Городские легенды

Объявление

OPUS DEI
апрель 1650 года, охота на ведьм
ATRIUM MORTIS
май 1886 года, Викторианский Лондон
ШПИОНСКИЙ РОМАН
1939 год, Вторая мировая война
Сюжет готов.
Идет набор персонажей.

Ждем персонажей по акции!
Игра уже началась.

Сюжет готовится к выходу.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городские легенды » Другие истории » Дом с привидениями


Дом с привидениями

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://se.uploads.ru/PpCu6.png
осень 1886 года
английское захолустье
Могут принять участие все желающие

Дилижанс в пути настигла непогода. Дождь размыл знакомую кучеру дорогу, и тому пришлось свернуть и поехать в обход. К сожалению, ливень только усилился, и путешественники были вынуждены искать место, где можно укрыться. На пути попался большой старинный особняк, где и было решено переждать ненастье.


персонажи

Основной состав:
Дорин Дикерсон - странная хозяйка дома, которая впустила путешественников к себе, кажется, боится людей.
Магнус Хенсли - высокий и худой мужчина, представился как доктор (непонятно какой), в дороге почти ни с кем не общался, обходившись только дежурными фразами.
Виолетта Гэйнс - молодая женщина, замужем за мистером Флемингом (или так всем говорит), представилась медицинской сестрой.
Джон Флеминг - писатель, муж Виолетты (или они так говорят), кажется самым активным и самым вежливым.
Мари-Роуз Бантри - престарелая тетушка, путешествующая с девочкой, кажется активной и болтливой, обязательно себя еще покажет.
Эмили Шеферд - самая молодая в этой истории, пока ничего не известно, кроме того, что путешествует с теткой.

Неписи:
миссис Патрисия Никлсон - женщина чуть больше сорока лет на вид, все время на что-то жалуется, в частности на свое здоровье, поясницу и колени.
Морис МакДэниэл - мужчина под пятьдесят, тучный, большой, с красным лицом и одышкой, предпочитает скидывать все организационные вопросы на других.
супруги Дональд и Мартина Харрис - пожилая супружеская пара, путешествуют с внучкой.
Сьюзан Флинн - девушка около двадцати лет со светлыми волосами и кукольным личиком, путешествует с родителями матери.
Марвин Гиббс - кучер дилижанса, средний рост, плечистый и сильный, около сорока лет, лицо обветренное и морщинистое. Откликается на фамилию (не называть мистером, положение у него не то, только по фамилии).

0

2

Дилижанс был, по мнению Магнуса, одним из самых неудобных средств передвижения. Теснота, в которой приходилось ехать мало знакомым людям, постоянная тряска на плохой дороге и вот такие ситуации, когда мешает непогода. Другое дело – железная дорога. Никакой дождь не страшен, а путешествие может быть самым комфортным, при наличии определенных средств, конечно. Увы, не везде доступное средство передвижения, и теперь Магнусу приходилось трястись.
И как только в этом дилижансе было возможно зябнуть от сырости и холода, но при этом задыхаться, так было душно. Впрочем, он не жаловался, и вообще предпочитал не вступать в разговоры со своими соседями, отвечая в том случае, если обращались непосредственно к нему.
- Господа и дамы! – возница остановился и, кутаясь в тяжелый плащ, прошлепал кое-как до двери дилижанса, чтобы поговорить с путниками, - Кажись, там дом. Достаточно большой, чтобы уместить всех.
Ранее было решено свернуть с дороги, потому что ее размыло, а после решили где-то заночевать. По незнакомому пути в такую непроглядную темноту и жуткий ливень было очень опасно ехать. Лошадь еле держалась на ногах, скользя по грязи, а вода ручьем текла по еле заметной колее. Продолжи они путь, могли застрять где-нибудь посреди леса.
Магнус взглянул в сторону, куда показывал возница. Под стеной дождя очертания дома были еле видны, и в окнах, кажется, совершенно не горел свет.
- …и достаточно пустой… - пробормотал он, что его могли услышать, но так тихо, чтобы сочли верным проигнорировать.
Но деваться было некуда, и Магнус, сидящий у самого края, первым вышел из дилижанса, кутаясь в плащ, подняв воротник и цепляя на голову шляпу. Впрочем, эти манипуляции вряд ли могли сейчас спасти. Ветер с дождем, казалось, проникали сквозь саму одежду, намереваясь сделать всё и всех, попадающихся на их пути, как можно более мокрыми.
Скользя по грязи и плохо разбирая, куда он ступает, Магнус оказался возле двери огромного особняка. Теперь его можно было рассмотреть чуть внимательней, правда, не очень-то и хотелось. Этот дом одновременно являл собой непоколебимую монументальность, от которой захватывало дыхание, и ветхость старого жилища, в котором и не подумаешь остановиться при других обстоятельствах.
Магнус постучал в дверь, как можно громче и сильнее, и подергал за ручку, чтобы убедиться, что та действительно заперта.
- Интересно, тут вообще кто-нибудь живет? – проговорил он, отойдя от двери чуть дальше и задирая голову, подставляя лицо под самый ливень, вглядываясь в темные окна: не зажегся ли где свет.

+4

3

Погода была ни к черту.  И задремавшая за чтением Виолетта проснулась от того, что дилижанс начало трясти.  Виолетта вздохнула, смотря как дождь все усиливается и  неистовой силой хлещет в окна дилижанса. Казалось дождь вознамерился смыть повозку с лица земли. Ветер подвывал в такт, создавая поистине пугающую и неприятную атмосферу, словно из бульварных ужасов. Такая ночь годилась лучше всего для появления на улицах Лондона всякого рода монстров. Вот только до улиц Лондона нужно было еще добраться.
- Знаешь, все таки Элизабет какая-то картонная. Извини, конечно, твой друг несомненно хорош в описании пейзажей, у него есть неплохие задумки. Но героини у него... - обратилась Виолетта к супругу, покачав головой - Порой мне кажется, что он не знает о женщинах совершенно ничего.  А может быть и вовсе не видел их никогда, читая о них исключительно в книгах. - женщина поправила накидку и ближе прижалась к Джону немного опасливо поглядывая  в окно. Ненастье только набирало обороты и это начинало пугать. Помимо этого сырость и холод грозили свести на нет все старания врачей по выздоровлению Летты. И как так вышло, что вполне себе приятная погода разозлилась вот таким вот ненастьем? Девушка снова вздохнула. Больше всего сейчас хотелось оказаться в тепле, выпить чая  и повидать сыновей. Но судьба была будто бы против этого. Дорога окончательно стала уходить из под копыт лошадей, а дилижанс трясти.В итоге он остановился и мокрый возница поспешил сообщить, что нашел временное прибежище. Мыль оставаться на ночь в пустом не протопленном доме, да еще и неизвестно насколько, вызывала ожидаемое недовольство и даже чувство какой-то обреченности. Но деваться все давно было некуда. Тащиться по такой погоде и по таким-то дорогам было опасно. Лучше уж промерзнуть, чем разбиться. Тем более сейчас, когда жизнь наладилась.
- Зато после такого путешествия просто грех не написать какой-то ужас. Про темные страшные дома, дождь стеной... Может подкинем идейку Майклу?.. Хоть он опять все загубит своими деревянными девицами! - Ви улыбнулась,пытаясь подбодрить Джона. Не то, чтобы мужчина очень в этом нуждался, но должно же в такую погоду хотя бы попытаться стать лучиком света!
Виолетта Вышла из делижанса, держась за руку супруга и приподнимая юбки. Не хотелось, чтобы они испачкались в вязкой скользской грязи. С тем, что туфли уже не отмыть женщина, путь и о скорбью, смирилась.
Дом выглядел нежилым и если тут кто-то и был, то он явно очень давно забросил уход за жилищем. Сад зарос кустарником и травой, забор обветшал и плющ цепляясь за стены стремился на крышу.  [icon]http://forumfiles.ru/files/000c/a9/31/95886.jpg[/icon][nick]Виолетта Флеминг[/nick]
Летти остановилась у крыльца, прячась от крупных холодных капель дождя.
- Если тут кто-то и живет, то он явно выходит отсюда очень редко. Да и странно это. Путь до ближайшего города не близкий, а что-то конюшни не видно. - вторила она словам молчаливого попутчика - Видимо кто-то получил в наследство дом и умер тоже, а может и просто забросил. - женщина задумчив осматривала кровлю и стены. Когда-то они тоже купили подобную развалюху практически за бесценок, зато сейчас  синей черепицей, новым забором и приведенным в благопристойный вид садом он смотрелся как на лучших палотнах. А что будет по весне! Женщина уже предвкушала, как зацветут клумбы наполняя комнаты своим благоухающим ароматом. Но это будет только весной, а пока их ждал старый дом, ливень и осень за которой последует холодная зима и грязный февраль.

Отредактировано Виолетта Гэйнс (2017-10-11 19:06:38)

+4

4

Этой ночью гроза совсем разошлась. Дождь хлестал по стеклам, размывая и без того нечеткий пейзаж, который не освещала даже луна. Но без луны было даже спокойнее, не было теней. Дорин искренне верила, что именно луна будит в этом доме всех усопших и могла спокойно спать только когда луны не было. А чтобы её не было, все окна в доме были плотно зашторены, а зеркала завешаны. Тени появлялись не только на стенах или из стен, пола и потолка, но и стояли за спиной, если она смотрела в зеркало. Дорин не любила тени и редко разжигала огонь в камине и прогревала дом.
Дорин уже очень давно жила одна, лет... кажется, десять, со дня смерти своего мужа. Бедный Уильям упал с лестницы и свернул себе шею. Как раз через год после смерти их дочери, которая умерла через два месяца после смерти матери её мужа... сварливая и неприятная была женщина, похоронившая двух своих дочерей и их мужей с детьми. Дорин так хотела уехать поначалу из этого мрачного и холодного дома, но Уильям был против, все-таки, это было их родовое поместье. И Дорин пришлось остаться. Ну а теперь она не могла покинуть дом, где умерла её семья.
Она задула свечу, с которой читала старую книжку, сидя в темной библиотеке и подошла к окну, чтобы выглянуть на улицу. В темноте ничего не было видно, однако, молнии на секунду осветили дилижанс и фигуры во дворе. Дорин в легком испуге отпрянула от окна, но быстро взяла себя в руки. Снаружи тени не появлялись. Но кто это там, снаружи? Она еще раз выглянула в окно, рассматривая стоящие внизу фигуры и понимая, что это люди. Тем не менее, кем они могли быть? Взяв кочергу, женщина спустилась на первый этаж и отодвинув засов с двери, приоткрыла её, выглядывая.
— Кто вы и что вам здесь нужно? Убирайтесь, или я позову мужа!

+3

5

Путешествие в тесноте никому не доставляет радости. В ногу то и дело упирается тюрнюр дамы сбоку, которая поворачивалась к неспокойному ребёнку, а по затылку сквозил холодок от плохо просмоленных окон старого дилижанса. Здесь не было уютно, и с этим согласился бы даже нищий, но Джон пытался не унывать. Он бодрил себя тем, что сбоку сидела его жена, и к возмущению многих, он обнимал её за плечи, находя утешение в запахах её парфюма и в том, как чёрные волосы щекотали подбородок. Многие люди тут были лишены даже такого. А ещё он переживал, что только отдохнувшая на водах супруга от заоконной мерзости сляжет снова, и, упаси Отец, с какой-нибудь чахоткой. Но жене этого не показывал, всегда считая личные тревоги досужими и неразумно напрягающими и без того суетливую Летти.
- Ты бесконечно грозный критик, - улыбнулся Джон, поцеловав супругу в лоб. Целомудрено. Опасаясь бурного возмущения миссис Никлсон, что сидела на скамейке напротив них и безуспешно делала вид высокой занятости вязанием. Такие дамы, как миссис Никлсон были негодными актрисами из-за распирающего их негодования и зависти. Прожив свою жизнь крайне замкнуто и, откровенно говоря, никчёмно, они смотрели на чужое счастье с обидой обделённого, выискивая моменты, чтобы отругать счастливых влюблённых в том, собственно, что они счастливы. Вот и сейчас старушка с вислыми веками поджала губы на семейные нежности Флемингов. - А ведь он так старался сделать Элизабет близкой к идеалу.
Дилижанс качнулся и встал окончательно. Мужчина неодобрительно и хмуро посмотрел на силуэты мрачного холодного дома за стеною дождя и поджал губы. Будет ли в этой дыре чем топить камин? Положим, сам Джон спал и в худших условиях, но не женщины и дети - их попутчики. Жалко стало даже миссис Никлсон. С её, наверняка, ревматизмами в коленях.
- Я бы был за, чтобы ты посидела в карете и не мокла, - высказал своё мнение Джон, но попробуй удержи эту даму! Летти может засиделась, а может понадеялась на радушие жителей глухого захолустья (что само по себе смешно), но она выказала желание идти и муж покорно подал ей руку, как мог прикрывая плащом.
Они промокли моментально. Казалось, что мир решил поскорбеть о всех усопших за последнюю сотню лет. Ни одна нанятая плакальщица на похоронах не выдала бы столько!
Они перебежкой преодолели расстояние до мрачного и негостеприимного уже на подступах жилища. осмотрев его старые стены с напряжением и скепсисом, Джон вышел вперёд. И тут на пороге появилась женщина, возраста близкого, но ещё не достигшего прекланного, пригрозив весьма странной расправой в лицо большой группе людей, включая крепких мужчин. Возможно её муж и был силачом, подобным дровосекам из сказки, но даже такому человеку не позавидуешься схватке с мокнущими и звереющими от этого пассажирами. Джон решил взять на себя инициативу, переживая, что его жена промокнет и заболеет раньше, чем такая истина дойдёт до неприветливой миссис.
- Мадам, не спешите с выводами. Конечно вы можете позвать мужа, и мы будем рады обсудить с вами и с ним возникшую оказию, - как всегда, немного в сложной манере речи говорил Джон, - И простите, что мы вас беспокоим в столь странный и неприветливый час, но у нас большая неприятность - дилижанс вязнет в дороге, и мы не можем проехать. Колёса намертво застревают в полуметровой грязи. На мили вокруг я не видел ни одного жилища, потому мы и рискнули нарушить ваш покой. У нас тут женщины, пожилые люди, и мы хотели бы остановится у вас на эту ночь. Я думаю, что с нашей стороны, помимо порядочности, мы можем обещать вам компенсацию расходов, - "и компанию".
Как вообще можно жить в настолько унылой глуши?!

+4

6

Магнус аж отшатнулся, когда дверь все же открылась, и из-за нее выглянула женщина, держащая в руке грозное оружие. В свете молнии, что на пару секунд осветила их всех, она стала выглядеть даже устрашающе, хотя на свете существовало не так уж много вещей, которые могли испугать молодого ученого. А скрип открывающейся двери и вовсе мог пронять до дрожи, если бы до этого дождь не намочил так, что теперь все тело дрожало уже от холода.
- Мы просто замерзли и промокли, хотели переждать дождь, -  повторил Хенсли нормальным человеческим языком после того, как попутчик пустился в пространные объяснения. Что-то подсказывало Магнусу, что никакого мужа не было, иначе он первый бы спустился, какой мужчина пустит перед собой жену? – Лошади обессилили тащиться по такой погоде, нам всем нужен отдых хотя бы до утра.
Но Магнус был очень удивлен, что дом все же оказался жилым. Он был совсем не похож на таковой. Появилась даже мысль, что женщина живет в этой глуши одна, но он тут же ее отбросил – такого быть не может. Если только как временное явление. Должны же быть хотя бы слуги, если нет семьи. Иначе как поддерживать этот огромный дом хотя бы в относительном порядке. Прогревать и не допускать сырость. Или...? Мурашки пробежали по коже от мерзкого холода, и Магнус сильнее поежился, пытаясь плотнее закутаться в плащ, что было, конечно же, бесполезно.
Неподалеку, за спинами, стоял возница, пытаясь взглянуть на хозяйку дома, но другие пассажиры дилижанса решили, кажется, пока не выходить под этот дождь.
Молния сверкнула еще раз. Осенняя гроза явно настроилась на то, чтобы продолжаться долго. Если она закончится к утру – это будет просто прекрасно. Но может пролить и весь следующий день, и тогда им отсюда точно не выбраться, лошади просто не смогут тащить огромную карету по такой грязи, а где-нибудь впереди обязательно размыло дорогу.

+3

7

Виолетта сделала пару шагов от двери, слыша как отворяется засов. Она была немного удивлена тому, что ошиблась в своих выводах. Дом никак не выглядел живым! Но им открыла женщина, которая явно мало что знала о гостеприимстве. Быть может если бы Ви жила в глуши, то тоже одичала настолько, чтобы не желать гостей. Быть может. Но судьба была милостива к женщине. Летти обхватила себя за плечи, давая казать мужчинам и не влезая поперек беседы.Это было очень не вежливо и оскорбительно для ее мужа. А вот муж незнакомки был странным человеком, если позволил ей открывать незнакомца дверь. Кто знает, что могло у них быть на уме.Хотя что-то подсказывало, что в доме нет ни мужа, ни слуг, никого кроме этой бедной женщины. Как ей тяжело наверное! Но зачем тогда жить в этих дебрях? [icon]http://forumfiles.ru/files/000c/a9/31/95886.jpg[/icon][nick]Виолетта Флеминг[/nick]
-Миссис, прошу вас. Мы даже вернуться не можем в ближайшее поселение. Дорогу настолько развезло. Неужели вы оставите нас мокнуть под дождем напротив вашего дома? - жалобно спросила Виолетта. Она и выглядел сейчас жалобно, потому и не постеснялась сыграть из себя самую потерянную и несчастную женщину в мире, хоть то было и неверным. Открой им мужчина, это могло бы сработать лучше, но женщины меж тем намного мягкосердечнее. Главное чтобы Джон не принял это за чистейшую монету. Женщина сделала пару шагов к своему мужу. поднимая на него глаза уже менее несчастные. Он ведь догадается правда? Хотя надурить писателя, порой, у нее выходило. Или он только делал вид, что так?..

Отредактировано Виолетта Гэйнс (2017-10-11 19:06:52)

+3

8

Дорин слушала увещевания и уговоры людей впустить их в свой дом. Дорогу из-за дождя и правда размыло, их дилижанс мог глубоко увязнуть, она помнила дорогу у дома. Грязь размякла под сильным дождем, брызги которого долетали и до хозяйки дома, которая не сочла нужным открыть дверь шире, превратив дорогу в непроходимую. Если бы Дорин зажгла фонарь, то увидела бы, в каком плачевном состоянии путешественники подошли к её дому. Они вымокли насквозь, а ветер, гулявший здесь всегда, уже пытался сбить их с ног. Её взгляд задержался на их тенях, считая: у каждого было под одной, только у женщины, кажется, две. Или это всего лишь игра молний и темноты ночи, окружавшей их?
Уильям впустил бы этих людей в дом. Её почивший муж вообще был доброй душой, не оставивший бы попавших в беду людей без крова, а вот его матушка была другого нрава и захлопнула бы дверь.
— Ну... проходите, — Дорин распахнула дверь шире, впуская незнакомцев и ветер с дождем. Её рука все еще сжимала кочергу, но та пряталась в складках её юбки, не позволяя увидеть путешественникам, по крайней мере, пока. Женщина отошла немного в сторону, считая входящих и их тени. В доме было темно, но не намного, чем на улице.
— Я... разожгу камин, — сказала она, подумав, что им наверняка нужно обсушить одежду. Но явятся тени... Дорин сделала неуверенный шаг к гостиной, потом еще один. Нет, эти тени безобидны. В мыслях о тенях, женщина даже не подумала спросить имена своих гостей и много ли их, предположив, что они здесь все.

+3

9

Чего-то более не гостеприимного на своей памяти Джон не видел. Точнее сказать, чего-то более не гостеприимного и при том значащегося жилым. Наверное, эта женщина живёт совсем одна, а, как известно, старческое одиночество крайне скверно сказывается на рассудке дам. Они становятся сварливыми, завистливыми и вредными, но, на удивление, хозяйка дома оказалась даже в меру гостеприимной, всё-таки пустив их с ливня в свои пенаты. Это было кстати. Помимо того, что Джон промок будто портовая дворняга, рядом с ним была жена, и он не мог позволить ей простыть из-за каприза погоды. А уж когда Виолетта состроила лицо скорби и страдания, мужчина почти поверил, и почти пошёл на штурм. Хорошо, всё-таки, что дом оказался домом, а не цитаделью.
Они все вошли, мокрые, потерявшие не только лоск, но и вид цивилизованного общества, неловко толпясь в тёмной прихожой. Но здесь на головы не капало, и за шиворот не затекало, а это главное.
- Иди сюда, - мягко проговорил Флеминг, утягивая Виолетту от общей толпы в угол и выуживая из-за пазухи ещё не промокший платок и мягко обтирая им лицо жены, - Меня всегда интересовало, почему люди выбирают… Такое уединение? Наша бедная хозяйка наверное совсем не привыкла принимать гостей вообще, - то, что “бедная хозяйка” вызывала смешанные чувства, Флеминг не озвучил. Зачем нагнетать? Надо искать положительные стороны в ситуации. Хлопнув себя шутливо по мокрому лбу, мужчина рассмеялся, - Ты представляешь, я совсем забыл узнать её имя! А ещё лондонский джентльмен. Подожди меня здесь.
Джон аккуратно обходил набивавшихся в прихожую пассажиров дилижанса, включая отчитывающую кучера миссис Никлсон. Он чуть не столкнулся на пороге гостиной с высоким мужчиной, с которым они уговаривали хозяйку дома о ночлеге, и понял, что с ним тоже ещё не познакомился, а тот казался вполне славным малым.
- Сэр, нам всё-таки повезло, я считаю. Джон Флеминг, кстати, будем знакомы, - он протянул руку и после короткого знакомства узнав, что мужчину зовут Магнусом Хенсли, кивнул в сторону хозяйки, - Я думаю, нам стоит предложить свою помощь. Вполне возможно, что для розжига требуется таскать тяжести.
Пройдя в комнату и замерев на вежливом расстоянии, Джон обратился к хозяйке.
- Миссис, простите мы не представились и ещё не узнали вашего имени. На самом деле, то что тут стоит ваш дом невероятная удача и мы правда благодарны за оказанную услугу. Вам с чем-нибудь помочь?

+4

10

Магнус вошел в дом и осмотрелся, как мог. Хотя вокруг практически ничего не было видно, в доме словно совершенно отсутствовали свечи, а как он отапливался, если отапливался вообще, еще оставалось загадкой. Хенсли готов был провести здесь столько времени, сколько потребуется, даже несмотря на то, что в доме не было тепло настолько, насколько хотелось бы после этой жуткой непогоды. Зато не лил дождь, ведь именно он заставил остановиться дилижанс в таком ужасающем месте.
Магнус прошел чуть вперед, сторонясь открытой двери, откуда еще дул ветер, принося с собой крупные капли дождя. Свет молнии, что периодически освещала небо, пробирался и в этот дом, делая его еще более жутковатым.  А кучер тем временем побежал приглашать других пассажиров дилижанса, которые не пожелали мокнуть под дождем, пока дальнейшая судьба этого путешествия была неизвестна.
От размышлений его отвлек другой пассажир. Из тех обрывков разговоров, что слышал Магнус, он понял, что этот человек, кажется, писатель. У Магнуса не было одного мнения по поводу представителей данной категории людей, в свое время он читал множество художественной литературы, но большинство современных авторов ему представлялись посредственными глупцами. Как обстояли дела с данным, Хенисли еще не знал.
- Доктор Магнус Хенсли, - представился он в ответ и кинул на предложение помочь. Женщина не казалась такой уж умелой в плане разжигания огня, учитывая данную обстановку.
- Прошу прощения еще раз, - вежливо обратился Магнус к хозяйке дома. Определенно, когда ему было нужно, доктор был чрезвычайно вежлив и учтив, - У вас не найдется нескольких свечей? Здесь очень темно. Полагаю, хоть какой-то свет будет удобен для всех.
К дому подтягивались последние пассажиры дилижанса, и становилось все громче от людских разговоров и перешептываний. Кто-то из них совершенно не скрывал своего удивления, и Магнус на несколько секунд скривил неприятную рожицу, когда услышал, как один мужчина вслух и довольно громогласно помянул черта, зайдя в дом. Почему-то Хенсли совсем не хотелось злить хозяйку дома, хотя обычно о таких вещах он не думал.

+4

11

Женщина в беде практически беспроигрышный вариант. Хозяйка дома, наконец,сдалась, пуская путников в дом. Ее тоже можно было понять, у нее наверняка есть причины, чтобы прозябать в такой глуши. Если ты выбрал одиночество, намеренно отгородился от всего мира, то орава незнакомцев это не то, что ты хочешь обнаружить вечером на своем пороге. Но неудобство, которое они причиняли хозяйке было последней вещью, что беспокоили Виолетту, намного важнее казалось оказаться под крышей и, вероятно в тепле.
Услышав разрешение войти Ви мягко улыбнулась, а оказавшись в доме, как то обычно и бывает, с вежливым интересом стала рассматривать окружение. Все же не всегда бываешь в жилищах отшельников. Дом казался каким-то чужим и не слишком гостеприимным. Не трещали весело поленья в камине, не горели свечи или лампы. Неужели хозяйка спала в такой час? И не замерзает ли она тут?
В этих своих мыслях она, наверняка, выглядела зазевавшийся. От произведения плохого впечатления спас супруг, тактично утянув  сторону. Несмотря на то,что с Джоном они женаты были не один год, до конца привыкнуть к проявляемой заботе Летти не успела. Слишком сильно отличалось все от прошлого брака и тех отношений, которые она наблюдала меж своими родителями.  И уж точно бывший муж не стал бы утирать ее лицо от капель дождя. Женщина улыбнулась.
- А сам промок насквозь. - она стряхнула с лица Джона каплю, что тут же впиталась в и без того мокрую ткань перчатки - Я слышала, что в Индии есть отшельники, которые уходят в горы вдаль от людей. Или вспомни нашего соседа Мистера Дария, который, по моему, вообще не выходит на улицу.  Может у нее случилось что-то и она хочет пережить сое горе в одиночестве или общество за что-то на нее "обижено". - говорила Ви негромко, чтобы лишние уши не услышали. Не хватало еще расстроить хозяйку, которая и так не слишком рада была их видеть.
- И правда, даже знаток манер в такую погоду ничем не лучше бродяжки - Шутливо проговорила женщина, отправляясь меж тем в самое логово ужасного скандала. Миссис Никлсон упорно высказывала кучеру за сквозняк из-за которого у нее болят колени, ломит поясницу и ее восстановленное некогда здоровья грозит снова подорваться.
- Извините,я случайно услышала ваш разговор - с мягкой улыбкой вмешалась Виолетта - Я думаю, что мы сможем унять боль в ваших коленях. У меня в саквояже есть прекрасная шаль, а еще можно сделать компресс. Я уверена, что кучер не откажет принести мой саквояж. Он с красной лентой на ручке. - долго и правда упрашивать не стоило. Мужчина, понимая что вот вот получит свободу, тут же воспользовался возможностью уйти подальше от сварливой дамы. [icon]http://forumfiles.ru/files/000c/a9/31/95886.jpg[/icon][nick]Виолетта Флеминг[/nick]
- Вы в вашем возрасте уже разбираетесь в компрессах? - недовольной мокрой курицей пробурчала миссис, на что Виолетта лишь улыбнулась
- Я работаю медицинской сестрой. - как всегда эти слова оказали просто чудодейственное действие. Они всегда так влияли на людей, чей возраст смело перешагнул отметку пятидесяти лет. Они сразу становились добрее и проникались если не уважением, то возможностью хорошего знакомства. Ведь приятно написать весточку знакомому доктору или мед сестре и не платить за прием.
- Присядьте, пожалуйста, я пока уточню у хозяйки пару моментов - Ви направилась к отшельнице, которая явно не ожидала столько внимания к себе. Но вылечить миссис Николсон это безусловно очень важная миссия, иначе она своим ворчанием все проест тут мозг. Оставалось только надеяться и верить, что в этом доме найдется все нужное. Ви подошла к мужчинам, что беседовали с дамой, чье имя не было известно. Свою просьбу дама еще не озвучила, ожидая пока разговор закончится.

Отредактировано Виолетта Гэйнс (2017-10-11 19:07:05)

+3

12

Эмили путешествовала с престарелой тетушкой... или двоюродной бабушкой... степень родства с этой дамой была сложной, запутанной, но тетя Мари-Роуз Бантри еще помогала няньчить ее маму, потом помогала маме с ней и, конечно, когда потребовалась компаньонка, что бы Эмили смогла уехать на неделю навестить крестную, конечно, первой вспомнили про тетушку, даму уже  пожилую, часто клюющую носом над вязанием. С другой стороны, обузой тетушка не была, разве что кроме тех случаев, когда у нее случались приступы активности и она становилась "слишком деятельная" по словам папы. К счастью, почти всю дорогу, лишенная возможности вязать, тетушка спала, привалившись к девочке. Та совершенно не возражала. Дама была своя, уютная, теплая и еще надежно фиксировала ее на скамейке.
Когда дилижанс встал, Эмили растерялась. И что им делать? Куда-то тоже идти? Ждать? К счастью, проснулась Мари-Роуз, узнала от племянницы, что случилось, коротко вздохнула и деятельно завела разговор с одним из пассажиров дилижанса, безошибочно выбрав того, кто не отмахнулся от престарелой дамы.  Этот же джентельмен, вышедший из дилижанса, вскоре вернулся, сообщил, что хозяйка дома любезно согласилась принять пассажиров на время непогоды, позволил себе заметить, что "дом несколько странный, но выбирать не приходится", помог спуститься миссис Бантри и Эмили.
Тетушка решительно направилась в дом, крепко прижимая руку племянницы к себе. Предполагалось, что она должна была опираться на руку юной леди, но не сейчас! В такую погоду надо было как можно быстрее оказаться под крышей, а девочка может стесняться незнакомых людей, но тетя обо всем позаботится!
Пожилая сухонькая дама, с редким проворством для такого возраста протолкнула мимо хозяйки девочку-подростка, вошла сама и так же живо обратилась к любезной даме с кочергой, безошибочно по этому предмету определив хозяйку:
- Доброй ночи, мэм! - поздоровалась она, - ох, как же любезно с вашей стороны, пустить нас в дом! Такое редкое христианское милосердие и гостеприимство, надо же! Так мило! Я Мари-Роуз Бантри, это моя племянница Эмили...
- Здравствуйте, - удалось вставить девочке пару слов, - вы правда, очень любезны.
- Если надо что-то сделать, вы не стесняйтесь, говорите, - любезно предложила Мари-Роуз помощь хозяйке, женщине прекрасной и милосердной, - тут так много людей, обязанных вам крышей над головой, нельзя же, что бы вы делали все сами!
Миссис Бантри сейчас, в стадии "слишком активная" и правда выглядела дамой, способной организовать что-то. Попросить, сказать, намекнуть, подтолкнуть, подсказать... старушкам не принято отказывать, тем более, в приличном обществе, она это знала и порой пользовалась своей беззащитной старостью. И уж, конечно, нельзя, что бы при мужчинах хозяйка сама разжигала камин! Где это видано?

тетушка

http://s9.uploads.ru/hMar8.jpg

Отредактировано Эмили Шеферд (2017-09-08 15:00:50)

+2

13

Дорин очень давно ни с кем не общалась. Продукты ей привозил парень из деревни неподалеку раз в неделю, никогда не заходя в дом и всегда получая расчет за наличные. Раз в два месяца миссис Дикерсон ездила в банк в город и брала деньги. Она могла бы взять больше, продать этот дом, переехать в другой, поменьше и дешевле, тот, в котором её не будут преследовать тени, где она могла бы разжигать огонь чтобы согреться... но не могла. Никак не могла. Дорин, пройдя в гостиную смотрела на темный и холодный камин, думая о том, когда в последний раз рискнула его разжечь: когда сильно заболела и ей нужно было тепло, чтобы поправиться. Давно это было... она могла разжечь огонь, но входящие в её дом люди сбивали её с толку. Их было много. Они все прибывали и прибывали, заполняя её дом своими телами и голосами, шумели, топая, стряхивая воду  одежды на пол, оставляя мокрые и грязные следы, и говоря. Невероятно громко, а после долгих лет тишины, их голоса звучали для Дорин как гром. В растерянности она подняла взгляд на высокого мужчину, подошедшего к ней с вопросом и она рассеянно ответила:
— Дикерсон.. Дорин Дикерсон... — правила вежливости, так удачно всплыли в её голове, подсказывая. — А вы?..
Не успел мужчина ответить, как подлетел другой, тоже высокий, с гладко выбритым лицом и колким взглядом.
— Свечи?.. — не успела Дорин опомниться от предложения первого мужчины, когда к ней подошел второй с еще одним вопросом. Ох, не стоило их впускать!.. от них столько хлопот. — Да... свечи и... дрова для камина в кладовой, это рядом с кухней...
Она сделала шаг в сторону, пытаясь скорее уйти, чем показать нежданным гостям где кладовая, когда наткнулась на старушку. Женщина была гораздо старше её, гораздо активнее и определенно комфортно чувствовала себя в толпе, чего не сказать о Дорин. Хозяйка потерла холодные руки и поджала губы. Их так много, они так шумят, они разбудят тени!.. если уже этого не сделали.
— Тише, ведите себя тише, вы же их разбудите! — в легком отчаянии взмолилась Дорин и резко развернувшись на каблуках пошла на кухню, но почти у порога притормозила и обернулась.
— Вы, кажется, хотели помочь мне?.. — их надо было где-то селить. Дорин медленно вспоминала как принимать гостей, о том, что их надо обсушить, накормить и уложить куда-то... благо, в доме хватало комнат. Сама Дорин занимала только одну спальню, остальные шесть комнат были свободны. И... была еще одна, но её Дорин держала запертой и никого в неё не впускала.

+2

14

- Джон, мэм, Джон Флеминг, - охотно представился он в ответ, улыбнувшись. Дорин была странной, но, признаться, колоритной с самого порога женщиной. Она выглядела одновременно как дикая кошка, которая всю жизнь прожила в этом старом доме, но вдруг его заселили; и как нелюдимая вдова, имевшая зачатки "злой ведьмы". Стараясь списывать плохие ассоциации на холод и не гостеприиммность выстывшего дома, он последовал за хозяйкой. Та наткнулась на одну из пассажирок дилижанса и опять стала напоминать дикую кошку, мечтающую прыгнуть под скатерть.
Разбудить кого? Может у неё и правда тут муж и кто-то из родственников? Время кончено позднее.
- Простите, миссис Дикерсон, - учтиво извинился Джон за всех, - Мы сейчас организуемся и не будем беспокоить... никого шумом. да, с чем вам требуется помощь?
Пока они с хозяйкой вели короткий диалог, мужчина заметил, как ему показалось, кривую тень на верхней площадке лестницы. И, подумав что это кто-то из местных жителей, он беспечно поднял взгляд наверх, но ничего не обнаружил. Они затормозили у кухни, и ощущение опять появилось. Он опять обернулся, но не увидел ничего, кроме смутных кривых теней. Наверное это из-за молний. Они вспышками освещали облетевшие деревья за окном, и те искажали пространство...
- Вы предпочитаете уединение, миссис Дикерсон? Я понимаю, иногда этого хочется, но здесь в одиночестве наверное... жутко? - слово само пришло на ум, потому что Джону где-то в глубине и совершенно внезапно стало... жутко.

+3

15

Отчасти Магнус прекрасно понимал эту… Старушкой ее язык не поворачивался еще назвать. Женщина была в возрасте, немного зашугана и, как ему показалось, затюкана, но еще не стара, хотя у нее вполне могли быть уже взрослые дети, которые покинули мать и не вспоминали о ней вот уже лет десять. В первое время путешествия все эти люди были ничуть не тише. Кто-то пытался знакомиться, кто-то переговаривался лишь между собой, но пассажиры гудели, и приутихли только со временем. А после дождь и вовсе приглушал все разговоры, отстукивая марш по крыше и листьям деревьях. Гром над головой раздавался таким, что волей-неволей даже самые болтливые усмирялись, словно не хотели гневить Бога. Теперь обо всем этом забылось, люди явно были рады, что удалось найти ночлег и вновь пришли к возбуждению.
Магнус тоже не был любителем общества, предпочитая проводить время в своем темном подвальчике, где никто не мешал ему творить, хотя и приспособлен к обществу оказался куда лучше этой странной дамы.
Вообще, доктор даже удивился, что в этом доме есть все необходимое: и свечи, и дрова. Судя по запыленному камину, где даже углей не осталось, миссис Дикерсон ничем не пользовалась. Совершенно. А зиму она тоже предпочитала проводить в холоде?
Когда же хозяйка дома разнервничалась и попросила не шуметь, Магнус бросил взгляд на вежливого Флеминга и приподнял брови, словно говоря «вот оно как». Хенсли смерил внимательным взглядом бойкую старушку с девочкой, надеясь, что в дальнейшем она не будет столь активна. Такие вот старушки со всем этим доброжелательным отношением к другим могли ужасно действовать на нервы, что в голову приходила лишь одна мысль: найти кресло-качалку и усадить за вязание, только чтобы помолчала.
Он двинулся следом за Флемингом и миссис Диккерсон. Из здоровых и молодых мужчин тут были только они вдвоем, так что и физическая работа ложилась на их плечи. Впрочем, ради собственного комфорта Магнус был совершенно не прочь поработать, он был привычен к физическим нагрузкам.
Того грубого толстяка, что зашел с остальными пассажирами, можно было даже не считать. У него большой живот и такая отдышка от короткого пробега до двери, будто участвовал в соревновании по гребле. Так что он был даже рад, что нашлись более молодые и… худые джентльмены. Старичка под руку с пожилой дамой, и они оба поддерживали друг друга, видимо, чтобы не упасть, тоже можно было не считать. Оставались дамы разных возрастов и они с Флемингом. Ну да, еще и кучер, конечно. Но тот занимался дилижансом и лошадьми, и сейчас отсутствовал в доме. Лошадей ни в коем случае нельзя было оставлять под дождем, их требовалось обсушить, накрыть попоной, в общем, им требовался уход даже больший, чем людям.
- Кто там? – Магнус проследил за взглядом писателя, но никого не увидел, зато не мог не отметить, что тот уже не первый раз смотрит в темноту лестницы.
Вновь сверкнула молния, и яркая вспышка проникла в окно, оставляя на несколько секунд на полу тени от веток и листьев, которые еще не успели опасть. Вскоре последовал и гром, такой, что невозможно было расслышать слова собеседника, пока тот разрывал небо.
По коже пробежали мурашки, но Магнус тут же скинул это на озноб, мокрую одежду и холод, который царил в этом доме.

+3

16

Наконец все пассажиры очутились в доме. Темном, жутком и совершенно негостеприимной. Люди пока толпились, не до конца осознавая, что делать с собой и где им позволено разместится. Летти тихо вздохнула, оказаться в такой ситуации это последнее, чего хотелось. А ведь она мечтала, что уже скоро окажется дома в уютной обстановке рядом с детьми и мужем. Ну, хотя бы муж был тут.  Жаль тепла пока не было. А ведь просушить одежду, что неприятно липла к тему сейчас нужно было первостепенно.
- Дикерсон.. Дорин Дикерсон... - услышала Виолетта имя хозяйки дома, подходя к небольшому "совету". Так, теперь она знала, как можно обратится к приютившей их. Осталось выпросить немного нужных ингредиентов, чтобы  приготовить мазь для миссис Николсон. Видит господь, если старушка начнет ворчать о том ка у нее все болит, как все ломит и насколько несчастна, Ви не выдержит и начнет иронизировать. Хотя иронизировать хотелось уже сейчас. На настроение женщины холод влиял резко отрицательно. Вот только не хотелось портить репутацию супруга, а то... Еще раз тихо вздохнув, она обратилась к Дорин.
- Миссис, я прошу прощения, но не могли бы выбыть добры и поделиться с нами маслом или жиром, да тарелкой. Среди нас есть пожилые люди,что страдают ревматизмом. Это очень поможет...
- "Нам не слушать весь вечер о больных поясницах". - Летти мягко улыбнулась, делая вид, что ее волнует исключительно благополучие стариков. Старикам обычно такое льстило.
Закончив с этим нехитрым делом она повернулась к своим товарищам по беде. Нет, это совершенно не дело. Если все и будут так вот, то тепла и покоя она дождется только к рассвету. Не зря говорили сделаешь сам - меньше переделывать. И словно подтверждая эти слова, раздался раздраженный голос хозяйки. Здесь в доме есть кто-то еще? Может сестры или дети? Хотя какая адекватная мать будет растить детей в таком захолустье?
- Господа и дамы, - Ви обратилась к мокрым и недовольным попутчикам, - Я думаю, мы окаже большую сулугу хозяйке дома, если самоорганизуемся! - становится главнокомандующим этого маленького хаоса не было никакого желания, а потому эти почетные права женщина поспешила повесить на ближнего своего.
- Миссис... Простите, мы не представлены - обратилась она к бойкой и деятельной старушке - Виолетта Флеминг.  - Ви улыбнулась, а затем продолжила "командовать".[icon]http://forumfiles.ru/files/000c/a9/31/95886.jpg[/icon][nick]Виолетта Флеминг[/nick]
- Полагаю, вы вполне с остальными пассажирами можете отряхнуть обувь и пройти в гостиную. Занять себя тихой беседой, чтобы не мешать хозяйке. Не дело толпиться у двери. А мы пока поможем всем с верхней одеждой, чтобы не терять время и здоровье на сквозняке. - голос женщины был ни разу ник командным. Спокойный, дружелюбный и деятельный.
- Позволите одолжить вашу спутницу? вы ведь мне поможете? - Летти обратилась к юной девочке лет 13. - Старость, все же нужно уважать. И Вы Мисс... - теперь обращение касалось уже молодой дамы, что прибыла сюда, видимо, в сопровождении престарелой пары. Сейчас все это казалось чем-то сродни работы нянечки в большом семействе. Всех раздеть с улицы, проверить чтобы никто не прошел грязными сапогами по полу, усадить и занять чем-то тихим. Мрак. Не так она себе представляла отдых после родов. Да и все это выходило давно уже за рамки этикета светской дамы. Да и катился бы он под этот ливень! Быстрее бы все успокоилось и пришло в какую никакую норму. Да, от хозяйки за такое самоуправство могло влететь, но что делать. Она тут внизу одна, разорваться не может. А недовольные люди что-то не очень спешили как-то решать возникшую неурядицу.

Отредактировано Виолетта Гэйнс (2017-10-11 19:07:28)

+4

17

Когда все, наконец, высказались, старушка перевела ясный взгляд на Виолетту и кивнула:
- Миссис Бантри, - представилась она, - вы просто золотце, милая! Эмили вам поможет.
Мари-Роуз предположила, что в доме кто-то больной, возможно, муж или родители хозяйки, бывает, что у людей шалят нервы и им требуется уехать в глушь. Что за нервы такие? У нее ни кто так не шалил, что бы хотелось уехать.
- Мистер МакДэниэл, - тихо и настойчиво обратилась она к тучному господину, - помогите, пожалуйста, миссис Норрис дойти до гостиной, это будет очень любезно. И не оставляйте ее одну, пожалуйста.
Навесив таким образом еще, по мнению миссис Бантри, молодую женщину, которая все ныла и ныла и ныла, на совершенно инертного и неуклюжего мужчину, старушка принялась организовывать людей дальше:
- Мистер Харрис, думаю, вашим дамам тоже надо присесть и отдохнуть, нет-нет, не спорьте, ваша помощь была бы кстати, но вы не можете оставлять их одних, тем более, помощь может потребоваться и миссис Дикенсон, - она понизила голос до доверительного шепота, - вы же понимаете, что на мистера МакДэниэла мы не можем рассчитывать?
Мистер Харрис, услышав в словах скрытый намек, что он-то еще хоть куда и ему и правда лучше присмотреть за гостиной, помог своей супруге разоблачиться и удался с ней и внучкой в гостиную. Мари-Роуз убедилась, что подопечная ей группа должным образом разулась, оставила грязную одежду и отправилась, что бы не мешать, проделала все то же самое и отправилась следом.
- Я за ними присмотрю, - пообещала она Виолетте.
- Эмили Шеферд, - представилась девочка и тихо улыбнулась, - тетушка бойкая, но хорошая, там будет все в порядке. Чем мне помочь, мэм?
Эми пока еще не вполне понимала, что происходит вокруг. Все шумели, галдели, бегали туда-сюда и что-то говорили. Она успела запомнить, кого как зовут и была благодарна тете и миссис Флеминг за то, что они решили упорядочить тут все и сама была рада приложить руку к порядку.

+4

18

Дрова и свечи, угли, спички и все, чтобы развести огонь в камине и сделать дом светлее и теплее у Дорин было в наличии. Она хранила все в кладовой, так как не слишком часто пользовалась этим: тени любили темноту, любили перемещаться незамеченными и не слишком жаловали гостей. Тени любили только её, ведь она заботилась о них. Женщина открыла просторную кладовую и указала мистерам Флемингу и Хенсли на сложенные аккуратной стопкой дрова, заготовленные уже давно на случай непогоды или большого холода.
Дорин поймала взгляд мистера Флеминга, глядевшего на лестницу, но не стала смотреть туда же, потому что знала: они наблюдали за гостями. Присматривались к ним, изучали. В доме так давно никого не было, что теням было любопытно. Миссис Дикерсон могли лишь надеться, что все ограничится любопытством. Лишь бы гости вели себя хорошо.
— Разведите огонь в камине и помогите мне затопить кухонную печь. Вы ведь наверняка хотите горячего чая.
Кухонная печь была еще теплой. Дорин все же разводила там огонь, чтобы кипятить воду и готовить себе еду. Остывала она долго и с ужина была еще теплой. Сама хозяйка уже собиралась бы спать, но внезапные гости нарушили её планы. Нужно было их накормить, высушить и уложить спать в свободных комнатах. Комнат хватало, да и они, думала Дорин, даже без учета запертой комнаты, куда она бы ни за что не стал селить гостей. И сама бы не пошла туда. Раньше та комната принадлежала матери её супруга и Дорин старалась не ходить туда. Поначалу — без надобности, а после — ей было там жутко. Свекровь никогда не любила Дорин и после её смерти ничего не изменилось. Женщина взяла с полки несколько свечей: недостатка в них не было и и обернулась к подошедшей женщине.
Жир. Ей нужен был жир!.. неужели без тепла и жира они не моли справиться с холодом?
— Надо просто больше двигаться, — недовольно сказала Дорин, но все же достала из той же кладовой жир. Маслом делиться она не стала, оно было слишком хорошим, чтобы тратить его на незнакомцев, а жира  неё хоть отбавляй. — Держите, — немного грубовато она сунула тарелку с ним женщине. Кажется, это она отбрасывала лишнюю тень на пороге... если так, то тени будут недовольны тем, что она притащила кого-то с улицы. — И скажите остальным, чтобы вели себя тише. Слишком много шума.

+4

19

Труд, особенно такой незамудрёный, никогда не был для Флеминга проблемой. Он просто кивнул, переглянулся с Магнусом и они приступили к растопке. Похоже было, что их пёстрая компания перед ночью чётко разделиться на сварливых стариков и деятельных молодых, и миссис Бантри между ними. Представив всё это Джон улыбнулся. Небольшие попытки ободриться в этом странном и не гостеприимном до последнего камешка доме. Джон и сам не знал, откуда у него это ощущение, может быть и от миссис Дикерсон, что всё чаще выказывала неудовольствие плодами своего согласия. Но ещё ему казалось, будто спину сверлит неотрывный взгляд и это откровенно раздражало. Он был слишком опытным путником, чтобы отмахиваться от ощущений.
- Вы знаете, сэр Магнус, у меня такое странное ощущение, будто кто-то подсматривает за нашим нехитрым трудом в щёлочку, - обратился Джон к спутнику шутя, и разжигая печь.
Присутствие огня успокаивало просто невероятно. Флеминг даже поймал себя на мысли, что слишком засмотрелся на живой танец язычков пламени в печи, и одёрнул себя, закры отдушку и распрямившись.
Миссис Дикерсон опять негодовала о разговорчивости визитёров. Но единственный возможный способ вести себя ещё тише, представлявшийся возможным Джону, это перейти на шёпот и походку на цыпочках. Конечно, выручившей их даме можно было простить многое, но как донести до таких же стариков идею о том, что им, промокшим, уставшим, недовольным, стоит прекратить своё красочное обсуждение ревматизмов и просто мышками разбрестись по комнате?...
Всегда лишённый таланта работать с неорганизованной толпой людей, Джон посмотрел сначала с тоской и некоторой обречённостью на гостинную, а потом с надеждой и просьбой - на пришедшую за маслом Виолетту. Она у него была редкая умница, когда вопрос касался гостей, визитов и стариков. Наверное сказывалась длительная жизнь с миссис Келли.
Он хотел было попросить жену что-то сделать с этим, как в коридоре раздался истошный с хрипом вопль, так что подскочили не только спящие где-то в доме родственники миссис Дикерсон, но и сам Джон вместе с присутствующими.
Опять переглянувшись с Магнусом (это за неполные 10 минут почти стало привычкой) они выбежали в коридор, где хватаясь за сердце стекала по стенке бледная миссис Никлсон.
- Там… там… - повторяла женщина, трясущейся рукой указывая на площадку лестницы, где не так давно Джону видились странные тени… - Там...

+4

20

Во время своей научной деятельности чем только Магнус не занимался, будучи физиком, его интересовала энергия и теория эфира еще в далекие университетские годы. Сейчас эта теория, после не слишком удачных научных изысканий, подзабылась, и Магнус увлекся другими исследованиями. И, с одной стороны, можно было утверждать, что в призраков он верил, если называть призраком ту самую энергию, которая покидает мертвое тело. С другой стороны, никакой мистической составляющей в этом ученый не видел. Людские души не могут бродить по миру вот так вот запросто, всячески вредить или «успокаиваться».
- Мы ведь не знаем, кто еще есть в этом доме, - пожал было плечами Магнус, но после слабо улыбнулся товарищу по несчастью. Они сложили дрова и щепки в печь, и пока Флеминг возился с длинными каминными спичками, Магнус отыскал все в той же кладовой несколько свечей и коробок спичек, что сунул тут же в карман, и начал набирать дрова для камина в гостиной, где, кажется, уже начали собираться промокшие путешественники и жаловаться на холод и темноту. Пока единственным освещением здесь была то и дело сверкающая молния, но из-за всей этой суматохи люди только-только начали замечать это.
Огонь в печи заплясал, и Магнус тут же ощутил приятное тепло, что так сильно контрастировало с уже привычным чувством влажности и холода. Он уже успел набрать целую охапку, когда в коридоре раздался женский крик.
Хенсли переглянулся с Флемингом, после чего дрова в его руках полетели на пол, создав при этом дополнительный шум, которого так сторонилась миссис Дикерсон. Да уж, после таких криков даже самый крепкий сон будет нарушен.
Магнус выбежал в коридор, увидев, как женщина, явно в каком-то истерическом припадке указывает на лестничную площадку. Магнус, действуя исключительно по инерции, повернулся, куда указывала женщина.
Ему показалось, что на лестнице стоит фигура молодой девушки в длинной белой ночной рубашке, и распущенные длинные волосы закрывают часть лица, хотя пронзительный взгляд, от которого мурашки побежали по коже, они не скрыли. Кожа ее отдавала синевой и представляла действительно ужасающее зрелище, вместе с кровоподтеками, более того, девушка, кажется спускалась, но ноги чуть парили над лестницей, и ее босые ступни даже не касались ступенек.
удивительно, как можно было в такой темноте и на расстоянии увидеть такие подробности, но они словно впечатались память. Поистине, то, что раз увидел – развидеть уже невозможно.
Магнус не успел толком сообразить, что происходит, когда фигура скрылась в темноте, но… Было совсем не похоже, что она ушла или развернулась, она просто исчезла, уплыла по воздуху, двигаясь спиной назад, и пропала. Это зрелище так заворожило его, что Хенсли не сразу вышел из ступора, кто-то из женщин громким вздохом, почти срывающимся на крик, вывел его, и Магнус очнулся.
- Как… Как это возможно? – сам себе проговорил ученый, тут же рванув к лестнице, совсем позабыв о приличиях и том факте, что все они были в гостях. Он остановился перед ступеньками, на наверху была такая темнота, что даже зная, куда точно наступать, будешь чувствовать себя проваливающимся в бездну. Только теперь Магнус вспомнил о свечах и спичках.

Отредактировано Магнус Хенсли (2017-11-08 16:20:05)

+3

21

Виолетта мягко улыбнулась дамам. Кажется, все потихоньку приходило в норму. Скоро можно будет обсушить одежду и наконец согреться. .
- Благодарю вас, вы оказываете неоценимую. услугу - все. Теперь осталось выдать старикам мазь и пускай они занимаются своими поясницами, коленями, руками… Главное чтобы ее не дергали. Провести весь вечер работая и обслуживая кого-то, Вилетта не собиралась. Особенно если можно это дело на кого-то мягко переложить.
- Очень приятно с вами познакомиться, мисс Шеферд.Мне нужен кто-то, чтобы изготовить мазь. Наверняка от сквозняков и дождя у многих разболится суставы. Не беспокойтесь, в этом нет ничего сложного. Нам следует пройти за хозяйкой на кухню.
Мужчины уже вовсю занимались хозяйством. Можно даже было подумать, что они тут не гости вовсе. Да и отношение хозяйки к ним было… мягко сказать не гостеприимное. Они конечно тоже хороши, заявившись вот… Но у них выбора не было! Да и разве нельзя проявить сострадание к попавшим в такую ситуацию? Виолетта пыталась поставить себя на место миссис Дикерсон и каждый раз выходило, что себя она бы вела приветливее хозяйки. Стало даже обидно за тех людей в гостинной.
- Движение не спасет от боли в суставах, миссис. - Виолетта чуть задрала подбородок. Ну неужели в этой глуши женщина совсем растеряла воспитание?!
- Я вас благодарю. - довольно сухо сказала виолетта. Ей не нравилось, что с ней ведут себя как с прислугой. Не в том положении она родилась, чтобы ей приказывали как простой гувернантке.
Решив, что оградить себя от общения с этой неприятной женщиной это самое верное решение, Виолетта повернулась к юной помощнице.
- Сейчас нам с вами нужно будет раскалить жир, потом добавим туда толченую нюхательную соль и даем немного остыть. Согревающая мазь немного снимет боль. - пояснила женщина. Виолетта хотела добавить еще пару слов, но в коридоре неожиданно раздался вопль, из-за которого виолетта чуть не выронила плошку с этим злополучным жиром. Мужчины практически тут же сорвались с места, а Ви чуть помедлила оставив плошку.
- Думаю, нам тоже стоит посмотреть… - Ви проследовала в коридор и там уже застала непонятную сцену. По стеночке стекала мисс Никлсон.
- Пресвятая магдалена! - Ахнула женщина подскакивая к старушке. - Миссис Шеферд принесите воды, пожалуйста! - виолетта тут же засуетилась над больной, совершенно не обращая внимания ни на лестницу, ни на что либо еще.
- Посмотрите на меня, миссис, все в порядке. Дышите ровнее. Нигде не болит? - как бы Виолетта не желала остаться в доме, судьба упорно предрекала ей путь на улицу. В дождь. За маленьким докторским саквояжем. Хотя…
- Джон, нужно окликнуть Гиббса.У меня в саквояже сердечные капли - при этом взгляда от старушки девушка не отрывала. Не приведи господь, та прямо здесь умрет! [nick]Виолетта Флеминг[/nick][icon]https://sun9-16.userapi.com/c639820/v639820722/4ad9b/Rqvzuj_yZqE.jpg[/icon]

+4

22

Эмили ласково улыбнулась доброй даме, которая пыталась как-то позаботиться о пожилых людях. По этой женщине было видно, что хоть она и не хочет этим всем заниматься, просто так все оставить не может. И это безумно подкупало. А уж то, что миссис Флеминг умела готовить мази! Ну, конечно, это было интересно! Девочка с удовольствием и внимательно выслушивала все, что ей говорили по этому поводу и на крик отреагировала не сразу. Ну, вдруг мышь? Пожилые леди, если это не ее тетушка, почему-то очень боятся мышей. Эмили даже в дневнике отмечала "все еще не боюсь мышей и не падаю в обмороки", надеясь поймать этот момент и исправить его.
Выглянув вслед за миссис Флеминг, она тут же бросилась обратно, ища воду и кружку, что бы налить ее. К счастью, в этом доме найти кувшин с водой и кружку труда не составило.
Девочка появилась в коридоре почти одновременно со своей тетей. Та одобрительно посмотрела на племянницу и Виолетту и крайне неодобрительно, на миссис Николсон.
- Вот куда вы пошли? - строго спросила пожилая дама "умирающую", - я же сказала вам, сидеть и отдыхать, а вы? Любопытство вас до добра не доведет, с вашим-то здоровьем!
Миссис Бантри озорно подмигнула миссис Флеминг и обратилась уже к ней:
- Не тревожьте мужа, милая моя. Кучера могут послать джентельмена за багажом, но не старую даму. Ваш саквояж? Мистер Гиббс, - запела музыкальным голосом Мари-Роуз, - мистер Гиббс, вы мне нужны!
Проводив тетю кротким взглядом, девочка протянула кружку миссис Николсон, которая пыталась прийти в себя. И с интересом посмотрела наверх, туда, куда смотрели мужчины.
Где-то в коридоре мистер Гиббс не сумел избежать цепких ручек неумной старушки и судя по трелям, выслушивал пожелания по поводу саквояжа "милейшей миссис Флеминг" у которой есть капли, которые...миссис Бантри снова перешла на безотказный доверительный шепот, обещая тишину и молчание миссис Николсон.

+3

23

Дорин внимательно следила за розжигом печи и камина на кухне и гостиной, её незваные гости совершено не собирались следовать установленным правилам. Они шумели, галдели, болтали, всецело поглощенные своими занятиями и болячками. Утомленные проливным дождем и собственной проблемой, гости явно повеселели, когда в камине весело заплясал огонь. В гостиной сразу стало гораздо светлее и появилось множество теней. Дорин окинула их беглым взглядом и удостоверившись, что все тени отбрасывают либо гости, либо мебель, вернулась в кухню. Никто из них не обратил внимания на просьбу миссис Дикерсон, просящей вести себя тише и женщина, поджав губы, думала о том, чем ей придется кормить этих нахлебников. Возможно, она могла дать им окорок, тот, что немного заветрился, наверняка они и не заметят, если сдобрить его приправами. И пока Дорин доставала из кладовой продукты, чтобы приготовить какой-нибудь нехитрый ужин, в холле раздался крик.
Все-таки, не зря она сомневалась, впускать гостей в дом или нет. Теперь из-за их галдежа могли начаться проблемы. Болтовней и шумом люди будили тени, привлекали к себе внимание и просто действовали хозяйке на нервы. Дорин вышла в холл в тот момент, когда тень исчезала. Она узнала свою дочь и фыркнула. Разве её девочка могла кого-то обидеть? Они расшумелись, вот она и вышла посмотреть кто в доме, кроме матери. Дорин с презрением окинула собравшихся в холле и сложила руки перед собой.
— Из-за чего такой крик? Я же просила вести себя тише, все спят, — или, почти все. Высокий мужчина бросился к лестнице, только, кажется, на его лице Дорин не заметила испуга, только волнение, которое присутствовало на лицах других людей. Кому-то стало плохо и миссис Дикерсон подошла к пожилой женщине.
— Вы испугались?.. гроза нынче совсем разошлась, — и словно в подтверждение её слов снаружи раздался грохот и сверкнула молния, освещая белым светом двор  гостиную сквозь не зашторенные окна. — Молнии сверкают то и дело, а в незнакомом доме все тени выглядят пугающе.. да и вы устали с дороги, — Дорин ласково улыбнулась, впервые проявляя какую-то заботу о гостях. — Но я уверена, ваши страхи улягутся как только вы поужинаете. Кстати об ужине, — она выпрямилась, оглядывая собравшихся. — Может, кто-нибудь мне поможет?

+2

24

Казалось на то мгновение, что каждая клеточка в Джоне, каждая капелька крови, бегущей по венам, в тот момент заледенела, застыла, остановилась в мгновении. Он смотрел на лестничную площадку, и пусть стоявшая там исчезла через секунду, за эту секунду он испытал невероятную смесь недоверия, трепета, заразительного страха и даже лёгкого благоговения и жалости перед тем, что увидел. Наверняка, сядь он сейчас за печатную машинку, он бы не смог подобрать правильной комбинации слов, выразить это в предложении, поскольку эта мешанина ударила по нему, и разбилась о суматоху и крики, начавшиеся после исчезновения окровавленной девушки с площадки.
Он даже подоглох, слыша первые секунду звон в ушах, и всё смотрел во все глаза туда, куда ломанулся Магнус. Это могло быть обманом зрения только если бы он был лишь у него одного…
Невероятно!
Жутко!
Что сейчас случилось?... Джон всё стоял и смотрел, пытаясь уложить внутри бьющие фонтаном эмоции. Его окликнуло Виолетта, но мужчина пытался вернуться с того света в этот. Сбросив оковы этого оцепенения, мужчина чуть заторможено оглянулся на суету за спиной - все хлопотали над миссис Никлсон, что трясла указательным пальцем по направлению лестници:
- Там! Там, говорю же вам там… - с лёгким хрипом выдавала старушка. Сердце женщины явно с трудом переваривало подобный приступ. Но вот другие… неужели никто ничего не заметил? Флеминг перевёл рассеянно-ошарашенный взгляд на суетящуюся жену, на деловую миссис Роуз, на милую барышню, помогавшую Летти и наконец на саму миссис Дикерсон, которая так боялась шума. Женщина подчёркнуто сварливо указывала на обыденность и невежество нежелательных гостей, и мужчина лишь усилием воли прикусил свой язык и не сказал, что видел на лестнице. Или не видел?... Нет! Глаза его ещё ни разу не обманывали разум. Прожив и пропутешествовав столько лет Флеминг взял за правило как минимум развевать сомнения, но не оставлять их на откуп разыгравшемуся воображению.
С усилием он вернул лицу бесстрастное выражение.
- Просим прощения… миссис Дикерсон, - каким же диким было возвращение к вежливой обыденности после этих роковых секунд! Джон понимал, что всё ещё волнуется, боясь поверить себе, а потому убрал руки в карманы брюк. Те были холодны и даже начинали немного трястись. - Наверное это просто сказывается усталость и голод. Я… пойду найду доктора Хенсли. Не могу понять, куда он сорвался.
Может это была и не лучшая витиеватая ложь из возможных, но Джон должен был убедиться… Проверить, что видел окровавленного призрака не один!
он нагнал Магнуса уже в тёмных выстывших коридорах второго этажа, бессовестно оставив женщин самих разбираться с тем, кто поможет миссис Дикерсон.
- Доктор Хенсли, - непроизвольно тихо позвал Джон. Внезапно в этой сырой тьме, изредка подсвечивающейся молниями, общение полушёпотом приобрело смысл. - Скажите… вы ведь её видели?

+2

25

[indent] Здесь, на втором этаже, когда люди и вся пришедшая вместе с ними суета остались позади, дом казался еще более пугающим. Да, в коридорах не было камина, огонь в котором создавал витиеватые тени, а морда льва, подсвеченная пламенем, выглядела угрожающе. Не было старых тяжелых штор, что не пропускали солнца, если их задернуть, не было картин или статуй. Но каждая половица отдавала каким-то особенно толскливым скрипом, каждый закуток, казалось, таил в себе опасность. Заженная свеча в руках вовсе не спасала, а лишь разгоняла тени по углам. В конце концов, темнота – это всего лишь темнота. Но в тенях может скрываться что угодно.
[indent] Магнус прошел по коридору, но ничего не обнаружил – только закрытые двери, ведущие в комнаты. На проверку пару дверей оказались заперты, и доктор решил, что хозяйка ими совершенно не пользуется. Впрочем, в доме было достаточно комнат, чтобы в них расположились еще какие-нибудь местные жители. Было удивительным только одно: почему они до сих пор не вышли и не услышали этот невыносимый гул и шум, что подняли гости?
[indent] Хенсли слабо вздрогнул, когда Флеминг оказался рядом, погруженный в свои раздумья, доктор не услышал его.
[indent] - Ничерта тут нет, - проговорил он, прежде чем услышал обращенный вопрос, - Видел, - уверенно кивнул Магнус, возвращаясь к лестнице.
[indent] Глядя вниз, можно было увериться, что никто из присутствующих не обратил внимание на происходящее тут, наверху. Кроме миссис Николсон, конечно же. И Магнус задумался, удержав Джона на какое-то время.
[indent] - Не думаю, что стоит об этом говорить. Если все перепугаются, легче не станет. Будем уверять, что дама ошиблась, молния неудачно сверкнула.
[indent] Только после этого договора Магнус спустился вниз, теперь он уже более внимательно следил за хозяйкой дома и ее поведением. Ему бы хотелось переброситься с Флемингом , как казалось, почти единственным вменяемым в этой компании человеком, еще парой слов, но он подумал, что это будет чересчур подозрительно, и можно оставить на потом.
За это время из гостиной повыскакивали и другие пассажиры дилижанса, начав перешептываться и спрашивать, что же произошло и что увидела миссис Николсон.
[indent] - Доктор! Помогите же ей! – не выдержал МакДэниел и обратился к Магнусу.
[indent] - Я? – скептично отозвался Хенсли, оглядев тучного мужчину, который вдруг стал выражать особенную заботу обо всем, что происходило вокруг, но при этом ничего бы не стал делать самостоятельно.
[indent] - Вы же доктор! – не унималя он.
[indent] - Да. Доктор физики, - недовольно ответил Хенсли. С медициной он тоже был знаком хорошо, но это вовсе не означало, что в его обязанности должны войти хлопоты о болезных женщинах и мнительных старушках, - Наверху ничего нет, если миссис Николсон что-то увидела, ей просто показалось, - проговорил Магнус, вновь переведя взгляд на миссис Дикерсон и продолжая сверлить ее взглядом. Он не считал, что конструктивный разговор с этой женщиной или прямой вопрос даст хоть какие-то результаты и понятие о том, что происходит в доме. Вообще, теперь она казалась Магнусу не в своем уме еще больше, чем в те ужасные минуты, когда он еще стоял под дождем, а хоязйка дома пыталась закрыть перед гостями дверь.

+2

26

Хворь старушки собирала все больше и больше зрителей. Вот досада! Только их всех  разогнали, но все опять начинали толпиться вокруг. Прогнать бы их всех спать. Даже без ужина.  Старушка упорно говорила о чем-то и Виолетта всерьез заволновалась, не простудилась ли  миссис Николсон? При высокой температуре  могут быть галлюцинации, но руки дамы были холоднее льдинок.
[indent] - Дорогая, вам почудилось. Гроза, блики в окнах - пыталась успокоить ее Летти, но старушка смотрела на женщину ка на сумасшедшую.
[indent] - Но я видела! Я знаю, что я видела!  - выглядела дама и правда не очень здоровой.  А еще подошедшие пассажиры, которые гудели, переживали и мешали.
  [indent] - Господа! - произнесла миссис Флеминг хмуря брови.  - Отойдите дальше! Вы не даете воздуху циркулировать и тревожите женщину! - какую именно женщину тревожат, Виолетта тактично умолчала. Хотелось прогнать всех отсюда. Настроение стремительно портилось.  И че хужебыло настроение, тем не тактичнее вела себя леди. Только репутация мужа не давала сейчас высказать  в лицо МакДэниэлу все, что она думала о таких пустозвонах как он.
[indent] - Мистер МакДэниэл, я конечно понимаю, что вы КРАЙНЕ обеспокоены , но я думаю, что моего медицинского образования вполне хватит для решения этой ситуации. Я призываю всех вернуться в гостиную. Мы вполне справимся здесь. - девушка взяла у Эмили  кружку с водой и передала страдалице.
[indent] - Выпейте, дорогая, вам нужно отдохнуть. Миссис Дикерсон, вы говорили, что у Вас есть свободная комната? Мисисс Николсон стоит прилечь, тем более у нее болят колени... - Виолетта подняла взгляд на хозяйку дома и та, судя по всему нехотя, объяснила, как пройти до пустой комнаты. Заболевшей помогли подняться.
[indent] - Дальше мы сами, благодарю.  - женина мягко улыбнулась и взяв в гостинной свечу, направилась медленно наверх. Миис Николсон крепко держала ее за локоть и шла неспешно.
В указанной комнате было тихо, пусть и складывалось впечатление, что здесь никого не бывало давно.  Виолетта могла женщине раздеться и лечь в постель.
[indent] - Милая, не могли бы вы принести мне еще стакан воды? - попросила дама у Виолетты слабым голосом. Труда в этом и правда не было ведь в любом случае следовало принести сердечные капли и мазь.  Виолетта снова улыбнулась, мысленно припомнив нецензурную фразу - Да, конечно. Отдыхайте.
Хотелось уже самой отдохнуть, а не носится как гувернантке в доме с шестью детьми! Разве она ехала не с отдыха?! Или ее покой закончился в том великолепном пансионате. Настроение было капризным, плаксивым и мерзким как погода за окном. Тяжело вздохнув в коридоре, Летти уже было направилась вниз, но услышала за своей спиной шаги. Вздрогнув, Виолетта обернулась но никого не увидела.
[indent] - "Послышалось" - но стоило пройти еще пару метров,как все повторилось и снова никого! Женщина к лестнице практически бежала, опасаясь того, что вот вот навернется в этом полумраке. Она снова обернулась лишь в тот момент, когда в окне сверкнула молния освещая мужской силуэт заворачивающий в другой коридор. Мурашки побежали по спине и по лестнице Виолетта уже бежала. Все было довольно просто, они разбудили домашних миссис Дикерсон, но сердце стучало безумно и от мысли вернуться обратно становилось жутко. [nick]Виолетта Флеминг[/nick][icon]https://sun9-16.userapi.com/c639820/v639820722/4ad9b/Rqvzuj_yZqE.jpg[/icon]

Отредактировано Виолетта Гэйнс (2017-11-20 22:48:54)

+1

27

Эмили тихо вздохнула и отошла в сторонку, что бы не мешать взрослым резвиться и выяснять, как же будут разворачиваться события дальше и чье виденье ситуации будет признано правильным. Она бы предпочла, что бы "главной" стала миссис Флеминг, ну или мистер Флеминг, а не кто-то из капризных старичков... ох, не правильно так думать, пожилых людей. Ей все равно лучше не вмешиваться, все равно всерьез ее не примут.
Появившаяся миссис Бантри взглядом нашла девочку, проводила благодарным взглядом Виолетту, удаляющуюся с миссис Николсон, тихо вздохнула:
- Воистину, святая женщина, - явно имея ввиду младшую и ухватив под руку мистера МакДэниэла, решительно развернула его в сторону комнаты, выделенной им, что бы посидеть.
- Проводите меня, - нахально скомандовала старушка, - от погоды и у меня что-то ноги заболели. Сударыня, - обратилась она к хозяйке, - вы не могли бы рассказать нам о правилах в вашем доме, что бы мы ненароком их не нарушили?
В любом порядочном старом доме есть свои правила. Может, кому-то они и покажутся странными, но чужие традиции и суеверия надо уважать. Может, здесь стоит кресло уважаемого и мертвого члена семьи, куда нельзя садиться, может, как у нее в доме, есть часы, которые нельзя заводить или шторы, которые нельзя раздвигать. Старушка подслеповато прищурилась, глядя на лестницу и покачала головой:
- Возраст... уже и глаза шалят, - ей показалось, что на встречу женщинам вышла другая дама, но нет, никого больше не было. Привидится же!
- Эми, дождись миссис Флеминг, -велела она племяннице, - ей может понадобиться твоя помощь.
Эмили покорно ждала, разглядывая стены дома и задумчиво ковыряя пальцем перила. В доме было неуютно, но... это был чужой дом, сердитая хозяйка, за окном ливень, она тоже немного промокла... С чего тут чувствовать себя в тепле и уюте?
- Все в порядке? - спросила она у быстро спустившейся Виолетты, - вам еще чем-то помочь?

0


Вы здесь » Городские легенды » Другие истории » Дом с привидениями


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC