Магнус оторопел. Он не ожидал такой… наглости? Прыти? Таких проявлений чувств?
Уж точно не от служанки и проститутки, этот краткий поцелуй походил на поцелуй молоденькой девушки на балу, игривой и веселой, слегка поцеловавшей молодого человека в качестве шалости.
Смущения не было, Магнус только нахмурился, глядя на Лилиан и решая, как ему поступить.
Наверное, думал он, она приняла какие-то его поступки исключительно на свой счет и теперь вообразила что-то. Или же хочет, как многие другие, охомутать своего хозяина? Мысли в голове Магнуса тоже пробегали быстро и менялись ничуть не лучше, чем в голове Лилиан.
С другой стороны… На Магнуса ведь обращали внимания женщины, когда он этого хотел. Когда Хенсли был обходительным, учтивым, вежливым, проявлял внимание и заботу. Теперь же ни о чем таком, по его мнению, речи не шло. Наоборот, Магнус совсем не старался кого-то из себя показать, а потому был совершенно обычным для себя, то есть несносным и невыносимым. Несмотря на то, что некоторые свои черты Магнус признавать не хотел, в глубине души он точно знал, каким является.
- Зачем ты это сделала? – в итоге поинтересовался Хенсли. Все эти недовзгляды и недоговоры – он не сможет чувствовать себя комфортно в собственном доме, если так продолжится. И служанку менять ему не хотелось, слишком много времени потратил на эту, Лилиан только-только стала лучше удовлетворять все его запросы, будет немыслимо отказываться от этого и снова «воспитывать» другую, которая может и не оказаться такой же покладистой.
Продолжая разговор, Магнус негласно запретил ей покинуть кабинет без объяснений.