Городские легенды

Объявление

OPUS DEI
апрель 1650 года, охота на ведьм
ATRIUM MORTIS
май 1886 года, Викторианский Лондон
ШПИОНСКИЙ РОМАН
1939 год, Вторая мировая война
Сюжет готов.
Идет набор персонажей.

Ждем персонажей по акции!
Игра уже началась.

Сюжет готовится к выходу.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городские легенды » Хранилище » Даже смерть не разлучит нас


Даже смерть не разлучит нас

Сообщений 1 страница 23 из 23

1


https://pp.userapi.com/c638920/v638920885/425f1/53REQ0FHqpA.jpg

14 мая 1886
Кабинет для спиритических сеансов в доме Сары Бартон
Виолетта Гейнс, Сара Бартон, Джон Флеминг

Неудачные попытки справиться с настигшим его проклятьем в купе с "предательством" заточённых в куклы людей ввергают Джона в страшную депрессию. Уже почти отчаявшийся спастись от преследовавшего его кошмара мужчина находит утешение только в Виолетте.
Сама же женщина, как всегда предприимчивая, ищет любой возможности помочь писателю. Именно такой возможностью она видит поход к получившей известность спиритуалистке - Саре Бартон. Наслышанная о медиуме от подруг, она уговаривает Джона на встречу с дамой.
Ведь теперь они оба верят в потустороннее.
Но попытка разговора с почившим другом Джона приносит и внезапные "знакомства"...

+1

2

Это утро было похоже на все остальные. Как обычно, Сара встала рано и, пока экономка Элла подготавливала все к завтраку, успела умыться, одеться, сделать прическу и даже заправить постель. Последнее она делала каждое утро, находя в этом нечто пробуждающее и успокаивающее одновременно, и каждый раз терпеливая Элла перестилала все заново, как она говорила: по уму, продолжая повторять хозяйке, что делать это вовсе не обязательно.
Но было нечто, что отличало это утро от других – ровно на один день приблизилась встреча с Уилом. Он уже очень давно отбыл в Новую Англию и со дня на день должен был наконец вернуться домой. Не то чтобы молодая жена так уж сильно тосковала по супругу, просто после определенного момента она действительно начинала скучать по их душевным вечерним беседам и его забавным, иногда снисходительным, замечаниям. Даже после трех лет брака женщина не была уверена, любит ли она этого мужчину, но все равно продолжала терпеливо ждать, не ревнуя его к делу всей жизни.
Позавтракав Бартон спустилась в свой кабинет уже успевший стать привычным местом для проведения сеансов. Собственно, комната специально была переделана именно для этих целей. Помещение было не большим и довольно темным. Вдоль стен стояли заставленные книгами шкафы; горка со стеклянными дверцами, в которой хранились разного рода причудливые статуэтки и диковинки, привезенные Уильямом из разных стран; а так же, софа и пара небольших кресел. В углу, у входа, расположился громоздкий, потрепанного вида сундук, где женщина хранила различные атрибуты, которые могли понадобиться для сеанса. Единственное, пусть и большое -  почти во всю стену, ведущее на улицу окно было занавешено тяжелыми плотными шторами, которые задергивались во время сеансов, тем самым обеспечивая полную темноту. Посреди комнаты стоял круглый стол и семь стульев вокруг него. На столешнице лежала выполненная из векового дуба и немного потертая доска Уиджи – самый любимый подарок мужа, которым Сара очень дорожила. Вся комната была заставлена свечами. Здесь сильно пахло воском и немного мускусом.
Бартон подошла к окну и выглянула на улицу - отсюда всегда было видно подходящих клиентов. Помимо случайных прохожих, торговок и спешащих по своим делам слуг никого не было видно, поэтому, поправив шторы так чтобы в комнату попадало достаточно дневного света, медиум взяла книгу и открыв на нужной странице продолжила прерванное вчера чтение. Она не знала, как скоро кто-либо к ней придет и придет ли вообще. Сара очень редко принимала кого-то по записи, обычно люди просто приходили и стучали в дверь. Но даже если никто не появится, можно будет просто приятно провести время в компании хорошей книги.

+2

3

Он вчера провинился, и потому сейчас потакал капризам своей дамы. Иначе поход к медиуму Джон назвать не мог. Он ещё не растерял весь положенный цивилизованному человеку скепсис, хоть и побывал во многих странах... а может и из-за того, что в них побывал? Но он провинился и ещё с детских лет, когда своими "прятками" и "исследованиями" доводил до тревоги матушку, запомнил, что в случае провинности лучше соглашаться с женщиной день или два. В противном случае на тебя затаят обиду, от которой уже не отмоешься. Он напомнил себе, что Виолетта тоже перенервничала, ведь это её превращали в куклу и это за ней гнались монстры, а значит не стоит опять говорить о безвыходности проклятья и смерти.
И, тем более, вдруг она права?...
Как утопающий, Флеминг готов был хвататься за любую возможность, какой бы абсурдной она не была. И если ему дадут шанс потрясти душу Альберта, то он с уверенностью скажет, что это всё имело смысл. Джон хмыкнул, привычно подавая руку Виолетте и следуя с ней от кэба до дверей вполне презентабельного и состоятельного дома. Летти всё ещё переживала за него, никакие её эмоции не могли скрыть внутренней сумятицы, и Флеминг уже тысячный раз за последние недели пожалел о своём даре... проклятье.  Порой лучше видеть, что тебе показывают, а не что под этим прячут.
- Твоему наряду не хватает разве что ветки сирени у груди, и можно будет писать с тебя картину мая. Местами мрачного, местами строго, но больше яркого и цветущего, - сущие глупости, конечно, но Такие глупости встревоженным женщинам стоит говорить всегда, даже если они тебя за это отругают. Они поднялись на порог и Джон постучал в медный дверной молоточек, который сразу привлёк его вниманием необычностью. Нет, в целом он вписывался в дверные молотки любой двери дальше по улице среди всех прочих, тесно прижатых друг к другу домов Лондона. Он не был значительно больше, или значительно меньше, не привлекал воров серебром или камушком в глазах зверей, но что-то... этническое, отдающее запахом трав в странах южной из Америк определённо в нём было.. или индийское? Может арнамент?...
Дверь открыла приличного вида горничная в чистом накрахмаленном переднике, вырывая Флеминга с третьей строчки придуманной предыстории медному молоточку. Он не вздрогнул, но моргнул, одаряя не шибко удивлённую гостям мисс вежливой улыбкой. К нему возвращается желание придумывать истории вещам... Хорошо, но как-то не к грядущей смерти.
- Добрый день, - поприветствовал он, - Здесь ли живёт миссис Сара Бартон?
Ему подтвердили.
Что говорить дальше Флеминг не знал. Он только на пороге чужого дома сообразил о нелепости визита в глазах нормального обывателя. Как и о том, что достаточно богатое убранство прихожей, что он видел за спиной мисс-горничной, может быть результатом профессионального шарлатанства нахваленного медиума. Виолетта, как всегда, всё взяла в свои руки. ладно, пусть так, женщинам легче найти общий язык с женщинами, особенно в вопросах подобных визитов.
Забавно, а ведь раньше он бы ухватился за возможностью с охотой...
Джона-репортёра бы погнало любопытство обратной стороны, поиск разоблачения и того, как устроен спиритический сеанс. Джона-писателя - вдохновение, поиск идеи для нового мистического рассказа. А Джона-проклятого всё это смущало, хотя ему тут быть логичнее всего.
Их пустили в прихожую и забрали шляпки с перчатками, заверив, что сообщат миссис Бартон о визитёрах. Неожиданно для себя Джон понял, что не хотел бы разочароваться и узнать о том, что призраки нереальны. Всё перевернулось с ног на голову в его жизни.
- Ты знаешь, - негромко сказал он Виолетте, - я наверное даже не смогу уже даже удивиться явлению души умершего. Это странно, Летти, но к потустороннему привыкаешь быстрее, чем к открытиям Пастера. Возможно потому, что они не требуют глобального научного знания? - пока мог, Джон делал вид, что не сдался и что он в порядке. Что его не одолевают вместе с мигренями мысли о смерти. Вчера... ей уже хватило вчера. Сегодня он улыбнётся.

+1

4

Еще пару месяцев назад эту идею Виолетта бы назвал вздором несуразицей и тратой времени. Странно сейчас было думать, как многое поменялось в ее жизни за эту весну. Ее чуть не убил монстр, превратили в куклу, поведали о существовании ведьм. Расскажи эти истории она сама себе, еще не познавшей этих печалей, то лишь рассмеялась бы и посоветовала прогуляться в Бедлам. Но самое удивительное, что к подобному Виолетта начинала привыкать. Ей не казалось диким то, что в подворотнях могут жить монстры, а предметы иметь душу. И это чувство вступало в конфликт с рациональностью, которая пыталась найти объяснение всему этому с точки зрения науки.Да что можно вообще говорить, когда она готова была поверить в призраков и даже надеялась, что рассказы ее знакомых не врут и на сеанс и правда явится некогда усопший! Ох, как бы ей хотелось сказать пару ласковых этому покойнику! Ведь именно из-за него заварилась вся эта каша. Вот только она вряд ли будет беседовать с усопшим. Сама Ви считала себя кем-то вроде моральной поддержки и любопытствующей в одном лице. Как то странно в голову закралась мысль о том, а будь возможность, с кем из мертвых она желала бы поговорить? Что им сказать или спросить? Но разум упорно подсказывал, что ни с кем. Мертвые должны оставаться мертвыми,да и зачем теребить старые раны? Глупости все это, глупости.
Кэб остановился у нужного дома и Летти всплыла из своих мыслей. Вот они и приехали, а что если у них не получится ничего? Ведь это очень расстроить ее кавалера, которому она подала руку в светлой кружевной перчатке. Женщине Было невдомек, если бог и правда так справедлив и всемилостив, то почему на плечи Джона упало столько несчастий? Он был хорошим человеком и сейчас хотелось сильнее верить в то, что у них все получится и что призраки существуют.
Мужчина заговорил, словно стараясь разбить молчание и подбодрить Ви. Та хитро улыбнулась, глянув на свое горчичное платье, с бежевым кружевом.
- Вот как значит? - Ви хитро улыбнулась - И в каких местах я мрачная, и, самое главное, строгая? - женщина легко рассмеялась,прикрывая костяшками пальцев рот. Она хотело подбодрить Джона, скрывая свою тревогу за беспечным смехом и в очередной раз забывая, что от мужчины такого не скрыть,как бы хорошо ты не играла
Они подошли к двери дома в довольно приличном районе и постучали. Почему-то самой Летти казалось, что правильные медиумы должны жить в каких-то особых местах. Но дом был вполне обычен и мало чем выделялся среди стройного ряда других таких же домов. Ничего не указывало на то, что тут живет дама,что может общаться с призраками. Если верить слухам, конечно.
Дверь открылась и на пороге возникла служанка. Обычная служанка, что так же никак не подходила под понятие Виолетты о слугах медиума. В разговор Вине вступала до тех пор, пока писатель не впал в небольшой ступор, видимо тоже не зная что сказать такой не подходящей на роль служанке медиума даме.
- Мы пришли к ней по вопросу сеансов, которые она дает - Виолетта улыбнулась, а привычная, к подобному горничная запустила их, помогая раздеться и  отправляясь к хозяйке. Виолетта осматривалась с живым интересом, дом продолжал никак не походить на ее представления,но может то даже было к лучшему? Обставлен он был со вкусом и явно дама не нуждалась ни в чем. Кажется Роза говорила, что она замужем. Интересно, как ее супруг относится к данному хобби? Гиберт, в свое время, такого бы явно не одобрил.
- Я должна тебе признаться… - девушка улыбнулась - что мне это уже начинает казаться обыденным. Ведь изобретения это торжество научной мыслиа тут...Тут мы просто учимся видеть то, что раньше не замечали… Но это все равно дико. Но ужасно интересно. Чувствую себя как маленький ребенок - проговорила негромко Ви, умолчав, что перед новым миром чувствует себя такой же беззащитной как малое дитя. 
Через некоторое время, что вполне укладывалось в этикет,их пригласили в кабинет медиума. Вот он! Хоть чем-то подходивший под представления. По крайней мере странными статуэтками и предметами.У девушки буквально глаза загорелись. Слишком она любила всю эту экзотику. Лишь воспитание останавливало от того, чтобы завертеть головой озираясь и рассматривая вещицы.
- Доброго дня, миссис Бартон - поздоровалась она с девушкой. Молодой и красивой, явно младше самой Летти. Ох, вот кто больше всего не подходил под преставления о медиумах! Хотя кто знает, на что действительно способна. По самой Виолетте тоже не скажешь, что она увлекается вскрытием трупов…

Отредактировано Виолетта Гэйнс (2017-07-14 15:51:20)

+1

5

Саре стоило приличных усилий, чтобы не вскочить с места едва раздался стук дверного молотка. Медиум прекрасно знала, что это мог оказаться просто посыльный или старый лавочник что, как ей казалось, положил глаз на Эллу. Но каждый раз все равно сгорала от нетерпения, пока дверь не откроется, и экономка не расскажет в чем дело. Или пока в комнату неожиданно не войдет Уильям. Но такие сюрпризы были крайне редки.
Миссис Бартон торопливо отложила книгу, оправила складки темно-синего платья и поспешила поправить прическу, проверив, не выбились ли непослушные медные пряди из не тугого пучка на затылке. Стоило дверной створке лишь слегка приоткрыться, женщина встала и поспешила приветствовать посетителей, поблагодарив Эллу после того, как та их представила.
- Миссис Гэйнс, мистер Флеминг. Пожалуйста, проходите. – Добродушно улыбнувшись, кивнула она молодой паре в знак приветствия, и, жестом пригласив гостей присесть за стол, села напротив.   
Саре показалось смутно знакомым лицо Виолетты, но где они могли встречаться женщина вспомнить не могла. В последнее время она видела довольно много людей. Взять хотя бы одну из тех вечеринок куда ее уговорили прийти.
- Желаете чаю? Или что-то покрепче? – Медиум задавала подобный вопрос не просто из вежливости. Некоторым посетителям, в зависимости от сложности случая и конечно характера, действительно было необходимо принять что-то для успокоения, а то и для храбрости. Поэтому Элла уже заваривала успокаивающий чай на кухне, не нуждаясь в лишнем напоминании.
- Пожалуйста, не смущайтесь, люди часто приходят ко мне за помощью. – Сара постаралась приободрить собеседников, чувствуя, что те находятся не в своей тарелке. Некоторые из посетителей до последнего не верили в ее способности и приходили только от того, что их нужда заставила. – Расскажите, что вас привело ко мне?
Зеленые глаза с нескрываемым любопытством разглядывали Виолетту и Джона.

+2

6

Виолетта явно нервничала, невероятно и немного наивно иначе почему бы ей пренебрегать мелкими приличиями и знакомиться вперёд кавалера, с которым она идёт под руку. Джон даже не думал отчитывать её за это, скорее эта поспешная бойкость в купе с эмоциями волнения и любопытства, вызвали лёгкое умиление. И как ей удаётся не унывать в любой ситуации?
Сам Джон, проследовав за горничной, в кабинете спиритуалиста почувствовал себя немного комфортнее по очень простой причине - дом и люди перестали быть оторванными от фантазий о медиумах и их месте работы. Пробежав глазами по статуэткам и форзацам книг, он поймал себя на мысли, что ему любопытно - что читают медиумы? И где есть типографии, или кустарные производства, что сшивают книги по умершим. И неужели так много литературы уделено именно спиритуализму?
Сам то Джон никогда не смотрел на кич их современного общества, как на науку.
Что касается медицма - она была очень хрупкой и тонкой барышней, с тяжёлыми медными волосами и зелёными глазами. Очень невысокого роста, она могла бы сойти даже за девочку, 16-ти летнюю мисс, только выведенную в сезон для поиска жениха, если бы не тяжёлое синее платье, моментально прибавляющее ей возраста. Возможно, для этого она и носила такие ткани, дабы клиенты не сомневались в её навыках, но даже в платье маленькая миссис Бартон походила скорее на куко... нет это неудачное сравнение для последних событий. На девочку. Она явно была младше Виолетты, либо спиритуализм, будь он настоящий, ещё и прибавлял молодости.
- Миссис Бартон, - Джон выдал вежливый и положенный простому знакомству и простому визиту поклон, - Просим прощения, мы даже без визитки. Признаться, слишком сумбурное нам пришло решение, надеюсь, мы не оторвали вас от дел?
Если бы не балдахины и положенная "профессии" доска уиджи на столе, Джон уверился бы, что просто пришёл к некой даме в гости. Чаю попить. Добродушная и любопытная миссис Бартон светилась гостеприимством потомственной хозяйки. такие непринуждённые манеры не идут у ставших богатыми мещанок.
Джон непроизвольно напряг свои... способности. За несколько прошедших недель он понял как это делается, на свою беду. Голова тут же отозвалась усилившейся мигренью, но мягкие оттенки совершенно бытовых эмоций миссис Бартон он почувствовал. Никакой корысти, оценки, хитрости там не было, а вот головная боль у него была. Невольно приложив пальцы к виску Джон постарался скрыть заминку.
- Я не откажусь от чая, благодарю.
Он сел на одно из кресел и всё думал как бы правильнее подать мысль, а потом махнул на это гиблое дело рукой и решил свести к банальности.
- Видите ли миссис Бартон, я чуть меньше года назад потерял одного своего друга, он погиб под колёсами кареты. Меня давно не отпускает... чувство хм... мы не попрощались с ним нормально. Я бы хотел поговорить с Альбертом. Мне говорили, что вы в состоянии сделать это?

Отредактировано Джон Флеминг (2017-07-19 09:43:55)

0

7

Место волнения и даже страха сейчас начинало занимать любопытство. Почти каждый, кто общался с Виолеттой знал, как леди падка на экзотику и что-то необычное. А сейчас, когда иная сторона могла предстать перед ними не в образе чего-то ужасного, как бывало до этого, а интересного и даже полезного. А ведь если и правда удастся заглянуть за ширму того света, то это не только поможет Джону, но и откроет столько горизонтов. Те же “пациенты” Виолетты, что умерли совершенно не своей смертью могут такого поведать, чтобы выловить убийцу! Просто поразительно.
Ви чуть улыбнулась своим мыслям, все же глянув с интересом на одну из статуэток. Главное чтобы это не оказалось очередными фокусами. Ну что же, тогда придется посетить музей и там уже искать ответы на загадки умершего египтянина… Интересно, а его возможно вызвать?
Но несмотря на бурные эмоции любопытства и, немного, наивной надежды, из мира реального Ви не выпадала.
- Да, я бы тоже не отказалась от чая. Спасибо - она вежливо улыбнулась, замечая, что Джон опять коснулся висков. Снова голова? Видит бог, она уже начинала подумывать, чтобы пересмотреть свое отношение к лаудануму, лишь бы не пил. Хотя мужчина и избавился от всего алкоголя еще при ней. Да и вообще он обещал, а Джон - человек честный. Девушка легко и мимолетно коснулась руки кавалера, будто пытаясь спросить как он. Озвучивать вслух Летти и не думала свое беспокойство, ведь это значить объявить во всеуслышанье о слабости мужчины и рассказать о том, чего знать никому не следует. Но судя по ответному взгляду, Джон был в порядке, если это вообще можно было так назвать. 
Ви села в кресло, слушая историю мужчины и про себя отмечая, что тоже хотела бы сказать пару ласковых другу Флеминга, вот только повторять за конюхами и моряками мать запретила еще в детстве.

+1

8

- Мне очень жаль. – Отозвалась женщина искренним сочувствием. Уж она-то знала, каково терять близкого человека. Некоторые люди очень долго не могут пережить страшную потерю. Когда же наступает время смириться, приходят к таким как она, чтобы было немного проще отпустить. – Конечно, мы можем поговорить с Альбертом. – Она с готовностью кивнула и замолчала, так как раздался стук.
  Входная дверь тихонько отворилась, и в комнату вошла Элла. Экономка поставила на стол поднос с простым на вид фарфоровым чайничком и тремя такими же чашечками и тихо удалилась. Все это время Сара молчала, наблюдая за прислугой. Она понимала, что люди приходят к ней с чем-то личным, сокровенным, и просто не позволительно, чтобы посторонние слышали те или иные подробности. Даже если это милая Элла.
  - Но мне потребуется ваша помощь. – Едва за экономкой закрылась дверь, продолжила медиум. Она наполнила изящные белые чашечки чаем, и в воздухе тут же послышался аромат трав. – Это поможет вам немного расслабиться. – Пояснила миссис Бартон и продолжила объяснять, пока гости пьют чай. - Видите ли, мне придется искать Альберта среди множества душ, и нужно быть уверенным, что именно он придет на зов. Постарайтесь вспомнить какой-нибудь случай, возможно, общее эмоциональное переживание. Вам нужно будет как следует сосредоточиться на нем и стараться не упускать, пока мы не найдем вашего друга.
  Женщина замолчала, внимательно посмотрев на Джона, затем на Виолетту и вновь сдержанно улыбнулась.
  - Можем начинать, как только будете готовы. – После небольшой паузы добавила она, тут же поспешно пояснив. - Если вас что-то интересует и беспокоит до сеанса, я отвечу на все ваши вопросы. Не торопитесь.

+2

9

Флеминг пытался совладать с совершенно недопустимым желанием уточнить, правильно ли всё проходит? В его понимании и его небольшой практики... если так можно назвать опыт общения с шаманами индейцев и чернокожими дикарями, прикосновение к потустороннему должно было происходить более... значительно. Стереотипы, в купе с впившейся в виски болью, сильно мешали мужчине походить к вопросу с со всей полагающейся серьёзностью и торжественностью.
На просьбу спиритуалиста конечно же выпал злоказнёный вечер, когда им было весело и жизнь не предвещала ни трагедий, ни страшных открытий. Но если он будет думать о нём, то прийти может не Альберт, а Эрик, Филипп, Артур или Уилфред. Покойные друзья вставали перед глазами, будто просящие милостыню на порогах райских врат и Флеминг с внутренней досадой пытался прогнать эти видения.
Он нахмурился и потянулся за чашкой с чаем. Эта неловкая пауза грозила затянуться, а он всё ворочал свои воспоминания с Альбертом, выискивая то, где рядом не было других покойников. Некоторое их прошлое, давнее и молодое, было даже неприличным, особенно в обществе дам. Но, наконец, откуда-то из глубин он откопал один день. Яркий и тёплый, солнечный. Такой далёкий от современной его сумбурности, что не будь особой просьбы, Джон бы никогда не вспомнил эту прогулку по парку в Сити.
В тот полдень, когда погода грозила стать с чарующей в удушливую, но пока ещё дурманила и их, и бабочек, Джон Артур Флеминг спеша и огибая криолин миссис Бремсон совершенно бесцеремонно хлопнул по плечам гружёного мольбертом и новыми рамами художника. Тот вздрогнул и обернулся, быстро расплывшись в улыбке, не очень шедшей его выступающим зубам, но искренней.
- Джон!
Альберт неловко разводит руками и роняет одну из рам, сделав ситуацию окончательно смешной и неловкой. Худой и бледный молодой человек со слабым подбородком и большими глазами - это был Альберт в его 25. Он недавно окончил художественную академию и после перестал получать содержание от своего отца. Как сложилось в их компании - его угощал тот, у кого деньги были. Сейчас они были у Джона, ведь его “прекрасный друг” Генри Майс помог с очередной операцией и хотелось угощать. Не ему одному.
Альберт необычно для себя хитро улыбнулся и выпятил колесом грудь:
- Да будет вам известно, сэр Джон, что сэр Бушеп высоко оценил мою “Сирену”. И-и-и… похожу у меня есть патрон! Так что никаких “но”, сегодня весь эль за мой счёт!
Быстрое течение вечно ржавой Темзы, смех, шутки, безумные идеи… Они в тот вечер решили пробраться на Биг Бэнг и пробрались таки! Джон хорошо помнил тот шалой вечер и движение огромных механизмов таких же огромных часов, полные некоего благоговеяния глаза друга, охваченного вдохновением.
Мистер Бушеп пробыл его покровителем лишь на две картины и Альберт быстро влез в долги, привыкнув за такой короткий срок к неразумным тратам. С каждым днём после этого он становился всё более сутулым и замкнутым, а потом украл скарабея и убил этим и себя и друзей…
Но Джон решил схватить последний самый счастливый и глупый день с другом, пока не перешедшим черту.
Проведя пальцами по аккуратной бородке и прищурившись на книги хозяйки дома, мужчина ответил.
- Да, кажется я готов. Давайте приступим, - он мягко поменял позу, и голова так же мягко перекатила боль с затылка на глаза. Захотелось скрипнуть зубами, и приложить пальцы к глазам, но удержала чашечка с чаем. Времени, чтобы поставить её на столешницу как раз хватило боли, дабы перейти от острой к просто нудной. Затаиться в глубинах мозга и ждать нового неровного движения… А ведь скоро, если верить врачам, он будет не только бледен, как приведение и худ, как оглобля, но ещё и не способен на подъём по лестнице и обратно… Негодующая мысль о грозящей немощности пришлось с усилием прогнать, опять вспоминая улыбку Альберта и тикание Биг Бена. Ничего в его жизни так внушительно не отмеряло секунды.

+1

10

Когда миниатюрная миссис Бартон начала говорить о сеансе, Летти чуть напряглась, стараясь не пропустить ни одного важного слова. Вкупе с кабинетом медиума все это казалось удивительным и ужасно интересным. В существовании иных, пока наукой не разгаданных вещей, убедиться пришлось уже не раз, кто знает может  и сейчас произойдет нечто, что заставить внутреннего скептика вновь прийти в ужас? Мысленно Ви отметила, что неплохо было бы вести дневник, отмечая в нем все значимые особенности, а если кто найдет - легко и непринужденно соврать о попытках написания романа. Да уж, последнее время все творившееся больше напоминала бульварные ужасы, которые за пол пени с превеликой радостью вручит вам любой газетчик. Вполне себе забавное чтиво, если оно не перетекает в твою жизнь. Что же, если выстроенное ее погибшим супругом и предприимчивым братом дело неожиданно перестанет приносить прибыль то стоит подумать о написании всей этой ерунду. Вот уж точно у нее историй хватит. И вообще, с каких это пор она стала так ворчлива? Неужели понахваталсь от бабушки? Нет, на нее очень дурно влияют все эти волнения. Определенно нужно будет себе выходной. От мертвецов, чудовищ, оживших кукол и ведьм.
Виолетта взяла в руки чашку из тонкого белого фарфора, чувствуя прекрасный аромат трав. Само собой возникло желание завести разговор, спросить что входит в напиток, там может вывести его на сорта чая... Вот только подобные разговоры были до ужаса неуместны здесь и сейчас. Тихо выдохнув, женщина сделала несколько глотков и опустила чашку на место.  В голову уже закрались странные мысли о том, что бы она могла вспомнить о своих родных?
О Розе помнила бы наверняка то, что эта творческая натура имела привычку влюбятся не резе раза в пару месяцев, всегда тихо страдая о том, что любви этой, несомненно единственной  в жизни и серьезной как труды светил науки, не суждено распуститься. И уже буквально через неделю забыть о "светлом и великом" и убежденно заявлять, что мужчины надежнее и лучше ее мужа быть не может.
О бабушке несомненно ее ироничные фразы и милый роман на старости лет.
О Джоне... Летта незаметно глянула на мужчину, и снова перевела свой взгляд на убранство комнаты. Быть может то, как в первую их встречу было страшно и холодели пальцы от волнения. О том, как строчки писем совершенно не сошлись с тем, кого она увидела перед собой или быть может находчивость, благодаря которой он очаровал не только её, но и сына, который терпеть не мог чужих мужчин подле матери.
А что она могла вспомнить о погибшем муже? Быть может то, с какой страстью он показывал очередного жука или бабочку за стеклом. Его коллекция так и осталась висеть на одной из стен кабинета. В этому комнату Виолетта не входила уже несколько лет, хотя наверное стоило бы разобрать, но как то не находилось времени. 

Все эти мысли вызывали ужасное чувство меланхолии, которое сейчас Ви просто не могла себе позволить. Чуть встрепенувшись, она решила что нужно думать о чем-то ином. Интересно, вот так статуэтка случайно не копия индийской, которую она уже видела в одном магазине или эта она же?
- Да, кажется я готов. Давайте приступим, - голос мужчины привлек внимание и Виолетта повернулась к нему, а затем к медиуму. Она, признать, избегала всех этих модных сеансов, но сейчас было интересно.  Более того, она надеялась, что это не простое шарлатанство. И пусть это попахивала фатализмом, но от результатов и впрямь зависела одна жизнь...

+1

11

Сдержано кивнув, Сара встала с места, прихватив с собой поднос с посудой и, поставив тот на крышку комода, принялась зажигать свечи, от чего по комнате тут же разнесся характерный запах. После чего закрыла ставни, сделанные специально для этих целей на заказ, задернула тяжелые плотные шторы, и вся комната погрузилась во мрак, разгоняемый лишь теплым светом нескольких свечей.
- Мертвые не любят, когда их беспокоят. - Женщина вновь уселась на свое место, поудобнее устраиваясь на стуле. -  Им не место среди живых, и они это знают. Для контакта может потребоваться время. Главное, ничего не бойтесь. – Ободряюще улыбнувшись, медиум посмотрела сначала на Джона, затем на Виолетту, и протянула им руки. – Возьмемся за руки. Мистер Флеминг, сосредоточьтесь на нужном воспоминании.
Женщина закрыла глаза и, почувствовав теплые ладони в своих, глубоко вздохнула, пытаясь настроится и сосредоточиться. Молчание длилось еще несколько глубоких вдохов и выдохов.
- Альберт. – Негромкий голос Сары пронзил начинающую густеть тишину. – Альберт, ты меня слышишь? Меня зовут Сара. Альберт. – Женщина замолчала, чуть склонив голову на бок, явно к чему-то прислушиваясь. – Альберт. Здесь ваш друг, Джон. Да. Да это Джон. Он пришел, чтобы поговорить с вами... – Последняя фраза оборвалась резко, словно медиума кто-то прервал. Руки женщины стиснулись чуть сильнее, а брови слегка нахмурились.
- Альберт здесь. Он говорит, что не понимает, зачем вы пришли. – Спокойно но, немного напряженно продолжила миссис Бартон. Ей удалось найти Альберта, он откликнулся тут же, услышав имя друга. Но казалось, что в его поведении было что-то странное, он был… напуган? Взволнован? Сара решила, пока не акцентировать на этом внимание Джона и Виолетты и дать сначала им возможность высказать то зачем они пришли.
- Говорите, Джон. Альберт вас слышит.
Мерцающий свет свечей плясал на лицах сидящих за столом людей, и отражался от стеклянных створок шкафчиков. Бесчисленные статуэтки неотрывно наблюдали за происходящим своими невидящими глазами. А из-за пределов комнаты не доносилось ни единого постороннего звука, словно и вовсе не было там ничего.
В целом пока все шло как обычно.

+1

12

Признаться честно... Джон до последнего ждал чего-то большего. На какое-то мгновение в мужчине возникло совершенно отчётливое и глупое чувство, будто он ребёнок, перед которым поставили на Рождество большую изукрашенную лентами коробку, а когда он начал открывать её - та оказалась пуста.
Да, он протянул руку, почувствовав в своей ладони ладошку едва ли больше детской, он думал о Альберте и ждал чего-то... особого. Большего.
Так было, тянулись мгновения, миссис Бартон заговорила с пустотой, заставив мужчину немного смутиться, он даже неуверенно покосился на Виолетту, но потом что-то дрогнуло.
Больную голову очередной раз колыхнуло чувство кого-то ещё, чужого присутствия, чувства нервозности, напряжения, взволнованности и вины. Это пришло постепенно, но стало таким чётким, будто бы  некто встал над плечом Джона и взволнованно переступал с ноги на ногу, поглядывая на него, как на строгого кредитора.
Сначала Джон удивлённо посмотрел на Сару, понимая источник чувств, и то, что это не девушка, а потом заозирался по спиритуальному кабинету в поисках неведомого призрака. Он не видел, но он чувствовал! Чёрт возьми, неужели и это правда?!
Глаза мужчины стали взволнованными, он невольно сжал руку девушки чуть сильнее, а потом отругал себя.
"Ну что ты за впечатлительный мальчишка, Джон!", - вёл мужчина внутреннюю отповедь, - "Так скоро ты и в живое солнце, и в русскую Бабу-Ягу поверишь. Да, возможно девушка видит призраков. Да, возможно пришёл призрак. Но откуда тебе знать, что это Альберт?".
- Спросите... спросите его... - "надо проверить, Альберт ли это?!" - Спросите, помнит ли он нашу последнюю встречу? Когда мы все были вместе. Помнит ли он как я показывал разные находки и мы все ещё были вместе. Все живы...
Джон не слышал и не видел, но он почувствовал, как НЕКТО, и возможно даже призрак Альберта, стал буквально трагично взволнованным. Его отчаяние и какая-то странная обида вонзились в голову  и Флеминг от накатившей мигрени не сразу понял, что, по видимому, этот Некто от волнения кружит по комнате. Его эмоции были острыми, как когти рыси и Джон украдкой застонал, чуть не выпустив руку Сары.

+1

13

Комната погрузилась в полурак и тени от света свечей мягко ложились на лица людей и предметы. Даже миниатюрная Сара сейчас казалась загадочнее и мистичнее, чем пару мгновений назад. Она легко и спокойно говорила о мертвых, как о чем-то обыденном и совершенно обычном. Наверное так же, как и Виолетта говорила о своих "клиентах". Вид мертвого тела не вызывал у нее ни ропота, ни страха, а вот призраки вполне. Стало как-то неуютно и чуть заметно Ви повела плечами. Снова чувство любопытство вступило в схватку с каким-то древним чувством, что буквально вопило о том, что лезть в эти тайны не нужно и не зря они скрыты от человека. И снова победило первое. Да и в каком праве сейчас она отказаться от участия в ритуале? Сама ведь говорила, что сделает любую вещь, чтобы помочь Джону, а сейчас перед ней был идеальный шанс.  Пришлось сова затолкать чувство суеверного опасения куда-то подальше в закрома души.
Да и чего ей бояться? Они ведь вызывают Альберта, которого она видела что пару раз, да и не было у этого человека никаких обид на Виолетту.  Глупости все это, глупости... Но когда Сара заговорила, снова стало немного не по себе. И вовсе не из-за того, что медиум утверждала, что покойный сейчас здесь слышит и видит их. Жутче было то, что Джон, настроенный довольно скептично, сейчас верил в это. Возможно тут и правда кто-то был... Летти снова поежилась, чувствуя что загнанные переживания мерзко выползают из глубин души. Как пауки, царапая своими мохнатыми лапками столь слабую решимость. Ведь если это все было правдой, то любого умершего можно было вот так просто призвать. Ее мужа, который умерт так скоропостижно, да и саму Летти после смерти. Мир мертвых и живых был тонок и от этого было страшно. Кто знает, может призраки так и ходят рядом с людьми незаметные, незримые, наблюдают. Опять на ум лез Гилберт. Вот уж кого она точно не хотела бы видеть или знать, что он рядом. И не потому, что ее муж был ужасным человеком. Так было намного проще и спокойнее, когда ты знаешь, что твой любимый человек покоился где-то в другом мире. Не страдает невидимым призраком или не смотрит за тобой постоянно.
- "Бррр, такие мысли достойны больвалных ужасов!" - недовольная собой, думала Виолетта, не замечая, как чуть сильнее сжала руку Джона.
Ничего, они узнают все что нужно было и покинут этот дом. А завтра... Завтра она пошлет визитку. нет. Сегодня же вечером пошлет приглашение Беато! Хватит с Виолетты всяких призраков, древних проклятий и монстров! Имеет же она право а отдых...

0

14

- Альберт? – Кивнув на просьбу Джона спокойным голосом продолжила медиум. – Ответьте. Вы помните эту встречу?.. Альберт?.. Альберт. – Призрак словно не слышал, или скорее не хотел слышать этого. Но в конечном итоге поддался.
Женщина вдруг вздрогнула, словно от какого-то резкого громкого звука и нахмурилась сильнее прежнего.
- Он злится. Говорит об Анубисе… И темной магии. Клянет скарабея и изумруд. – Женщина вновь вздрогнула, когда одна из белых фарфоровых чашечек, стоявших на подносе на комоде, вдруг разлетелась вдребезги, чудом не задев никого осколками.
- Он… теперь он очень напуган. – Медные брови в легком удивлении поползли вверх. Отчего-то медиуму стало очень жаль этого несчастного. Только что он был в ярости, а теперь… Что могло его так испугать? – Он говорит, что ему очень жаль. Он был в долгах, и ему пришлось продать и камень и жука. Он не знал. Это все проклятая темная магия. Он снова повторяет об Анубисе и скарабее.
Внезапно свет в комнате начал мерцать, словно налетевший порыв ветра побеспокоил мирно горевшие свечи. Но ни единого дуновения нельзя было почувствовать на коже. Сара почувствовала, как ее сердце забилось быстрее. Стало очень не по себе. Призрак Альберта снова и снова повторял одно и то же. Он то злился, то снова начинал сокрушаться в рыданиях. А между тем Саре начало казаться, что на самом деле в комнате было что-то еще. Что-то темное и жуткое. Оно словно нависло над столом, медленно обволакивало всю комнату. Еще один призрак, или другая сущность пришла на зов живых? А может виной тому было поведение Альберта? Или оно было тут с самого начала? Женщина не могла понять. На лбу выступила испарина. А призрак все не унимался, снова и снова повторяя по кругу одно и то же – «Анубис… скарабей… камень…»
- Здесь… Здесь есть что-то еще. Не могу разглядеть.  – Произнесла она, не в силах скрыть волнение в голосе. На мгновение женщине показалось, что это похоже на облако, или скорее на… рой насекомых?

+2

15

Стоило ей заговорить, и Джон, будто бы почуявшая след легавая, весь напрягся. Его взгляд приобрёл именно ту внимательность и пытливость, которую проявляет человек, слушая вещи, влияющие на всю их дальнейшую жизнь.
Если на пороге цивильного дома им ещё и овладевали какие-то смутные сомнения, то сейчас они разбились вдребезги о какофонию чужих чувств и фактов, фактов, которые невозможно подделать даже знай она о визите Джона заранее. Потом в комнате стали происходить странные вещи. Разлетелась, будто сама по себе, фарфоровая чашечка, и словно едкий тяжёлый туман, комнату также заполняло странное чужое присутствие. Злое…
Но Джон старался отмахнуться, его сознание итак с трудом понимало происходящее от разраставшейся мигрении. Сердце волнительно билось, а мужчина невольно сильнее сжал женскую ладошку, улавливая слова.
- ... и ему пришлось продать и камень, и жука. 
- И камень, и жука, - едва слышно повторил Джон, обмениваясь быстрыми взглядами с Виолеттой. И камень, и жука! Он выковырял изумруд и продал его отдельно! Вот оно! Вот он ответ!
Волна чужих эмоций билась о сознание, сметая свои, борясь с ними, как на поле боя. Джону становилось всё хуже, дамы могли видеть, как он бледнеет и как лихорадочно начинают блестеть глаза. Более того, он явственно почувствовал дурноту, потому что злое и тёмное будто бы приближалось. Что это? Тень проклятья?...
- Скажите ему… скажите, что я прощаю, - с некоторым усилием выдал Джон и невольно провёл рукой по болевшим глазам, - Скажите, что  он уже получил кару с троицей и я его прощаю, пусть успокоиться. Я… попробую… попробую исправить.
Странное тёмное присутствие уже вонзилось болью в голову. Джон вдруг понял ,что чтобы это ни было, оно злилось именно на него, буквально ненавидело. И голову стало разрывать от истеричного трагизма Альберта, переживаний Сары, Виолетты, собственных эмоций и этого.
Джон не выдержал. Он застонал, выпуская ладошку спиритуалиста, и упал на пол, чувствуя в голове свинец, а на верхней губе - кровь.
В этот же момент, вторая чашка с комода со свистом слетела с места и врезалась в стену в паре сантиметров от головы Виолетты.

+1

16

Виолетта замерла как кошка услышавшая шебуршание мышей в подполе. Эта миниатюрная видела такие вещи, что обычный человек и не заметит. Потаенное, жуткое, неведомое. То, что могло спасти Джона от смерти. Сам мужчина волновался и это было заметно. Как иначе прочитать его эмоции. От осознания того, что с покойником и правда можно так легко поговорить, становилось по настоящему жутко. Виолетта снова поежилась, слушая слова Альберта.  Для Джона он был другом, но оправдание звучало гнусно и фальшиво.  Был в долгах, нужны были деньги, потому решил обокрасть своего друга. Ну что за мерзость, а не человек? Мужчина, который не умеет решать свои проблемы и творит такое бесчестите... Очень ему жаль. неудивительно, он ведь мертв. Легко извинятся и причитать, когда уже натворил бед.
Она глянула на Джона, которому сейчас на было плевать на мерзкий поступок друга. И ведь верно. Раньше они были в тупике, а сейчас появилась ясность... Но найти изумруд в Лондоне! Да, это будет та еще задачка. лети начала припоминать знакомых ювелиров, которые могли бы помочь ей в это. Мистер Ольфрен, что когда-то делал для нее комплект, наверняка может хоть чуть чуть помочь... Только как его уговорить?
В мысли о предстоящем вмешалось настоящее, напоминая о том, что оно здесь и сейчас. Джон неожиданно побледнел, заставив заволноваться, а затем вовсе упал на пол.
- Джон! - Виолетта подскочила с места, но кинуться к мужчине не успела. С места сорвалась чашка. Ви вжала голову в плечи и та пролетела мимо. Страх моментально пробрал каждую клеточку тела, стало тяжело дышать от волнения и непонимания того, что происходит. Ей казалось, что она чувствует на себе чей-то злой взгляд, но в комнате кроме них троих не было никого. Женщина обеспокоенно присела возле Флеминга, смотря на бледного мужчину. Вероятно это все было связано с чертовым проклятьем и болезнью. На пару мгновений сама Виоллета возненавидела Альберта, за факт его существования в этом мире. Этот человек недостоин прощения!
- Миссис Бартон, пошлите за доктором - Летти осмотрелась и бесцеремонно достала платок из кармана Джона. Нужно было остановить кровотечение. И почему все не могло пойти как следует? От непонимания и страха дрожали губы,а тем временем со полки полетела книга,  заставляя Виоллету отшатнуться от Флеминга. В своем страхе и непонимании женщина воззрилась на медиума.
- Да что тут происходит!? Что за чертовщина!? Разве так должно быть? - она никак не могла понять, что здесь происходит. Почему Альберт сменил гнев на милость. Неужели его так взбесили мысли вдовы?

+1

17

- Вы слышали, Альберт? Это уже в прошлом. Джон прощает вас. – Поспешила Сара передать призраку слова друга. – Вас больше ничего не держит здесь, больше не нужно страдать. - Женщине хотелось успокоить несчастный дух Альберта, но на самом деле она сама не верила своим словам, чувствуя, что не только обида друга и чувство вины удерживают его здесь.  Она почувствовала, что несчастному действительно стало легче от того, что Джон прощает его, но чувство безысходности никуда не делось. Нечто по-прежнему сильно мучило его.
Все это время Сара не переставала следить за роем, что клубился над столом. Эта сущность, чем бы она ни была, очень беспокоила медиума. Именно поэтому она слишком поздно заметила высокий, худощавый мужской силуэт, стоявший в углу комнаты. Он выглядел болезненно, лицо совсем осунулось, а резкие черты только подчеркивались болезненной худобой. Все это время он наблюдал за происходящим, и взгляд его был полон ледяной злобы. Нет, он сам источал злобу. Призрак недобро посмотрел на хозяйку дома, и резко сорвавшись с места, метнулся прямо к ней.
Сара вздрогнула на мгновение и замерла. Она не шевельнулась ни когда Джон выпустил ее руку и упал на пол, ни когда Виолетта сделала то же самое, присев рядом с изможденным мужчиной. Она осталась сидеть с закрытыми глазами, словно и не человек вовсе, а статуя, оставив мольбы миссис Гэйнс без ответа.
- Шлюха! – Раздался вдруг холодный, полный яда мужской голос из уст Сары. Она открыла затуманенные пеленой глаза и зло смотрела на Виолетту. Лицо ее исказилось гримасой ярости, черты казались чужими, словно и не она это была вовсе. – Это так ты мне отплатила?! Неблагодарная дрянь! Предпочла этого щенка! Авилла!!! – Раздался звон бьющегося стекла – это дверцы трюмо разлетелись в дребезги, осыпав всю комнату осколками. С полок начали сыпаться книги, глухо ударяясь об пол, а стол задрожал.
- Мразь, ты и этот ублюдок заслужили это! – Стул, на котором до этого сидела Виолетта, сорвался с места и с хрустом ударился о стену. - Вы сдохнете в канаве. И тогда уж я доберусь до тебя. Ты получишь все, чего заслужила! Ты и этот выродок!!-  На этот раз с подноса слетел чайник и полетел прямо в голову лежавшего на полу Джона.
- Хватит! – Внезапно раздавшийся голос миссис Бартон оборвал гневную тираду призрака. Не успев долететь до цели, фарфоровый чайник, словно встретив  в воздухе невидимую преграду, упал на пол разбившись в дребезги. – Убирайся. – Ледяным тоном произнесла она, стоя у стола и тяжело опираясь ладонями о столешницу. – Это не твой мир и ты не можешь навредить ни этой женщине, ни этому мужчине, ни кому бы то ни было. – Голос звучал по-прежнему уверенно, но в нем ясно слышалась усталость. – Я приказываю тебе – уходи…
Комната погрузилась в тишину, и даже свечи, казалось, начали гореть немного ярче. Сара отрешенно смотрела на Джеймса и Виолетту, грубые холодные черты на ее лице постепенно сменились на более привычные и мягкие, а взгляд прояснился. Женщина почувствовала, как чужое присутствие постепенно отпускает ее тело и покидает разум, и без сил осела обратно в кресло.

+2

18

Он приходил в сознание так, будто поднимался с глубин ужасного озера. На виски и тело давила боль, разрушая, казалось, само естество. Смяла, перемолола, отпустила… До поры. Флеминг поднимался и осознавал себя: он чувствовал что тяжко, но идёт дыхание, что веки тяжёлые и непослушные, а на губах стянула кожу сукровица. Вкус крови он тоже чувствовал. Он всё ещё был жив, но, веря себе, не мог сказать со 100% уверенностью, что это так. Боль говорила об обратном.
Сделав ещё один вздох и усилие, мужчина разлепил глаза и подождал, пока смутные пятна найдут фокус.
Вот она, над ним, его леди, его радость, бледная… опять разволновалась, черти бы драли это проклятье!
Чуть сбоку тоже бледная, и какая-то измождённая, сидела миссис Бартон. Разволновались ли они так из-за него? Это был крайне неловкий казус, и Флеминг заставил себя двигаться просто потому, что валяться посреди чужого кабинета между двух перепуганных дам было верхом жестокосердия. Чуть шипя, ищя опорыу руками, он сел сначала на полу, привыкая, потом стал нашаривать ручку стула.
- Простите меня, миссис Бартон. Прости, Виолетта, я… мне стало нехорошо.
Очевидно. Это то было очевидно, но не то, что произошло с маленьким ухоженным кабинетом. На полу валялись осколки, дверцы шкафа зияли пустыми рамами, где-то лежали книги. Нет, это натворил не он…
Прочистив горло и аккуратно сев на стул джон выдохнул и ещё раз огляделся. Что произошло? Неужели это Альберт натворил?
- Кхм, миссис Бартон, простите, похоже мы доставили вам неприятности… М-м-м, я не очень помню… что тут произошло? И хорошо ли вы себя чувствуете?

+1

19

В кабинете творилось что-то плохо поддающееся разумному описанию. Сара молчала,не издавая ни звука, а затем громко рявкнула, заставляя Виолетту удивленно вжать голову в плечи. Из уст девушки издавался мужской голос. Знакомый до боли.  Полный злобный, даже ненависти. Она никогда не слышала его таким, но была уверена в личности его обладателя. Спину покрыл холодный пол, а женщина не могла даже шевельнуться. Словно страхом ее приморозило к полу. Удивительно, как Ви помнила о том, что нужно дышать. Так страшно не было даже когда супруг скинул ее с лестницы. Там было совершенно не страшно.  А вот сейчас, когда с того света в твою жизнь врывается настоящий кошмар! Нутро призывало бежать оттуда, как можно быстрее и со всех ног. Сейчас ее бывший муж рычал прозвище, которое когда-то говорил с нежностью. Сейчас он ненавидел ее.. и за что? Она всегда была ему хорошей и верной женой, но опять получала обвинения в не весь пойми что. Он умер! И даже сейчас считал, что она мертва! но он Умер! Она не обязана хранить верность для конца жизни. Она думала, надеялась, что он желает ей блага. Виолетта одновременно верила и не верила в то, что происходит и была уверенна, что это не мог быть кто-то другой!
Вокруг царил настоящий хаос, разбивались стекла, стул ударился об стену и затрещал так, как трещали бы человеческие кости столкнувшись с камнем. Виолетта сжалась в комок закрыв голову руками. Она паниковала и не знала что делать, только могла что негромко вскликнуть, когда в комнате снова что-то разбилось. Это был какой-то кошмар, какой-то страшный ужас пришедший из глубин подсознания. Казалось, конца ему не будет до тех пор, пока саму виолетту не сломает об стену как и этот стул. Он пришел закончить то, что когда-то не завершил.
Голос Сары холодный и строгий стал спасением.  Осторожно Виолетта убрала руки от головы, смотря на то, как медиум пытается изгнать мертвеца. Помогло. Виолетта хотела верить, что помогло!  Но не верила. Посуда и предметы перестели летать.
Шевельнулся Джон, заставляя Летти вздрогнуть от страха. Она уже и позабыла про то, что мужчина был тут. Позабыла, кажется и все слова. Женщина была бледна, словно увидела саму смерть. А ведь так и было. Она плохо понимала, что говорит мужчина и только для того чтобы встать, пришлось приложить неимоверное усилие. Ви встала ровно на то место, где недавно был стул и оперлась пальцами на столешницу. Руки дрожали, а спину покрывал мерзкий холодный пот. Внутри от страха все сжалось. Виолетта чувствовала себя полностью опустошенной.
- Джон, тебе следует показаться доктору - произнесла она как-то механически, словно ее чуть охрипший голос звучал из старой музыкальной шкатулки. Думать сейчас было сложно и все действия были заученными механизмами, что вбивали в пансионате, что приобрела она сама, отработанными и четкими.
- Миссис Бартон, прошу прощения. Я не знала, что он придет. Я... - речь запнулась, а в глазах стало неприятно щипать - Я возмещу за его. - сжатая внутри пружина страха, непонимания и обиды начала разжиматься. По щекам потекли слезы.

0

20

Саре потребовалось время, чтобы прийти в себя, но голоса Джона и Виолетты, растерянные, перепуганные, но живые, окончательно привели ее в чувства. Женщина глубоко вздохнула, окончательно успокоившись, в конце концов, все это для нее не было в новинку. Она встала с места и пройдя к окну, от чего осколки стекла и фарфора жалобно хрустнули под подошвами ее ботинок, совершенно будничным движением отдернула штору и открыла ставни. Дневной свет тут же проник внутрь, жадно заполняя собой все помещение.
- Все в порядке. - Сара обернулась к гостям. Надо сказать вид у Джона был изрядно потрепаный, а на Виолетту так и вовсе было больно смотреть. Медиум подошла к женщине, мягко положила ладонь ей на плечо и взяла за руку, увлекая за собой. - Давайте, дорогая, вам нужно присесть. - Она подвела несчастную к софе и усадила, предварительно смахнув все осколки тяжелым синим подолом своего платья.
- Иногда случается так, что незваные духи, приходят на чужой зов. Как правило они безобидны, но случаются и исключения. - Пояснила Миссис Бартон, желая успокоить Вилетту, а так же пояснить ей и Джону произошедшее. Это была ее ответственность и обязанность. - Моя вина, что я не уследила и слишком поздно его заметила. Потеряла контроль. - Она обвела взглядом разрушенную комнату, с удовлетворением отметив, что книги, статуэтки и прочие ценные для нее экспонаты целы, а об остальном позаботится Элла. Теперь для нее было очевидным, что визит этих людей был вызван не простым желанием попращаться и помириться со старым другом.
- Этот человек был вашим мужем? - Предположила она, вопросительно заглянув Виолетте в лицо. - Он был очень злым. - Медиум покачала головой, а взгляд ее стал серьезным. - Не так, как обычно злятся люди, нет. Он словно состоял из зла, из ярости. - Сара сделала небольшую паузу, следя за реакцией женщины, желая удостовериться, что та ее слышит и понимает. - Не буду обещать, что он не может причинить вам никакого вреда. Но только в ваших силах не позволить ему этого. Боритесь со страхом. Слышите? Теперь он мертв, стал всего лишь тенью, и даже если он и сможет найти лазейку в мир живых, помните, что у него нет власти над вами. Это ваш мир, а не его.
Миссис Бартон еще какое-то время смотрела на Виолетту, после чего перевела помрачневший взгляд на Джона.
- А вот о вас, мистер Флеминг, к сожалению, я не могу такого сказать. - Она даже не старалась подбирать слова уже зная, что Джон как минимум догадывается что что-то не так. И единственное чем она может помочь в таком случае - сказать правду. - Та сущность... Я не знаю точно что это было, но ему явно нужны именно вы. И я очень сомневаюсь, что оно отпускает просто так. - Сара грустно покачала головой. - Дух Альберта упоминул какого-то скарабея и... Анубиса.  - Она не была экспертом, не знала всех тонкостей и деталей, но прочитала достаточно книг, чтобы иметь общее представление о подобных верованиях. И далеко не все из них были пустыми легендами. - Если это так, то вы связались с опасными силами. Мне очень жаль, мистер Флемминг. - В голосе женщины явно было слышно сочувствие. - Но я ничем не смогу вам помочь.
Медиум какое-то время молча и так же серьезно продолжала смотреть на Джона, и после короткой, но тяжелой паузы добавила, слегка приподняв брови:
- Но вы ведь и так понимаете это, верно? Вы знаете, о чем я говорю.

+1

21

Крайне неприятно оказаться в ситуации, когда ты потерян и бессилен, вне контекста и вне знания. Особенно для мужчины, чья женщина, такая бойкая и уверенная, ударяется в слёзы и он совершенно не знает, почему. Это был второй раз, когда Виолетта позволила себе прилюдную слабость, и в первый её чуть не убили. Неужели тут произошло что-то подобное? Да что, чёрт возьми, произошло?!
Джон как мог решительно поднялся с кресла, не дав головокружению сбить себя, осмотрел разрушенный кабинет, Ви, которая, слава Богу, была цела, пронзительно посмотрел на миссис Бартон, что объясняла что-то посетителям.
Итак… опять непрошенное чудо… Уже который раз Флеминг убеждался, что страх инквизиторов перед потусторонним имел свои резоны. Уже который раз это потустороннее было агрессивно и зло по отношению к людям. Но Ви…
- Я буду в порядке, - машинально и небрежно ответил Джон Летти, как будто отмахиваясь от этого, как от досадной мухи. Он очень не любил эту привычку обсуждать его здоровье прилюдно, будто у ребёнка на стульчике. - Но что тут, в конце концов, твориться? Это Альберт?
Оказалось, что нет. Миссис Бартон что-то объясняла, но информация с трудом пробивалась сквозь мигрень мужчины. Всё же он старался и понял - с того света вернулся покойник, бывший муж Виолетты и чуть не навредил его женщине. Каким же низким подонком нужно быть, чтобы поднять руку на женщину уже в посмертии! Это, в сочетании с дурным самочувствием, так разозлило Джона, что он даже не сразу понял всю важность того, о чём говорит медиум уже ему. Он выслушал, хмуря брови, а потом измученно улыбнулся.
- Вы в корне не правы, миссис Бартон, вы уже мне невероятно помогли. Что до сущности… мы ещё посмотрим, кто кого. Вы же сами сказали, это Наш мир, а не их. Летти, Летти, пожалуйста, не плачь, - Джон достал свой платок и аккуратно вытер щёку женщины. был бы её муженёк ещё жив, Флеминг был бы совсем не прочь назначить ему дуэль. В мексиканском стиле. - Я думаю, нам стоит пойти домой.
Он помог женщине подняться, крепко, насколько позволяло собственное состояние, держа её за локоть.
- Миссис Бартон, ваш дар - чудо, и вы оказали мне большую услугу… по крайней мере я знаю, что у противника есть “лицо”, пусть и не в этом мире. Прошу прощения, я действительно немного наврал вам, но я боялся что обычный человек мне не поверит. К вам приедет мебельщик поправить… всё это недоразумение. И если вам когда-либо потребуется помощь, услуга или всё, чем я могу быть полезен, я к вашим услугам,  -”осталось дожить..,” - с горькой иронией подумал Джон, - Но сейчас нам, наверное, пора. Летти?

+1

22

[indent] Виолетта позволила увечь себя и усадить на софу. Слова медиума пробивались в сознание с трудом, словно заблудший путник через пургу.  Она слышала, но понимала не до конца. В сердце тугим комком нарастали усталость и жалость к себе.  Последнее чувство она терпеть не могла, но сейчас была слишком вымотана, чтобы сопротивляться нагнетающему настроению.  нет, не будет ей покоя, не будет! Стоит ей полюбить и этому мужчину тут же дышит в лицо могила, стоит начать радоваться кому-то , и этот человек пропадает без вести. Начинаешь уважать - человек обращается в чудовище. Сопереживать - жизнь сама карает тебя за это.  И от мыслей этих хотелось забиться в самую дальнюю комнату родного поместья и сидеть там в темноте до скончания веков. Хотелось. Но на поводу желаний своих Виолетта шла редко. На поводу таких желаний.
— Этот человек был вашим мужем? - пробил вопрос сквозь пелену мыслей. Виолетта кивнула. Да, был. Это не мог быть кто-то иной. Только Гил смеясь называл ее птицей на одном из наречий, смеялся что в неволе она задохнется... И сам однажды посадил в клетку переломав крылья.
— Он был очень злым.
— Гилберт никогда не был злым. - эхом отозвалась миссис Гэйнс. Она никогда не позволяла говорить о свое муже плохо, какие бы грехи не были за его спиной. Привычка выработанная за столько лет была доведена до автоматизма. Она даже себя уверила, что несмотря на всю сложность характера, ее муж был человеком исключительно хорошим, добрым и старался для них с сыном. Вот только с каждым днем веры в это становилось все меньше и меньше.
- Он умер очень не хорошо. В Индии. Не поправившись с родными и не приходя в сознание. - какое это имело значение? Ровным счетом никого. Виолетта даже сейчас пыталась оправдать мужчину. Не дело, когда про твоего супруга думают дурное, пусть даже он уже больше года мертв.
[indent] У него не было никакой власти, но меж тем он разгромил дом. Чуть не убил ее и Джона. И даже сейчас, когда весь этот кошмар минул, никто не мог обещать ей дальнейшего спокойствия, тишины и уюта! Ее муж мог опять вернуться. От осознания этого факта глаза наполнились горьким слезами, что катились по щекам. Стоило утереть их. Хотелось и вовсе спрятать лицо в ладонях, но тога бы девушка растерла по лицу остатки косметики. Она уже не хотела ни о чем думать, ни о чем переживать. Женщина эгоистично хотела домой в тишину и покой. Она хотела сбежать от всего этого.
- Летти, Летти, пожалуйста, не плачь,  -Виолетта подняла свои глаза на Джона. Ее милый Джон, которого может вскоре забрать могила! Сало еще горше.
Он помог подняться Ви, которая сжала его руку как утопающий сжимал бы обломок бревна.  Постепенно мир приходил в порядок, вот только усталость никуда не проходила вместе с горечью. Женщина промакивала глаза платком. Вернуться в родные стены сейчас казалось спасением.
- Да, я хочу вернуться. - негромко проговорила миссис Гэйнс, а затем словно вспомнила про приличия.
- Прощу прощение за произошедшее, миссис Бартон. Благодарю Вас за сеанс. Вы очень... помогли. - Летти даже смогла выдавить себя улыбку, натянутую и печальную. Чтобы не произошло, леди должна соблюдать хотя бы какие-то приличия... Но сейчас "леди" больше всего хотела оказаться подальше от этого дома и произошедшего.

0

23

Медиум понимающе улыбнулась молодой паре. Ей было совершенно понятно желание Джона утаить истинную причину их визита, равно как и желание Виолетты заступиться за покойного мужа.
- Если бы я могла сделать большее… В любом случае, вам действительно лучше сейчас отдохнуть. – Она встала с места и, похрустывая осколками стекол под подошвой ботинок, подошла к двери, чтобы проводить гостей. Элла уже ждала у выхода, держа в руках их шляпы и перчатки. Она явно не обратила внимания на потрепанный внешний вид Джона и Виолетты, или по крайней мере не подала виду. Скорее всего она слышала грохот доносившийся из кабинета, и уже знала что ее там ожидает.
- Я всем сердцем надеюсь, что у вас все наладится. – Стоя уже у парадной двери прощалась Сара с гостями. Она только сегодня впервые встретила этих людей, но после всего того, что ей довелось увидеть, у нее действительно начала болеть за них душа. Как так случается, что на людей просто берет и обваливается настолько тяжелая ноша? На мгновение медиум подумала, что если бы этих двоих не было друг у друга, как знать, возможно их обоих уже не было бы в живых. Эта мысль отразилась на ее лице едва уловимой теплой улыбкой. Если бы она только могла чем-то помочь.
Ход мыслей Сары внезапно был прерван мягким шепотом Эллы. Экономка что-то шепнула хозяйке и кивнув удалилась в ее кабинет, видимо, чтобы начать уборку.
- Мистер Флеминг! – Сара тут же окликнула мужчину, который, бережно держа свою леди под локоть, уже перешагнул порог, и продолжила уже тише. – Я всего лишь медиум, и могу лишь передать то, что скажут мне духи, но… - миссис Бартон пожала плечами, давая понять, что прислушиваться к совету или нет решать только Джону. - Если бы мне довелось столкнуться с какой-то, скажеммм, порчей, я бы попробовала обратится к тому, кто знает как ее накладывать. – После этих слов дверь мягко затворилась. Пожалуй, Саре тоже стоило немного отдохнуть.

+2


Вы здесь » Городские легенды » Хранилище » Даже смерть не разлучит нас


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC