пока еще больше ребенок, чем девушка и это определенно лучше. Если судить по начинающимся разговорам. То нельзя, так нельзя, это вообще почему-то становится неприлично. В десять лет, значит, было прилично, отцу в работе помогать, а в пятнадцать нет?! И правила общения почему-то тоже сильно менялись и девушке уже нельзя было и половины того, что можно было девочке.
- Если я вас не стесню, - робко улыбнулась девочка, - спасибо вам большое. А тете я напишу, что папа пока уехал...
Папа как-то объяснял ей, что можно и не врать так уж, что бы врать. Можно применять дипломатию. То есть, не говорить всей правды или говорить ее определенным образом. Вот как если написать тете, что папа уехал. Папа и правда покинул дом, скорее всего, уехал и это правда. А то, что уехал он, скорее всего, не сам... это можно и опустить. Или как с доктором Голбери вышло.
- Нет, - покачала она в ответ на вопрос дамы, - с доктором Голбери он не виделся. Я сказала, что у него... временный приступ и пока он предпочитает вести дела через вас. Папу это устроило.
В конце концов мисс Гэйнс тогда не хотела, что бы два доктора встретились и ее отец узнал правду. Вот она и сказала почти правду. Ну, опустила, что его коллега нынче предпочитает кровь и боится света, ну, подумал папа, что доктор запил. В итоге же все вышло хорошо.
- А вы знакомы с миссис Дикерсон? - не удержалась она от вопроса, услышав знакомое имя. Милая и странная дама из магазина игрушек... Такая грустная леди! Ну, она, наверно, все-таки ведьма, но как же ей плохо и грустно жить. Хотя, может, это она к ней отнеслась по-доброму, а взрослых не очень жалует? В конце концов, все куклы-то у нее взрослые... Слишком сложно, решила Эмили. Эти два мира, взрослых и детей и стоять тут между ними, этими мирами, еще пару лет, пытаясь понять, как правильно-то и почему так?
- Пойдемте, - кивнула она, распахивая дверь, - дверь была закрыта и открыла я ее без труда, как обычно. В прихожей ничего не поменялось, плаща отца не было, но в углу стоит его трость для выездов. Она тяжелее и удобнее городской трости. Без нее он бы ушел только на вызов. Грязных следов на полу не было.
Девочка говорила медленно, указывая на предметы. Сделала несколько шагов вперед, замерла, восстанавливая все события вечера. Первым ее насторожил беспорядок на столе. Трость она заметила в последнюю очередь, не имея привычки смотреть в тот угол.

+1

22

Нужно было молчать. Молча приехать к мистеру Голдбери одной и поговорить с ним. И не рассказывать о том, какое несчастье приключилось с ее наставником! Виолетта любила Джона и очень ценила эту его… рыцарственность, заботу и желание помочь, но сейчас раздражало все. Она, все таки, не кисейная барышня. Голдбери тоже опомнился вовремя, а еще она знала его слабости и будет держаться на свету. И крови может принести ему из морга. Виолетта насупилась. Вообще, с чего это Флеминг решил, что имеет право ее контролировать и решать, куда ей можно идти, а куда нет?! Она свободная вдова, дьявол разбери.
- Нет. - упрямо повторила женщина - Я против того, чтобы ты шел к моему наставнику, которому я должна, наперевес с пистолетами, мордоворотами и без меня! - упрямство Летти могло войти в легенды, но видимо Джон решил с ним потягаться. Такой настойчивости вдова не ожидала никак. Даже невольно струхнула, когда мужчина навис над ней. Такого Джона она видела не часто, если вообще видела. Слова же про ведьму невольно царапнули воспоминаниями. Да, если бы тогда мужчина не смог ей помочь, то Ви осталась бы в теле куклы навсегда… Летти тяжело вздохнула и устало потерла глаза. Конечно хотелось высказать Джону все, что она думает, но не при Эмили же. Девочке и так непросто, не хватало еще стать свидетелем чужой ссоры.
- Джон, на меня он не нападет точно. Он был относительно вменяем в последний раз. А вот на вас, незнакомцев, наверняка накинутся сразу. Я понятия не имею, на что доктор способен сейчас. Изменило ли его как то… кроме внешности. Я хочу пойти с вами, либо мы можем назначит ему встречу на нашей “территории”. - женщина осторожно коснулась руки Флеминга, надеясь его хоть немного успокоить и отвадить мысль идти к Голдбери. Она потом сама с доктором спишется и зайдет.
Необычным оказалось и то, что Эмили знает Дорин. Эту ведьму. хотя, владелица кукольной лавки наверняка привлекала детей. А были ли среди кукол настоящие дети?..
- Да. Ужасно неприятная женщина. Я советовала бы держаться от нее подальше. Встреча с ней чуть не стоила мне жизни - необычно прямолинейно ответила Виолетта.
В доме доктора Шеферда вдова была впервые. Тут было чисто и опрятно. Эмили тут е начала рассказывать и показывать, уводя гостей в кабинет отца. Каждый кабинет, как отметила виолетта, был отражением его хозяина. Видно лучше всего это было на примере кабинета наставника. Он был строгим, подчеркнуто педантичным ровно до того момента, как там поселилась Виолета внеся немного хаоса в обстановку, как минимум из разложенных папок и книг.
Отчасти из-за этой привычки к идеальности на глаза бросились книги доктора. Одна из них была чуть выдвинута и е явно пользовались недавно. Слушая беседу Джона и эмили, девушка выдвинула ее. “Полный перечень ядовитых и лекарственных растений. редакция третья” - значилось на обложке.
- А я и не знала, что доктор неплохо рисует - проронила она, смотря на странное изображение разместившееся на бумажной закладе. Оно было странным - циркуль, линейка и глаз. Девушка подошла ближе вместе с книгой.
- Закладка как раз на странице с наперстянкой. - девушка показала присутствующим закладку, а сама перелистнула страницу. На полях карандашем, был выведен вопрос “Сердце?”.
- Он наверное думал про возможную остановку сердца. Нужно будет запросить завтра журналы по вскрытиям… - Виолетта в задумчивости осмотрела кабинет.
- Наверное инспектор будет ругаться, что мы тут все трогаем.

+2

23

Какая чисто женская самоуверенность! Ей богу, Летти уже не девочка, а упорно продолжает говорить глупости. Но её он не тронет! И почему же это? Или это как - убийца не тронет, потому что она женщина, а женщин не бьют?!
Хоть Флеминг и замолчал, он явственно чувствовал несогласие и упрямство Летти, и её попытку взять его за руку расценил, как лицемерный обман. Как и любой мужчина, он не оценил ни того, что ему перечили, когда он говорил разумные вещи, ни того, что ему врали, прикрываясь тёплыми жестами. Дёрнув рукой и не дав взять себя под локоть, он упрямо поднял подбородок, как делают мужчины в показном раздражении.
"Я сейчас просто сконцентрируюсь наделе, гораздо более важном", - уговорил он себя, пройдя вслед за Эмили в дом.
Ссора странным образом помогла делу. Усиленно старавшийся не обращать внимания ни на Виолетту, ни на её самонадеянное упрямство, Джон был очень внимателен ко всему, что говорила и показывала девочка.
- Вы знаете, мисс Шеферд, всё пока что можно обрисовать следующим образом. К нему кто-то прибежал, - стал рассказывать Джон, явственно видя эту картинку в собственном театре воображения, - Весь в мыле и задыхающийся. Возможно знакомый, мы, англичане, не имеем свойства выбегать в ночь к незнакомым, - Флеминг выдал лёгкую улыбку, иронизируя над собственной нацией, - Он сказал, что кому-то из стало плохо. Срочно нужна помощь. Ваш отец взял свою книгу записей, накинул плащ, выбежал из дома. Это была приманка, далее в дом зашли те, кто искал тут... что-то важное, - Наверное на этом моменте стоило сказать юной умнице что-то хорошее. Сделать вывод, приятный и правильный, что "раз так, то ваш отец вернётся". Но это было бы ложью, - Мы можем опросить соседей прежде полиции, может кто-то, что-то такое видел.
Да, картинка была ясная, только вот в этом случае Гарри Шеферд либо мёртв, либо пленён. Он что-то нарыл и его срочно пришлось вызвать... что?
— А я и не знала, что доктор неплохо рисует.
Джон обернулся на Летти, хоть и дал себе слово лишний раз не обращать внимания на женщину, чтобы не раздражаться по поводу и без. Потому он сразу опустил глаза на закладку и нахмурился.
- Это знак масонской ложи, - фыркнул Флеминг недовольно. - Франк-масоны, вольные каменщики... Долгое время были тайной ложей, но сейчас это учение столь популярно, что они с гордостью носят свою символику на перстнях или кулонах и продолжают называть себя тайной, - мужчина сделал лёгкий пренебрежительный жест, как бы выказывавший его мнение о такой "тайности". Но потом сам насторожился и взял закладку, потом посмотрел в книгу.- Ваш отец не состоял в этой ложе, вы не знаете, мисс? Приходили ли к нему друзья, которые пожимали руку вот так, - он взял ладошку Эмилии и странным образом пожал её, положа большой палец между её большим и указательным.
Эмили только успела ответить, как в дверь постучали, разу выказав себяи свои намерения:
- Мисс Шеферд? Откройте, это полиция.
- Как они сегодня шустро, - задумчиво проговорил Джон.

+2

24

Это было очень странно, что чужие люди ходили по кабинету отца, листали книги. Комментировали. От этого было неловко и неуютно, щекотало в носу и одновременно хотелось разораться и расплакаться. Это же папино!
Но скоро придет и полиция, а они не будут вести себя с такой деликатностью, как мисс Гэйнс и мистер Флеминг. Просто надо потерпеть, уговаривала она себя. Пережить все это. Тем более, если это поможет найти папу до того, как с ним случится что-нибудь плохое, то пусть. Ворошат, листают, топчут грязными ногами - полицейские, конечно, ее гости все-таки воспитанные люди.
Немного отвлекли мысли о миссис Дикерсон. Конечно, это ужасно, что Виолетта из-за нее чуть не погибла и хозяйка магазинчика и правда опасна, но перестать испытывать к ней сочувствие было невозможно... Интересно, а это нормально, опасаться человека и сочувствовать ему одновременно? И папы нет, не спросишь...
Эмили стояла у стола, не зная, куда деть себя, пока взрослые занимались поисками.
- Наверно, так и было, - кивнула она в ответ на слова мистера Флеминга, - но отец пошел бы даже с незнакомыми людьми, если бы ему сказали, что нужен врач.
И с интересом посмотрела на рисунок на закладке:
- Никогда раньше не видела, - пробормотала она. А когда писатель взял ее за руку, то на глаза Эми непроизвольно навернулись слезы. Такой простой жест, выражающий расположение, тепло человеческой руки...
Она молча покачала головой, взяла себя в руки насколько это было возможно и смогла произнести тихим голосом:
- Нет, не видела. И, мне кажется, что либо я бы что-то заметила, либо отец все-таки не состоял в этом... обществе.
Внезапное тайное общество, появившееся в их доме, в их жизни, она не одобряла. Тайное - это почти всегда плохо. Какие-то маски, плащи, кинжалы, заговоры. Про такое только читать интересно.
Услышав стук, она глубоко вдохнула, готовясь пережить нашествие людей, которые будут искать "что-то" и задавать странные и, возможно, неприличные вопросы и пошла отпирать дверь.

Отредактировано Эмили Шеферд (2017-12-26 12:31:03)

0

25

О масонской ложе Виолетта знала чуть больше, чем ничего. Она слышала пару раз разговоры о тайном ордене, вот только никогда в них не вникала и не интересовалась ими. Женщине всегда были милее больше обсуждения проблем насущных, вопросов политики, социальной жизни , науки, а не тайные ордены. Даже рассказы про привидений и страшилки вызывали больший интерес. О! Знала бы вдова, что ее ждет впереди, непременно бы слушала все эти россказни и призраке троюродной бабушки с удвоенным интересом. Сейчас же связь с ложей доктора казалась девушке чем-то... Непонятным. Мистер Шеферд был последним, на кого бы Летти подумала.
- Ничего не понимаю, какое отношение доктор имеет к тайным обществам? Чем это общество вообще занимаеися, кроме как носит кольца и всем говорит, какое оно тайное? - голова пухла от этих непонятных происшествий. Жизнь постепенно превращалась в какой-то мистическо-детективный роман. Призраки, ведьмы, тайные общества… Дурдом какой-то.
Виолетта тяжело вздохнула, понимая, что Эмили ничего толком рассказать не может. Оставалось уповать на полицию… И проверить, каким случаем последний раз занимался доктор Шефед. Печальнее всего в этой ситуации было смотреть за тем, как Эмили старается казаться взрослой, держать себя в руках и не выдавать, насколько тяжело ей дается все это. Маленькой мисс в этой ситуации можно было только поаплодировать за ее стойкость и умение себя держать в руках. В ее возрасте Виолетта была более… эмоциональной.
Полиция прибыла быстро. Оставалось на скорость гадать подействовала “взятка”, репутация Шефеда или доброе имя Флеминга? Скорее все в совокупности. Эмили отправилась открывать дверь, а виолетта, забыв, что вообще-то обижена на Джона, подошла к нему ближе и взволнованно спросила.
- Джон, ты думаешь Эмили угрожает опасность? - говорила женщина тихо, чтобы никто кроме мужчины не услышал ее.
- Я думаю, что юной леди не стоит оставаться одной, когда её отец пропал, - мужчина мягко улыбнулся, но его слова Летти восприняла по своему. Значит эти масоны могут придти и за дочерью доктора, ведь ей так легко шантажировать отца. При таком раскладе даже умерший муж не казался такой уж страшной угрозой, вероятно потому, что сейчас дама была далеко от дома и над ее головой не разбивались летающие кружки.
- Да, ты прав. - Виолетта отошла к окну смотря на совершенно будничный лондонский пейзаж. Кэб, зворник, что грозно кричал что-то убегающей детворе, прогуливающиеся люди… Лондон делал вид, что ничего не происходило, пока чужие жизни переворачивались с ног на голову.

0


Вы здесь » Городские легенды » Новое время » Где же ты?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC