Городские легенды

Объявление

OPUS DEI
апрель 1650 года, охота на ведьм
ATRIUM MORTIS
май 1886 года, Викторианский Лондон
ШПИОНСКИЙ РОМАН
1939 год, Вторая мировая война
Сюжет готов.
Идет набор персонажей.

Ждем персонажей по акции!
Игра уже началась.

Сюжет готовится к выходу.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городские легенды » Другие истории » Хороша ли я, девица, Шамаханская царица?


Хороша ли я, девица, Шамаханская царица?

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

По ходу игры решим
Река Эфра, длинная полноводная и широкая, судоходная река главной веной текущая по государству Каргвелия не единому, и пока не дружному.
Эдгар Варбалд, Фреодерик Бреннан и Назар О`Ширр

Каргвелия государство лишь на бумаге, и лишь для послов и Злонравной Империи. Размежеванные княжества связаны друг с другом лишь словом,
что с каждым годом значит всё меньше. Молодой и амбициозный князь Фреодерик надеется объединить княжества огромной конфедерации в единый кулак. Его выбирают Великим Князем, что значит - быть представителем своей страны. И под предлогом "представительства" отправляется он по землям Каргвелии с визитам к прочим князьям в сопровождении своей свиты.
Страну кусают набеги вражеских стран, подтачивает и расшатывает "независимые княжества" Империя.
В такое непростое время не думаешь о тайнах и мелочах, о каторжниках на галере, о странных оазисах в пустыне. Но именно с этим предстоит столкнуться князю и его спутникам во время водного перегона по Эфре.
На реке, на пути княжеского речного флота сцепились в жестокой схватке неповоротливые толговые галеры, и увидев гербовые щиты на бортах,
они развернулись к новой добыче.
И это лишь начало пустынной истории.

[nick]Эдгар Варбалд[/nick][status]Я подожду, у меня всегда есть время[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0017/81/21/20-1461503756.jpg[/icon]

Отредактировано Джон Флеминг (2017-08-14 17:52:23)

0

2

- Саррадан точит мечи, мой Князь, и звук этот был бы приятен, не таи он угрозу, - ленный разговор, как леннен этот день, и медленный равномерный плеск 16-ти пар вёсел. Ленный разговор в котором они повторялись, лишь потому что истина эта известна всем тут, и говориться для того, чтобы шпионы из слуг, дозорных и стражей имели свой хлеб, если они, конечно, имеются тут. Великий Князь сидел на положенном ему кресле, под тентом, что лишь скрывал кожу от солнца, но не лёгкие от пустынного жара. До белезны прекрасные барханы встречались с небом в паре километров от берега, а те растения, которые не иссохли под солнцем льнули к благословенной Эфре, как льнут котятки к кормящей их материнской груди.
Пустыня выбирает только сильных, точнее сказать - им она даёт шанс, или покоряется, потому что нет злее врага живому, чем пустыня, будь она морской, ледяной или как эта - песчаной.
Это было удачное сравнение, и оно удачно придётся к переговорам, что ждут их через два дня речного перегона. Хороша пустыня и своей сутью, ведь жара расслабляет внимание тех, кто ей поддаётся, а мысли, даже злые, становятся медленными и неповоротливыми. Хорошо это и тем, что всем им захочется пить, а трюмы галеры полны вином, что позже разбавят водой и разольют по кубкам.
Мерные удары по натянутой на барабан коже дают команды - вверх, вниз, вверх... Варбалд остановил свой взгляд на гребцах, чью бронзовые плечи поднимались чуть ли не до белых тюрбанов и опускались назад. В ночи все будут спать, но он усилит стражу. Саррадан точит мечи - известно всем. Далеко ли заточенные им лезвия, или есть в свите? Советник знал, что легко упасть за борт, он знал, что нетерпеливые противники могут рискнуть, как глупа не была бы их затея. Значит ночью будут сторожить двое - один на ногах, другой только глазами.
- Санти, - коротко позвал Эдгар даже не глядя на вытянутого и худого юношу, перенявшего материнские пшеничные волосы. Акшар отвёл в сторону руку с бокалом, зная, что туда польётся вино, ведь мальчик сейчас был виночерпием. Дулся, обижался, но тихо и про себя. А Эдгар пил и ждал, когда в вине окажется хотя бы крупица яда. Но слишком благородное семейство никак не решалось портить ему кровь чем-то, кроме дурного поведения. Игра продолжалась, она хоть немного меняла сонность пути. Эта игра и игра с Назаром, сыном О'Ширра, ершистой кусачей кошки. Терпел, молчал, кусал губы, но иногда вспыхивал будто фитиль лампы. Мальчик с радикальными взглядами - он мог быть тем, кто заколет отца и станет хозяином Зелёной крепости, он мог быть тем, кто ночью будет не спать. Третьим не спать.
Невольно столетний граф прищурился, смотря на юношу, но мистерия не завязалась.
Леность разбилась сперва запахом.
Стоячий воздух приносил гарь и это было нечто больше походного костра. Поза акшара сменилась плавно, он не любил спешки даже если перед ним вершилась воля богов, но сейчас то явно была воля людей. Злых людей. Прищурившись на горизонт, дрожащий горячим даже над водой Эфры, эдгар заметил тёмный столб. Дым, пришедший за запахом. Ритм княжеской галеры замедлился, ласточкой взлетел к шпирону и приложил зрительную трубу капитан судна. Он смотрел не долго, прежде чем вернулся назад и, преклонив колено, отчитался перед Великим Князем:
- Там впереди несколько галер сцепились в схватке, мой князь. Не разглядеть отсюда чьи, но драка отчаянная, одно судно горит.
[nick]Эдгар Варбалд[/nick][status]Я подожду, у меня всегда есть время[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0017/81/21/20-1461503756.jpg[/icon]

Отредактировано Джон Флеминг (2017-08-14 20:31:04)

+2

3

На западе Вэлгара бытовало поверье, что человек в дороге находится между жизнью и смертью и не принадлежит ни одному из миров. Пробирающийся в печень ритм речного перехода, весь выстроившийся вокруг мерного низкого рокота барабана закольцовывал диалоги, дела — и даже мысли раз от раза возвращались к этой простонародной байке.
Странно, что о границе с землями мёртвых рассказывали на севере, а не здесь, где безликие песчаные барханы быстро пожирают все ориентиры и чувство времени. Легко было вообразить, что Саррадан не просто далеко на севере, но и вовсе в ином мире, недостижим, и потому не достоин беспокойства.
Подобного удовольствия Фреодерик себе не позволял даже на короткое мгновение. В этом развлечении ему было ничуть не более комфортно, чем в удушающей речной жаре. Долонийский крестьянин мог в скудоумии проклинать сбивающую башмаки дорогу и рисовать с неё образ посмертных мук. Каргвеллийский князь уже и на Саррадан смотрел, как на свои собственные территории, и граница мира живых не могла стать более серьёзным препятствием, чем разногласия с севером.
— Спроси меня через несколько лет, и мы вместе вспомним, как кстати нам пришлась готовность Саррадана пустить в ход оружие, — живой тон князя плохо вязался с жарой, из-за которой рябью шли не только воды Эфры, но и её берега. Глаза быстро уставали всматриваться в острую белизну песка, и тогда взгляд Фреодерика рассеянно скользил по его окружению. В ком-то он цеплял детали лишь для собственного развлечения: Генри взрослел на его глазах, а Эдгард сам видел жизнь Фреодерика с самого её начала. Иным был Назар — его границы ещё следовало узнать. И лучше бы прежде, чем Саррадан получит свой повод пролить кровь.
— Жаль лишь, что при всей любви князя Уиллиама к закону, он не выделил и его краешка, чтобы покрыть голову кого-то из своих сыновей.
Любвеобильность князя Саррадана славилась по землям конфедерации наравне с его упорным нежеланием брать себе законную жену.
Дожидаться, когда ощерившийся северный волчара цапнет руку, надевающую на него ошейник, Фреодерик не собирался. Как бы ни претила ему мысль о войне, он бы не заслуживал трона своего отца, когда бы слепо выбирал невозможный мир из двух войн.
Словно откликаясь на его мысли, в воздухе повисла злая гарь. Фреодерик кивнул акшару и в ожидании его возвращения отставил в сторону свой кубок. Для береговых деревень было рано. Для досадных задержек иного толка никогда не было лишнего времени. Тем более — для речного боя невесть с чем.
Но, всё же, как часто в этой кровавой грязи скрываются блестящие возможности.
— Пусть Альберт узнает, в чём там дело, — сказал Фреодерик, позволив Эдгару подняться и занять своё место. — Мы останемся здесь. И не держите оружие поодаль от себя.
Фреодерик обернулся, чтобы удостовериться, что его изогнутый меч не сгинул по какой-нибудь занятной случайности, от кресла.[info]<b>Фреодерик Бреннан, 32<sup>y.o.</sup></a></b><br><i>Великий Князь</i>[/info]

+2

4

[status]Каракал[/status][icon]http://savepic.net/9652975.jpg[/icon][nick]Назар О`Ширр[/nick]Мирно шли галеры по воде, стучали барабаны в такт сердцу, а жаркий воздух обжигал смуглую кожу. Молодое сердце жажало свершений и завоеваний, а вместо этого приходилось слушать ленный разговор. Сейчас бы несмотря на жару сорваться вскачь вдоль берега распугивая птиц, что с интересом скакали по веткам редких деревьев и дивились на забывших здесь что-то людей. Где-то в траве зашуршал какой-то зверь, прячась в корнях деревьев. Только глупец говорит, что пустыня мертва. Она дышала и жила даже в тех местах, где солнце жгло до костей. Его народ, что много лет бродил по немилостивой пустыне, изучив алую госпожу как родную мать. В их сердцах горел огонь, а кожа отливала бронзой.Люди, что жили и умирали с честью.
Назар чуть искоса глянул на свиту Великого Князя. Могут ли его подданные похвастаться тем же? И чем руководствовался отец, когда пришел к Фреодорику и возложил свой меч у его ног? Возможно нежеланием терять ту часть Вольных земелями, что отвоевал дед, а может ужасы творящиеся в Кэниэре, что был под боком их земель? Признать, коль если и выбирать меж двух зол, то самое безобидное. Сам О`Шир владыка песка, старый гремучий змей, говорил что с запада веет падалью и не было причин не верить ему. Но что-то подсказывало достойному сыну, что виной тому были и амбиции овладеть всеми Вольными Землями. В своей голове Назар и так и эдак крутил этот союз, словно ребенок новую игрушку. Понятнее всего сейчас было почему он здесь, хоть нахождения при дворе Великого Князя он не желал. Но ступать против клятвы, что дал отцу было недостойно мужчины.
Плавна шла галера, словно повинуясь ходу мыслей мужчины. Ленно тек разговор свиты.
- Пока Саррадан точит мечи, с запада все сильнее тянет зловонием. Кэниэре еще бьется в предсмертных кнвульсиях, но скоро и ее пожрет зараза. - заметил мужчина, всматриваясь в береговую линию. Общаться со свитой Князя было непросто, давала знать о себе различавшаяся культура. Сложнее всего приходилось с ребенком крови, что был советником. Взгляд этого человека напоминал взгляд большого хищника. Он был опасен, но Назар не испытывал страха перед ним, хоть и понимал, что этого акшара стоит опасаться. Со своим отношением к Князю О`Ширр разобраться не мог, с осторожностью изучая этого человека, что внешне казался мягким. Но впечатление это, наверняка было столь же обманчиво, как мираж в пустыне. Пустыня вообще полна обмана и глазам своим верить нельзя,а вот запах гари никогда не предвещал ничего хорошего. Назар подвинулся ближе и напрягся как каракал почуявший добычу. Взгляд быстро нашел его людей, их было мало но это были лучшие клинки Великой Пустыни.
Мужчина неосознанно коснулся амулета из кости, что висел на шее. Где-то сбоку с криком взметнулась птица, на несколько секунд зависнув прямо на против солнца и спикировала вниз, резко, летя прочь от кораблей и людей.
- Плохой знак, очень плохой - проговорил Назар - Быть  беде, видать иблис* по нашим следам увязался. - и пусть многие посмеивались за глаза и считали глупостью слова “пустынника”, он верил в мудрость предков. Просто так поверья не рождаются. Он медленно переместил свою руку на клинок, не ожидая ничего хорошего. галера сопровождения неспешно гребла к дымящемуся мареву и время словно замедлило свой бег, чтобы нагнать все когд со стороны раздался крик.
- Нападение! - раздалось где-то рядом. А из марева, отделившись, к княжьему кораблю на полном ходу гребли “погорельцы" и сомнительно, что они шли с миром.
- Я же так и знал, что иблис увязался. так и знал! - негромко прошипел Назар. Он ждал приказа “к оружию!”, хотя рука и так сжимала рукоять клинка.


* Иблис - злой дух

Отредактировано Виолетта Гэйнс (2017-08-15 16:11:43)

+1

5

Рука военного всегда машинально ищет навершия, рука жреца  - амулета, рука писаря - пера, рука политика - ничего, если только ты не хочешь представиться другим военным, жрецом или писарем. Эдгар склонил голову, он был при оружии, как и все тут, его саифы покоились в ножнах и смотрели на жар и на реку глазами змей. Он встал медленно и неспешно, отдав бокал насупившемуся Генри.
Эфра вильнула, галера сделала поворот и там, за ним, глазам гостей пустыни предстала свалка. Её отголоски, возгласы и шум блики пожара на брошенном и тонущем в стороне от других судне доносились до княжеского корабля. Одна галера, завидев на другом конце реки борта, покрытые гербовыми щитами, проворно вильнула, и поплыла навстречу, как многоножка.
Эдгар прищурился, но паруса были белы и пусты. Ничейный корабль на далёком броде.
"А лошади скачут быстрее судна, если гнать их с вестью во весь опор...", - он пустил эту мысль о подстроенном, и как семя в политой почве - она пустила корни. Корабли близились, капитан дал отмашку обратной гребли, чтобы отдалиться княжескому судну и пустить вперёд две малые галеры сопровождения, готовых принять удар.
- Я же так и знал, что иблис увязался. так и знал! - шипел мальчишка и Эдгар обернулся на Назара.
- Не ищи божьего следа там, куда ступил человек, сын О'Ширра, - ленно проговорил Эдгар и рука его опустилась на саиф. Сейчас он воин, хотя бы потому что мало кто здесь будет воином равным ему. Политик делает что должно, а умный делает что нужно. - Нам стоит пристать к берегу, мой князь, почва и простор удобна любому бою, даже тому, которого не будет.
И тут, свистя по воздуху, в борт у скамеек гребцов вонзилась стрела. Первая ласточка, пронёсшаяся у самой земли перед грозой. Жара всегда кончается грозами. Глубоким вдохом акшар наполнил грудь раскалённым воздухом, и мимолётно усмехнулся тому жару, что был внутри.
- Накрыть гребцов! - капитан отдал команду и с бортов сняли щиты. Передние галеры шли на таран, княжеская пятилась, под ускоряющийся ритм барабана, а Эдгар думал, сколько тут оазисов и сколько лошадей, и сколько стрел на чужом судне.
[nick]Эдгар Варбалд[/nick][status]Я подожду, у меня всегда есть время[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0017/81/21/20-1461503756.jpg[/icon]

+1

6

Князь резко посмотрел на Назара. Не так давно сын О`Ширра бросал мрачные предсказания как бросают в воду комья глины дети. И теперь в его словах были лишь отзвуки страха, недостойного ни наследника, ни мужчины. В словах, но не в голосе. И в лице ничто не выдавало желания бросить оружие и бежать.
Что же, этот час покажет, кто лжёт — голос или слова, — и без проницательных догадок.
— Даже если за нами следует злой дух, дело иметь мы будем с людьми из плоти и крови. А её можно пустить.
В тот момент, когда сражение протянуло руку в их сторону, Бреннан перестал рассуждать о возможностях участия в нём. Лёгкая посудина противника шла быстрее гружёной галеры Великого Князя, ловко уворачивалась от Альберта и Нэда и зло скалилась изогнутым килем в сторону главного корабля. Ни у кого не возникло сомнений, с каким приветом он спешит на встречу.
— Уходим к берегу.
Ноздри князя хищно раздулись. Каргвеллийцы не поддерживали бы того, кто считает своим долгом отсиживаться за их спинами. И пускай во владении оружием на палубе никто не мог сравниться с Эдгаром, Фреодерик не зря скрещивал с ним мечи в дружеских поединках.
Неизвестная галера приближалась, ощерившись задранными в небо стрелами. Перед князем появился щит. Фреодерик бросил быстрый взгляд на близкий берег, на пустоту реки в стороне Моррока, поднял взгляд к небу.
— Рубите мачту.
Злой дух иблис из мрачного карканья Назара ухватился за людское промедление и злорадно раздул щёки. Ветер, которого так ждали с утра гребцы как подмоги, бросился в приветственно выставленный парус, как сторожевая собачонка — навстречу незнакомцу у ворот. Галера замедлила ход и, под ветром и течением стала поворачиваться, доверчиво подставляя врагу борт.
Когда её уложили, было поздно.
— Проклятье. К оружию!
О бое на твердой земле так же стоило забыть. Люди оставили попытки выбросить галеру на берег и брались за оружие. Они уже могли рассмотреть оскал врагов за бортами галеры без опознавательных знаков.

+1

7

[status]Каракал[/status][icon]http://savepic.net/9652975.jpg[/icon][nick]Назар О`Ширр[/nick]
И все же каким разительным было различие меж народом пустыни и теми к кому они решили присягнуть. Дети песка привыкли верить старым сказаниям, обходить “нехорошие” места и быть осторожными, если ветер приносит запах гари.
- Иногда человека оставляет свой след ведомый волей бога. - ответил в такт Назар. Он ожидал худшего, но не боялся. Умереть в бою не самое ужасное, хоть к смерти мужчина не стремился. Слишком многое было в его планах да и не оставлять же трон младшему брату! Вот уж кто точно тупее ишака и страшнее песчаной бури. Взгляд пристально следил за лодкой с которой слышалось гуканье людей. Советник давал рекомендации, а князь приказы. Но темный дух коль взялся за людей, не отстанет, пока его не прогонишь либо не прольется кровь, как то и предвещал Великий Князь. А ситуация разворачивалась все хуже. Звенели стрелы и рубили мачту, но все было тщетно. Они не успели прибиться к берегу, Рука Назара сжала рукоять клинка,  а сам мужчина тихо, словно ветер по песку, шептал слова старого заговора. Галера врагов резво врезалась в бок княжего судна. Свистя и рыча словно голодные звери, враги хлынули на борт. В глазах этих людей не было сострадания и даже тени сомнения. Убьют всех, вырежут как скот. Со звоном оскалилась сталь. Назар помнил указание отца - в бою закрыть кньяжью спину. Видать и правда гремучий змей большие планы  на этого человека. Звенела сталь и в воздухе запахло кровью. Люди Фреодерика были умелы и первая волна врагов не добралась до знатных господ, но эти звери лезли, словно им конца и края не было и вот уже на палубе то тут то там вспыхивали стычки. Назар хорошо владел сталью для своего возраста и сейчас не боялся пускать ее вход. Первому находившемуся на него человеку он ударил в живот, клинок оросило первой кровью. Сегодня она вдоволь покроет палубу. Первый враг, затем он сцепился со вторым, не забывая о князе и его свите. Бок о бок с ним бились его люди, но ноги то и дело неудобно качало. Раньше сыну О`Ширра не доводилось сражаться на воде и опыта здесь было у него мало. Вот встреться они ему в пустыне, то шансов бы у них не было точно!
Поминая песчаных демонов сбоку отступился соратник, зажимая рукой рану и роняя меч. Не теряя и минуты, враг бросился на второго подручного. Шакур дал ему отпор, но к врагу сбоку спешило подкрепление. Расправившись со своим противником Назар бросился на выручку. Меж двух исходов он не сомневался. Он отвел меч врага а вместе с ним и смерть, пусть сам и пропустил удар, что огнем обжег руку. Запах крови лишь будоражил, а боль будила что-то злое в душе, что-то от демонов, что когда-то ходили по земле. Глаза Назара горели, он молча и неотвратимо бросался в атаку, но противник был равен по силе. Звон стали оглушал, пьянил  запах крови и боль пела о том, что только победа сохранит жизнь. Люди Великого князя заметно лучше владели клинками и с уверенностью начинали теснить врагов, коих было в достатке. Быть может для кого-то было то не ясно, но исход боя был предрешен.

+1

8

Полемику о богах акшар счёл умозрительной и потому быстро о ней забыл. Ведь насущный повод для мыслей теперь стоил двух перцовых мешков, а не одного обиженного мальчика.
Кстати о мальчиках…
- Если ты будешь стоять с кувшином, тебя может и примут за приветствие, Санти, но я бы советовал стоять с мечом. Вряд ли этим господам захочется вина и пожелания.
Мальчишка вспыхнул, как горит факел, до самых корней светлых волос. Он таки был похож на мать, пусть и общение акшара и дерзкой Бонны было более шипящим и куртуазным, и лишённым искреннего сарказма. Но перед боем Эдгар часто позволял себе некоторые вольности, о которых не будет сильно жалеть в дальнейшем, но которые просто хотелось сделать.
Сама сеча - не то, что входило в планы Варбалда. Как и срубленная мачта, как и скорейшая высадка на берег (а она непременно будет), как и изогнутый меч в руке. Но жизнь очень рано приучает к правилу о том, что план никогда не пройдёт в соответствии, и всё что ты можешь делать - составлять древа планов, ветка за веткой, вариант за вариантом.
Вот на этом толстом суку Фреодерик жив, на том кривеньком и потоньше - мёртв. Первый сук выдерживает больший вес и больше новых веток, он здоровее и на нём будут сочнее плоды, значит он должен расти дальше. Жизнь вносила коррективы, кто-то шёл с топором к дереву, что ещё не пустило даже цветков, кто-то ляжет с ним, может его смерть даже удобрит корни конечной цели, ведь главное правильно удобрять?
Значит, Варбалд, позабывший о гордости, как говорили порой в его народе, мягко сбежит с бака к галерным, встречая с крепкими гребцами первых абордажников, и наискось рубанёт по первому противнику. Как просто играют предубеждения на тебя! Как много людей уверены, что долголетие акшаров лишает их страха смерти.
Да вот только в диких глазах напротив тоже страха нет…
Давно не терявший рассудка в бою акшар иногда отступал, смотря на врагов и не понимая, что с ними не так? Интуиция, отточенная многолетним опытом привычка анализировать, которую можно назвать интуицией, говорила навязчиво о зверином безумии, о том, что враги не хранятся, будто бы их потроха отличны от потрохов прочих на палубе… Или отличны?
Их глаза были одинаковыми - чёрными и злыми, из-под простых тюрбанов висели тёмные патлы, а ниже обнажённого торса были только красные в полоску шаровары и простая обувь. Всё вроде бы понятно - рабы-галерники, возможно из одного селения, от того заметное “фамильное” сходство их друг с другом, ведь люди пуще акшаров были склонны к межродственным связям. Что-то ещё было не так, но время песком просочилось и ушло. Крепкие мужчины с кандалами на руках и бронзовыми плечами пошли новым натиском - уже умнее - тесным строем, просто наваливаясь на галерных и надеясь прижать их к борту.
Эдгар криво хмыкну и втянул воздух, душно, пьяно пахший кровью. Как много он мог бы выйграть времени, если бы использовал кровь врагов и подчинил их своей воле! Но сегодня он обойдётся без недипломатичных ходов. Вид насыщающего силы акшара всегда вызывал в каргвелийцах оторопь и негодование, даже если последнее было на их пользу.
- Сын О’Ширра! - крикнул он через палубу, отбиваясь от противника и чуть отступая, - ты ещё на ногах, пошли со мной.
Не дожидаясь, но зная, что за ним последуют, Эдгар быстро пробежал с галерных на ют, с юта прыгнул на соседний фпальшборт и с него мягко вниз. навстречу выскочил “красноштанный” и тутже отступил, воя и зажимая рассечённое саифомом лицо. Пинок ему в живот, и вниз по лестнице, в тыл противника. Почти все они были на палубе Фреодерика, и ради пары лазутчиков разворачивались немногие. Вся добыча там! А слабость здесь. Эдгар добежал до грот-мачты и кивнул на ванты.
- Наверх, перерубай рифы, пусть на них упадёт их же парус!
Сам акшар остался у грота, краем глаза видя, как неловко но упрямо на борт вражеской галеры перепрыгивает Генри Санти. Оказывается, Варбалд ещё не разучился ругаться в бою. Мило, даже молодость вспомнилась, но в следующий раз он этой блохе даст более чёткие инструкции.
- Санти! - подскочивший парень был красен и взволнован, но глаза у него блестели ощущением первого боя. До первой раны, вестимо, - проверь капитанскую каюту здесь. Но осторожно, там могут быть галерные.
Там, почти наверняка, только трупы, но здесь, в тылу, только этой блохи не хватало. Саиф опять затанцевал в руке акшара, а вторую руку он завёл за спину, бегло глянув поверх голов и увидев, что голова в венце всё ещё на плечах Князя. Тот даже сумел организовать людей на палубе в более решительное и сплочённое наступление. Чтож, хорошо. Когда парус без опознавательных знаков упадёт на головы абордажников, те в сумятице потеряют свой плотный строй. Эдгар надеялся до того момента ещё расцепить борта галер, но пока танцуй, кавадо сэра, танцуй с мечами, рубя чужие бронзовые плечи, руки, лица.
[nick]Эдгар Варбалд[/nick][status]Я подожду, у меня всегда есть время[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0017/81/21/20-1461503756.jpg[/icon]

Отредактировано Джон Флеминг (2017-08-25 08:54:48)

+1

9

Люди Каргвеллии знали, что делать. Удар лишил опоры под ногами лишь самых невезучих и неопытных. Все остальные нашли себе место и встретили нападающих оружием.
Звероподобные галерные рабы, не иначе как обезумевшие от ударившей в голову свободы, нападали без выучки и без толку, но с угрюмой безоглядностью и отчаянием обездоленных. Их животное слепое стремление добраться до горла противника хоть бы и зубами кое-кого заставило попятиться.
Как вовремя на глазах упавших духом Варбальд взрезал грудь самого наглого раба!
Одобрив акшара, великий князь бросил взгляд дальше, выхватывая из людской свалки слабые места своих людей. Кем бы ни были нападавшие, пусть бы и тёмными духами из страшилок О`Ширра, каргвеллийцы не собирались растеряно отмахиваться от дерзкого удара, пока тот не попадёт по живому. Они сомнут нападение, сбросят их в ту дыру, откуда твари посмели выбраться!
Свалка подобралась к баку, призывая князя раздавать не только приказы, но и удары. Звериное чутье рабов влекло их на блеск княжеского венца. Но его золото было под защитой злой стали Вальдере и ближнего окружения Фреодерика.
С усилием князь вытащил из ребёр рослого дикаря свой меч, оттолкнув тело ногой, и поймал взгляд Назара. О нет, его старушечьи байки не были вымпелом душевной робости. Сын песков пылал горнилом сражения. Дальше от трусости было только безумие, лишающее воина рассудка и чувства боли.
Добро. Это Фреодерик не забудет, когда придёт время судить о сыне О`Ширра.
Коротко приказав охране следовать за собой, Фреодерик двинулся вниз. Нападение захлёбывалось, но рабы лезли вперёд с отчаянием крыс. Князь собирал своих людей в монолит там, где защита вот-вот была готова прорваться и превратить оборону в островки поединков княжеских людей и осмелевших падальщиков.
Никогда!
Медленно и натужно, но каргвеллийцы стали теснить волну взбунтовавшихся рабов.
— Каргвеллия!
Клич толкнул людей вперёд, раздувая азарт, убивая остатки оторопи перед безумными злыми глазами врага.
Сверху, подобно подбитой геройской стрелой птице Рух, громко хлопая обессилившими крыльями, упал парус и накрыл собой добрую треть оставшихся рабов. Фреодерик посмотрел наверх. По мачте, ловко перебирая руками, карабкался О`Ширр, слишком отличный от каргвеллийцев в одежде своей земли, чтобы остаться неузнаным.
Князь отсалютовал принцу пустыни оружием и поспешил воспользоваться случаем.
— Вриз! Вриз! — закричали в стороне. Ликование охватило гребцов. Со стороны реки к сцепившимся галерам шёл граф Вриз со своими людьми. Рядом скалилась оружием галера Альберта Ранноведа. Выбравшиеся из-под парусины рабы лицом к лицу столкнулись с подкреплением, спешащим на помощь своему князю.

Час спустя всё было кончено. Галеры сопровождения, получившие свою порцию бунтовщиков с реки, держались на плаву, но княжеское судно едва оттащили к берегу, отяжелевшее от набраной через пробоину воды. Капитан раздавал указания о разгрузке: галеру необходимо было вытащить на берег и залатать. Великий князь сумрачно наблюдал за переправкой связанных рабов, слушал отчитывающегося Вальдере и рассеянно прислушивался к своему правому плечу, в котором нарастала тупая и сковывающая боль. Удара он не помнил.
— Что же, обследуй берег. Похоже, нам придётся задержаться здесь.
Взгляд князя скользнул поверх плеча нагваля и потеплел.
— А, О`Ширр. Отличный ход с парусами.

+1

10

[status]Каракал[/status][icon]http://savepic.net/9652975.jpg[/icon][nick]Назар О`Ширр[/nick]
В звоне сабель и криках умирающих слышалась песня. Древняя как огонь и бурлящая как кровь вовремя битвы. Песня еле различимая, первобытная. Не ходили люди по земле тогда, когда впервые боги завели этот мотив, что звучал и сейчас. Все тише и тише, но отчетливо до последнего звука, вскрика. Немилостивая госпожа сегодня пировала на палубе, алкая кровь поигравших. Все это было по нраву наследнику Великой Пустыни. Только в таком жаре куется достойная душа.
— Сын О’Ширра! Ты ещё на ногах, пошли со мной. – услышал он окрик княжьего советника. Несмотря на то, что к этому мужчине он относился с настороженностью, бросить своего в битве это бесчестно.
- Прикрой меня и отступай к князю – проговорил он Шакуру. Вместе, плечом к плечу, они отошли к Варблату, что в битве показал себя отменным бойцом. Слабак бы молвил, что во врагах такого человека иметь страшно. Но смелый уверил, что это честь.
— Наверх, перерубай рифы, пусть на них упадёт их же парус!
В ответ Назар только кивнул. Не время было спорить, хоть он и слабо представлял себе, что такое рифы. Не так уж часто ему довелось бывать на кораблях и их строение он представлял себе смутно. Но быстро окинув взглядом парус, мужчина примерно понял, что нужно перерубить, чтобы махина упала вниз. Он ловко Стал карабкаться наверх. Отсюда был прекрасный вид на бой и впервые в своей жизни сын О`Ширра понял, что боится. Не смерти, болезни или позора. Высоты. Закружилась голова и в первый момент юноша чуть не сорвался вниз. Он рыкнул, сомкнув зубы и полез дальше, тяжело дыша от страха. По спине гуляли мурашки, а грудь сжимало сильнее, чем во время боя. Но с упорством осла он лез наверх, а затем с остервенением рубил, осознавая, что земли его ноги коснуться лишь тогда, когда парус упадет вниз. Спускаясь, Назар старался смотреть только вперед, страх все еще сжимал сердце, сердце колотилось, а сам он был бледнее ушедших с Немилостивой. Он слышал как ликовал народ, но вниз боялся спустится, понимая, что тогда страх возьмет верх и наследник Великой Пустыни позорно повиснет тут. Облегчение охватило его когда ноги коснулись земли, хотя руки все еще било млкой дрожью от страха.

Спустя час все улеглось. О`Шир успел перевязать ноющую рану и почти забыть о позорном страхе, что сковал его недавно. Но в голову лез простейший вопрос. Что теперь? Они останутся здесь и будут ждать ремонта корабля? Хотя логично разобраться с тем, что произошло. И нет ли где-то поблизости иных врагов, на такой шум могли слететься стервятники. Назар раздумывал об этом смотря на горизонт, когда Великий князь обратился к нему.
- Благодарю тебя,  Великий князь. Вот только мысль эта в голову пришла вашему советнику. – мужчина чуть улыбнулся одними уголками губ. Какое-то непонятное чувство тревожило его, но высказывать его Назар не стал. Не поймут. Он перебирал в пальцах два гладких камня и все же решился задать волнующий вопрос.
- Мы заночуем прямо здесь, Князь? Быть может, стоит глянуть карту и чуть в отдалении найдутся стоянки или поселения? Лишними руки никогда не  будут – он старался говорить нейтрально, чтобы слова его не сочли за нравоучения, дерзость или, не приведи светлоликая, наставления.

+2

11

Эдгар не любил загадок, которые приводили вместо лабиринта вариантов в тупики. Нелогичные, глупые закоулки бессмысленности... Смотря на нетронутую капитанскую каюту он гадал - почему всё не так, как должно было бы быть? Возможно галерники напали на хозяев этого корабля ещё ночью тихо задушили подушкой, выкинули за борт в полноводную реку?..
Акшар оторвал глаза от чистого пола, без следов крови и сделала пару шагов до кровати, слыша за спиной тихое сопение Санти. Провёл кистью увешанной тяжёлыми родовыми перстнями, по ткани застеленной койки, разворошил её и нахмурился ещё больше. На ней никто не спал этой ночью, или только галерники ещё и гладили после себя простыни, а не только убирали всю каюту.
Ещё раз оглядев её - чистую, аккуратную, кукольно нетронутую, лишённую всякой обжитости Акшар по-военному быстрым шагом вернулся на шканки, придерживая саиф на поясе. Ему тут было не по себе.
- Это ведь странно, правда Ваша Светлость, - сын не менее настырной матери воспринял спешку как согласие, поровнявшись с Варбалдом и вглядываясь в породистые черты и чёрные глаза. - Я не нашёл судовых журналов, посуды, вообще чего-то!
- Да. Странно, - коротко согласился акшар, хорошо оценив то, что поиск данных мальчик начал с судовых журналов. Может он не безнадёжен вдали от матери?
Спешной, пружинистой походкой пересекая побагровевшую и пряно пахнущую палубу, Эдгар двигался к кораблю князя. Он огибал немногих связанных пленных (злых, темноглазых, всё ещё не напуганных, хотя их и ждала только верёвка через рею), приводящих себя в порядок воинов и свитских, подходя к Фреодерику. Тот говорил с пустынным зайц.. надо будет придумать ему что-то поинтереснее.
- Быть может, стоит глянуть карту и чуть в отдалении найдутся стоянки или поселения? Лишними руки никогда не  будут.
- У нас нет грот мачты, а гребцы измотаны дракой, сын О'Ширра, - спокойно, будто бы даже лениво отозвался Эдгар, подходя к Назару со спины, лицом к князю, - Мой Князь, хорошо, что ты цел. Я думаю, что нам в любом случае стоит выйти на берег и стащить на мель галеры для ремонта. И ещё, О'Ширр, я видел, вроде, один из твоих доверенных людей ранен? Возьми, - Эдгар снял с пояса кожаный свёрток, - Санти! Ты знаешь, как пользоваться акшарскими мазями, помоги с раненными.
Не изящно получилось их отвлечь, но блоха и пустынный не поймут, а с Князем он и так планировал поговорить.
Проводив глазами мальчишек, он встретился глазами с Фреодериком, уже ждавшим того, что ему скажут что-то не для других ушей.
- Это очень странно, мой Князь, - голос Эдгара будто бы прятался в скрипе снастей и дерева, но кто должен был слышать, тот его слышал, - Но такое чувство, что этот корабль и не отнимали ни у кого. Что у него никогда не было хозяина и только полная палуба диких, безликих, крепких гребцов. Но ждали ли они нас, или ту галеру, что сгорела до нас? Чем бы не мотивирован был сын О'Ширра, но его слова не лишены смысла. Как и мои. Мы не сможем за дневной перегон дойти до оазиса. И мне это не нравится.
Вдруг один из людей князя громко грязно выругался и после вскрикнул и отскочил от пленных. Один из "диких" повис на верёвках и бился в конвульсиях пуская пену изо рта. И будто бы стоило ему забиться в судорогах, как холера подхватила остальных. Один за другим они рычали, корчились и начинали падать друг на друга, на палубу, корёжась и... умирая.
Варбалд негромко, спокойно и с расстановкой выругался на акшарском. Он не любил показывать свои эмоции, но кто поймёт что за витиеватой речью кроется плоская базарная ругань?
[nick]Эдгар Варбалд[/nick][status]Злобушка[/status][icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0017/81/21/20-1461503756.jpg[/icon]

Отредактировано Джон Флеминг (2017-09-15 14:50:27)

+1

12

Вот как. Фреодерик по пальцам мог пересчитьать людей в своей свите, кто не побрезговал бы делить хоть что-то с кровоглотом-акшаром. Вальдере, вот, мог наизнанку вывернуться, лишь бы не касаться словом и делом советника. Но он своим краем воззрения был обязан своей нагвальской родне, с магами крови изрядно повздорившие за века безоглядного богопоклонения.
Наследник песков, казалось бы, происходил из того же богобоязненного мира. Но его бы разум да старшему Вальдере в голову. В худшем случае, О`Ширр понимал, насколько долго Варбальд захочет и сможет это вскользь, но метко припоминать.
— Если и так, ваше дело послужило нам внизу хорошим подспорьем. Как и твой меч. Если желаешь, можешь присоединиться к барону Вальдере в обследовании берега. Он как раз отбывает проверить достоверность наших карт.
Им будет, чему друг друга поучить.
Раз акшар пришёлся к слову, князь, говоря о картах, бросал взгляды на палубу, разыскивая в упорядоченном столпотворении смуглое лицо Варбальда. Словно поймав его на этой мысли подобно сказочному существу, тот объявился совсем рядом.
— В песках нет ничего постоянного, кроме самих песков, — закончил свою мысль Фреодерик прежде, чем предгрозовой, незаметно для глаза и уха преувеличенно спокойный Эдгар с плеча стал разгонять всех неугодных прочь, для каждого найдя заботу по плечу.
Граничило с неучтивостью, и было бы таковым, имей советник привычку повторять этот манёвр без необходимости.
— Не было хозяина? Что ты хочешь этим сказать? — спросил Фреодерик, перкрасно зная, что акшар не ради красного словца это упомянул.
Подобные галеры плодились по всем речным землям, где вода позволяла судоходство. Но эти посудины и не выглядели игрушечно новыми, даже если отбросить из рассмотрения потрёпанность боем. А мелкие особенности в постройке везде были свои, равно как не тачают вовсе идентичных башмаков два башмачника. Не было хозяина — это о посудине или о её наполнении?
Ответить Варбальд не успел. Фреодерик, душевно полностью разделив чувства акшара, лишь посуровел лицом. Презрев предостережение стражника, князь склонился над умершим первым человеком. Тот был достаточно мёртв, чтобы не представлять опасности большей, нежели дохлая лошадь. Яд... результат был похож на многое из того, что могли предоставить пески, а если бросить взгляд далеко на север, то наберётся ещё дважды по столько же.
— Найдите яд.
На тех, кто не успел его принять, он должен был остаться. Ведь не предполагали же они все умереть ещё когда два судна разделяли волны Эфры. Или предполагали?
— Вриз!
Адмирал, и без того спешащий в сторону князя, замешкался на мгновение, но тут же подошёл ближе и поклонился.
— Оставь разгрузку Ранноведу. Осмотри берега с воды. Что-то да не проглотит Эфра, найди это раньше, чем о`ширров шайтан вернётся затереть остатки наших ответов.
Решив, что про шайтана переспрашивать станет у кого-то иного, граф Вриз склонился ещё глубже.
— Слушаюсь, мой господин. Тебе стоит спуститься на берег — твоя стража уже там.
На берегу, чуть повыше по реке от места сражения, где берег позволял вытащить на сухое побитую галеру, уже обшарили всё, что вызывало подозрения, придирчиво осмотрели горизонт и возвели защиту от солнца. Воды и провианта у них с собой было с избытком, но то был избыток для мирной прогулке по реке, не для сражения и не для длительной остановки.
Они и не собирались задерживаться надолго. И всё же, Фреодерик рассчитывал на вести от О`Ширра с Вальдере. Он тоже не хотел оставаться здесь и лишнего часа, полагаясь на догадку о случайности всего произошедшего, всё менее достоверную с каждым новым событием.

0

13

Назар поклонился, принимая такие слова благодарности. В душе своей он скрывал, что это удивило его.  Не ждал он благодарности за такую мелочь, да признать и вовсе не думал, что его заметят в той свистопляске, что творилась на корабле. Но доброе слово всегда приятно. Правда сколько бы не было добрых слов, доверия к сыну пустыни не было. А как иначе понять слова советника князя? Раненные войны Назара давно уже перевязали раны, как и он сам, так что нужды в лекарствах не было. Да и отсылать его вместе с оруженосцем... Мужчина оскорбился, но виду не подал. Глупо ждать добра от мага, что алкает чужую кровь. Остается лишь верит в то, что зла он тоже не желает.
- У нас нет грот мачты, но если в ближайших песках есть хотя бы стоянка кочевников, то их помощь будет сподручней. - возразил акшару О`Ширр, а затем ответил князю.
- Я думаю, что мои знания и меч будут сподручнее в поисках. Я не лекарь.
***
Сборы заняли не много времени. Идти на разведку лучше налегке, особенно в пески. Вернуться ожидалось до того как на землю опустится сумрак. Пусть пустынное солнце нещадно палит кожу, но холод ночей опаснее в сто крат. Они выдвинулись небольшим отрядом не не прошло и пятнадцати минут, как Назар остановился, всматриваясь в прибрежную полосу. Что-то не давало ему покоя, какое-то острое ощущение затаившейся опасности, словно на тебя смотрит из засады опасный хищник. Смотрит и выжидает, прежде чем совершить бросок. Но ничего похожего не было вблизи. Не сломаны ветви, не потревожена трава. Даже птицы затихали лишь тогда, когда отряд подходил ближе. Они были тут одни, но это ощущение словно въелось под кожу. Назар тихо прошептал молитву на своем языке и снова поднес к губам медальон.
- Нам нужно разделится, осмотреть тот край берега, что переходит в пустынные пески - произнес мужчина, смотря на  барона. Тот явно был удивлен такому исходу вещей.
- Это не разумно - уверенно возразил мужчина, но дитя пустыни был неумолим и тверд в своем решении.
- Мы идем уже пятнадцать минут. Тут нет никого, даже ветви не потревожены и птицы. А если на нас нападут со стороны пустыни нам несдобровать. Мы не сможем уйти по воде, а уверенные, что никого в округе нет, расслаблены и не сможем дать отпор. К тому же если нас накроет буря будет несладко, а разглядеть ее сквозь деревья сложно. О таком заранее нужно знать.  А если и этого вам мало, то следы на песке сложнее замести и сохраняются они  дольше - Назар размотал шарф, накидывая его на лицо.
- Я пойду туда, нравится вам или нет. Так зачем пренебрегать мирным путем?
Взгляды барона и принца скрестились. Было видно, что пустыннику не доверяют кто-то в группе тихо хмыкнул  что-то прошептал. Наверняка о том, что Каркала всегда в пустыню тянет.
- Хорошо, но возьми Дария. Он самый быстрый из нас, в случае чего сможет быстро привести подмогу. - сказано все было спокойно, но Назар понимал, что мужчину послали с ним совсем не за тем.
- Нас будет четверо, если будет что-то подозрительное, я дам весть - Каркал коротко кивнул, в знаком прощания и направился в противоположную от реки сторону. Отряд хранил гробовое молчание и лишь птицы провожали их до тех пор, пока ноги не ступили на раскаленный песок. Жар привычно жег кожу и заставлял щурится. Пустынник ступал уверенно, осматриваясь. но пустыня хранила тишину. Ни следов отличных от следов животных.
- Поднимемся на тот бархан и осмотримся, если ничего не сможем разглядеть, то вернемся назад. - скомандовал Назар, прежде чем вновь замолчать. Чувство тревоги не только не покидало его, но и только усилилось. Мужчина всматривался в оранжево-желтые пейзажи, пытаясь понять, откуда исходит это чувство. Как вдруг в песке мелькнуло что-то.
- Стой! - Назар резко дернул Дария, так что мужчина оступился и чуть не полетел вниз с бархана. Из песка желтой молнией кинулась змея. Чешуя ее была словно сделана из острых колышков, а на голове красовалось два рога. Пустынники не сговариваясь осенили себя божьим знаком. 
- Что происходит?! - не понимал воин, с которым обошлись так грубо.
- Душа грешника на пути. Ее яд сложно вывести. Смотри под ноги. Они прячутся в песках. Не к добру это.. не к добру. Идем. Нам нужно дойти до конца. - Назар осторожно обошел шипящую гниду. Точно прокляли поход князя. Мужчина хмурился. Быть может не стоит идти вперед,аз такие подарки шлют боги? Нет. Нужно быть уверенным в безопасности.
Они зашли на бархан и взору их открылась и извивающаяся река покрытая зеленью, и жаркие пески, что простирались вдаль, но страннее всего было нечто мелькнувшее  раскаленном воздухе. Мужчина присмотрелся внимательнее.
- Вода! Там впереди вода. Оазис? - уточнил воин из княжьего войска.
И впрямь в жарком мареве отчетливо виднелась зелень и, что важнее, своды большого строения.
- Быть того не может... - ахнул Назар. Жаль карты с собой не захватили они, но быть может то лишь обманчивый мираж?[nick]Назар О`Ширр[/nick][status]Каракал[/status][icon]https://sun9-16.userapi.com/c840736/v840736631/dcc4/6uph0xQZjrQ.jpg[/icon]
- Файрах, иди доложи господам. А мы продолжим путь. Нужно убедиться, что это не мираж. - пустыник кивнул и быстрым шагом поспешил в лагерь.
- Дарий, сын своего отца, смотри внимательнее под ноги. Мы идем к Оазису...

Отредактировано Виолетта Гэйнс (2017-10-03 16:20:39)

0


Вы здесь » Городские легенды » Другие истории » Хороша ли я, девица, Шамаханская царица?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC