Городские легенды

Объявление

OPUS DEI
апрель 1650 года, охота на ведьм
ATRIUM MORTIS
май 1886 года, Викторианский Лондон
ШПИОНСКИЙ РОМАН
1939 год, Вторая мировая война
Сюжет готов.
Идет набор персонажей.

Ждем персонажей по акции!
Игра уже началась.

Сюжет готовится к выходу.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городские легенды » Старое » Час "Икс"


Час "Икс"

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Сюжет: Переулок Беркли
Дата: 20 мая 1842 года
Место: переулок Беркли
Участники: Колам Вельд, Инграм-Джетт Джордон, Перегрин Тодд (очередность соответствующая)
Краткое описание: Прошел всего день с тех пор, как Инграм-Джетт поселился на Беркли, и теперь ему, доктору Тодду, и еще одной жительнице переулка мисс Вельд предстоят новые знакомства. Согласитесь, не каждый день наступает тот час, когда пересечься могут сразу несколько человек, чьи судьбы окажутся переплетены.

0

2

"Я могу открыть вам маленький секрет. Секрет - для вас, а для всех остальных, кажется, это уже правило. Начинайте свою просьбу со слов "здравствуйте" и "пожалуйста". Пользуйтесь в разговоре словами "спасибо", "благодарю"... Иначе сил моих уже нет..."
Колам отвлеклась от своих мыслей и нервно передёрнула плечами. Перед ней стояла всё та же смуглая и, честно сказать, совсем неприятная женщина лет пятидесяти.
- Барышня, так Вы в своём уме? Ваши цветы за такую цену никто не купит! Они гнилые! Тут просто воняет гнилью!.. - её голос звучал словно плевки, а картавое произношение только усугубляло неприятное впечатление. Но Колам стояла несломленная. Она смотрела на эту женщину с открытыми для разговора глазами, однако, не произнесла ни звука. Говорить не хотелось. Хотелось срочно выпить воды, чтобы вся эта тошнота прошла. Девушка огляделась. "Что я тут делаю, тут же совсем нет людей... "
Через пять минут Колам уже была на другой стороне улицы, но ещё были слышны звуки негодования смуглой "покупательницы".
Как уже понятно, день не задался совершенно. Хотя день сам по себе, в своём, так сказать, бытии, был чудесный: теплый, уже совсем летний ветерок, трепал косу девушки, и девушке всё время казалось, что кто-то пытается за неё дёрнуть; солнце, которое совсем не припекало, а нежно и охотно согревало каждого человека.. "Даже ту старую курицу. Вот чем ей цветы не угодили? Это же розы! Розы!" Розы.. да, сегодня Колам торговала розами, и к концу дня у неё осталось три штуки: ярко-красная на длинной ножке, желая и белая. Вдохнув их аромат, Вельд немного успокоилась, настроение пошло на лад, а корзинка в руках то взлетала, то падала - девушка ей размахивала.
Был уже закат, когда Колам дошла для своего переулка, переулка Беркли. Этот район ей, до недавних пор, нравился: тихо и уютно (лично для неё). Однако в скором времени она перестала высыпаться, и каждое утро у неё ломилась от боли голова. Но что тут могло бы причиной? " Травма. Это всё травма, от которой я и потеряла свою память.. Да."
На синее платье красиво ложились тени роз, тени домов и тени фонарей. Девушка загляделась: от каждого шага ей казалось, что полотно её платья и есть город, шевелящийся в своей жизни, со светящимися окнами, и если приглядеться, то можно увидеть приветливых людей.. Колам и не заметила, как обронила розы.

0

3

Заканчивался уже четвертый день с тех пор, как Перегрин поселился у достопочтенной миссис Саттон. Сегодня он закончил собирать в кабинете свое оборудование, и практически все было готово к тому, чтобы приступить к экспериментам. Осталась одна маленькая деталь, которой не хватало для того, чтобы продолжить прерванную работу, и, выходя из дома, доктор думал о том, как уже через несколько часов вернется с долгожданной ношей.
Доктор старался не беспокоить многочисленных жителей дома номер 13 своими уходами и появлением, и делал это как можно тише. К тому же, возвращался он в то время, когда даже миссис Саттон еще спала, а эта женщина просыпалась очень рано. Поэтому Тодд попросил у хозяйки ключи от черного хода, чтобы никого не беспокоить, если ему вдруг придется «работать ночью».
Но выходил доктор еще из парадного, и это его ничуть не беспокоило.
Оказавшись на улице, и прикрыв за собой дверь, Перегрин увидел девушку, у ног которых лежали розы. Завораживающая картина, если буквально на секунду пропустил тот момент, когда эти розы выпали из ее рук.
- Позвольте вам помочь, - чуть улыбнувшись, сказал Перегрин и направился к девушке, - Прекрасные розы, - он нагнулся, чтобы поднять цветы.
Доктор Тодд был одет, как обычно: элегантно, но без излишеств. Цилиндр на голове и белые лайковые перчатки на руках, и неизменная трость.
Странное место – переулок Беркли, здесь, на этой небольшой улочки, собрались и те, кто мог еле себя прокормить, и те, кто жил в достатке, имея свой дом или сбережения. И этот факт до сих пор удивлял Перегрина, привыкший к виду бедного Ист-энда, и прославленного Вест-энда, и к той огромной пропасти, что стала их разделять.
Перегрин протянул девушке цветы и выпрямился.
- Прошу прощения, доктор Перегрин Тодд, - представился он, чуть приподнимая шляпу.

0

4

Солнце уже садилось, когда Инграм, хорошо проспавшийся, и даже как-то покрасивевший от такой радости, вышел на улицу из дома №13. Он всё ещё потирал полусонные глаза, и мало что соображал. Впервые за долгое время юноша был по-настоящему счастлив, ему хотелось прыгать, плясать, петь...
На улице было сегодня тепло и хорошо. Лицо обдувал слабенький ветер, неся с собой какие-то неузнаваемые запахи, и запахи подступающей ночи.
Оставшихся с нанятия комнаты денег, должно было ещё какие-то время хватать на еду, и Инграм решил устроить себе выходной. Ему хотелось просто прогуляться, в этот раз по низу, а не по верху города, как обычно. Посмотреть на простую вечернюю жизнь граждан не с высоты. Погулять, позаглядывать в лавки, и может, даже купить что-то. Молодой Джордон почти парил по крыльцу, вообще никого не замечая. Джетт сбежал по ступням крылечка на мостовую. Он тихо присвистывал, и мурчал себе под нос нечто похожее на песенку собственного в ту же минуту сочинения.
"Ала-ла, любимая моя... Ала-ла я подарю тебе...
Эти бусы, эти кружева... Ала-ла и зеркальце в оправе..." Никакой любимой у Инграма не было, но он часто любил представлять себе, как это будет, когда она появится. Это были только мечты и фантазии. Юноша был очень стеснительным и даже заговорить лишний раз с кем-то остерегался. Да и песня была так себе, Инграм это понимал, и  вряд ли сознательно стал бы петь её на людях, тем более настоящей любимой. А призрачная ничего, слушала. Но сейчас он мало и об этом думал. Просто радовался.Последний год для него не свойственно было такое поведение. Обыкновенно всё на свете тяготило юношу, он чувствовал себя старым, и уже смирился с тем, что пришлось оставить мальчишеские забавы.
Было чему радоваться - жилище и впрямь оказалось прекрасное, не стоящее никаких денег! Уютно, тепло, тихо. Действительно никто не мешал спать. Случилась, конечно, одна малюсенькая неприятность, которая немного смутила юношу. Ещё когда он только готовился ко сну, но не лёг спать, впрочем, уже засыпал на ходу, что-то напугало его. Неизвестно, что это было, ведь не произошло абсолютно ничего. Но как по хлопку, Инграм испугался чего-то, хотя не видел и не слышал ничего страшного или странного в своей комнате. Вскоре он об этом забыл, точнее захотел забыть. Комната была чудная. Особенно кровать. И заснул. Ничего не снилось, совсем ничего, и это было даже хорошо. Все эти мысли проносились у парня в голове с безумной скоростью, потому что в этот момент он ещё не успел и двух шагов ступить от крыльца, а столько всего подумал.
Его забытьё прервал удар лбом обо что-то одновременно твёрдое и мягкое. Это оказалась спина незнакомца, стоявшего у крыльца, и приподнимающего шляпу перед какой-то девушкой. Молодой человек слышал, как этот мужчина назвал своё имя и род занятий.
Только что он сбил какого-то доктора. Важную персону. Позор - то какой. Да и песню ужасную они, наверное, слышали.
От смущения Инграм даже не сказал ничего. Он обмер на месте и ссутулился как виноватый, в этот момент мечтая больше всего о том, как бы остаться невидимым до конца дней.

Отредактировано Инграм-Джетт Джордон (2014-06-28 04:38:02)

+1

5

Шальная тень вторглась в её спокойный городок, живущий на её платье. Этот великан, великанище, махом раздавил дом, пару фонарей, и только после этого, Колам поняла, что к ней действительно кто-то подошёл. Она медленно подняла голову и слегка вздрогнула: перед ней стоял галантный мужчина, который протягивал какие-то цветы.. "Розы.. откуда он их взял? Очень похожи на мои.." Колам мельком взглянула на свои руки, на корзинку и догадалась: мужчина поднял ЕЁ цветы.
-Благодарю Вас..- как-то тихо и робко проговорила девушка. Отчего-то она стеснялась поднять глаза, а когда это сделала, её щёки залил румянец.
Колам рывком протянула руку, чтобы взять цветы, и случайно для себя, но не случайно, быть может, по каким-то небесным обстоятельствам, коснулась руки незнакомца.
- Ох, -вырвалось у цветочницы. Ей показалось, что рука незнакомца была холодна как лёд. Но с чего бы? Девушка сама пылала как красная роза у него в руках, поэтому все остальные предметы ей бы показались ледяными. - Простите, кхм.. Меня зовут Колам Вельд. Очень приятно.
"Вот так, вдох, выдох, и нечего перед мужчинами так позориться."
Девушка всё же взяла цветы, уложила их в корзину и улыбнулась.
-Так Вы, получается, мой сосед. Я тоже живу на этом переулке у Энн-Мари. Может, знаете?
Она бы, конечно, не стала продолжать разговор. Конечно, она бы не стала и краснеть. Тем более, она бы не стала так робеть. Но всё же Колам совсем ничего не могла с собой поделать: она стояла, и каждое дуновение ветра, казалось, могло бы её пошатнуть, платье её развивалось и мелкие блики от него гуляли по переулку.
Краешком глаза Колам увидела парня, совсем молодого и совсем отрешённого на вид, который с неумолимой скоростью двигался на них. Ещё одно мгновение и он сбил мистера Тодда. От неожиданности Вельд громко и звонко рассмеялась, но потом вспомнила о правилах приличия и прикрыла рот ладошкой.
-Ох, с вами всё в порядке? - она обращалась уже к двум мужчинам и в её голосе слышались одновременно нотки беспокойства и задора.

+1

6

Кажется, девушка совершенно не заметила доктора. По крайней мере, у него сложилось такое впечатление, когда Перегрин уже стоял перед ней, протягивая цветы. Но, в отличие от новой знакомой, Перегрин совершенно не испытывал смущения, а держался вполне естественно.
- Я совсем недавно здесь поселился, а потому, увы, еще никого не знаю, - доктор хотел бы произнести что-то еще, но не успел. Его кто-то подтолкнул, и доктор подался вперед, стараясь ни на кого, а тем более, на девушку, не налететь.
Перегрин совершенно не заметил юношу, вышедшего из той же двери, что и он чуть ранее. Вернее, заметил, что он есть, ведь тот вел себя так, будто был совершенно один на всем свете,
но не думал, что летающий в облаках мальчик совсем не заметит его и Колам.
Но Перегрин совершенно не смутился и того, что на него наткнулись, и того, что над ним посмеялись. Могло показаться, что он вообще не умеет краснеть, потому что за столь короткое время случилось достаточно поводов, чтобы бледное лицо покрылось даже небольшим румянцем. Напротив, доктор лишь улыбнулся.
- Да, благодарю, - ответил он девушке с необычным именем, которое ему показалось знакомым, но небольшой инцидент перевел мысли доктора в другое русло. – А вы как, молодой человек? – обратился доктор уже к юноше, который встал рядом тише воды, ниже травы.
- Не волнуйтесь, ничего страшного, - поторопился Перегрин успокоить юношу, которого, наверно, могла смутить и мисс Вельд, так некстати рассмеявшись, - Мы и с вами, кажется, еще не  знакомы, а ведь живем оба у миссис Саттон. Вы ведь вышли именно от Миссис Саттон? Я знал, что оставшаяся комната теперь заселена, но встретиться нам еще не удавалось.
Таким образом доктор убил разом двух зайцев: и попытался ввести в разговор нерасторопного мальчика, и объяснил мисс Вельд, где он живет, да еще и совсем недавно, ведь совершенно никого не знал, даже нового соседа.

0

7

Встреча с этими двумя доставила Инграму скорее отрицательные чувства. Он до этого момента больше всего хотел побыть один, по крайней мере ни с кем не контактировать. И ещё хуже было то, что юноша был до этой минуты уверен, что он действительно ОДИН СЕЙЧАС. А теперь казалось, он вёл себя настолько недопустимо, единственное, что единственное остающееся ему теперь действие - это убежать и где-нибудь тихонько повеситься.
Кроме сковавшего все мысли и движения стыда, было тут ещё что-то.
Эта девушка... признаться, Инграм Джетт побаивался женщин, и при случаях сторонился их, сам не зная почему. Всё, вероятно потому, что его мать была очень властной, пускай и доброй женщиной. С детства, она окружала Инграма собой, переживая, не отпускала мальчика на улицу, стремилась ограничить его контакты с другими детьми. Матери казалось, что сын наберётся от детей плохих манер, или, может, они обидят её сыночка. Бедняге Инграму уготовано было всё детство сидеть дома, обучаясь у надомных учителей, или самому учить уроки, читать занудные книги. Порой хилый подросток, живущий в четырёх стенах, в тюрьме манер, приличий, скучных книг и одиночества, тайком пробирался в родительскую библиотеку, где читал романтические романы о приключениях, героях и любви, а ещё стихи.
Став старше, юноша стал противиться своей матери, ограничивавшей его свободу. С людьми общение так и не сложилось, да и сам Инграм чуждался их. Но зато он отвоевал себе право свободно разгуливать по городку и окрестностям. Люди, конечно, интересовали молоденького юношу, но скорее как объект наблюдений...
Неизвестно, чего именно испугался он сейчас, стоя съёжившись у крыльца перед этими двумя. Но смех девушки оглушил его, будто даже заложил уши. Она смеялась сейчас над ним, это одновременно пугало его, заставляя столбенеть ещё больше, а с другой стороны унижало и возмущало, до внутреннего кипения. По-заячьи заколотилось сердце. Парень громко вдохнул и выдохнул, хотя и старался дышать тише, медленнее. Волнение неожиданно прервал голос мужчины:
"Не волнуйтесь, ничего страшного. Мы и с вами, кажется, еще не  знакомы, а ведь живем оба у миссис Саттон. Вы ведь вышли именно от Миссис Саттон?" Инграм кивнул, неожиданно для себя. Сердцебиение постепенно сходило на нет, и даже чувствовалось теперь какое-то тепло в груди и руках. Чувствовалось, как уши горели. Но стыдливое оцепенение перерастало в лёгкое пока что раздражение. Этот человек не пугал, его голос напротив успокаивал, даже убаюкивал, но... Может быть какая-то фамильная гордость обедневшего теперь человека внутри проснулась в Инграме при виде этого богатого степенного доктора...
"Я знал, что оставшаяся комната теперь заселена, но встретиться нам еще не удавалось."
"Может, и к лучшему", - чуть не вырвалось у паренька, но тот вовремя прикрыл ладонью губы. Наконец, он додумался приветственно приподнять шляпу перед этими людьми. Всё-таки, так было заведено.
- Меня зовут Джордон... Инграм -Джетт Джордон.. - Пролепетел юноша. Я прошу огромнейшее прощенье... и... - тут, наверное, нужно было взять себя в руки. Молодой человек приосанился, и попытался сделать спокойное лицо, но пока не нашёлся, что ещё сказать.

+1

8

Подул холодный ветер и девушка поёжилась. Такая неожиданная и чуть-чуть странная встреча могла бы показать стороннему наблюдателю почти мистической: вечер, ветер, розы; но что тут странного? Просто соседи. Просто люди.
Неожиданно Колам поняла, что её смех пришёлся совсем некстати, смутив и "жертву", и "нападающего", поэтому где-то на поверхности души ей стало стыдно. Да, почему-то её эмоции иногда ей не подчинялись, и любое их резкое проявление, ясное дело, вполне могло нарушить душевное равновесие любого, кто с этим столкнётся.
- О, я искренне прошу прощения у вас за своё поведение, - сказала девушка и в знак неподдельной искренности приложила руку к сердцу. - Я, кажется, Вас смутила, не обижайтесь! - это уже было сказано мистеру Джордону и подкреплено сияющей улыбкой.
Этот мистер издали сначала показался ей уже взрослым и зрелым мужчиной, однако при таком близком рассмотрении девушка увидела, что он совсем юноша, чуть младше её. Его трогательные черты лица, телосложение - всё это сильно контрастировало с мужественностью мистера Тодда, с его уверенностью и силой. Колам смотрела на них, и ей вдруг представилось, что мистер Тодд - чёрный цвет, а мистер Джордон - белый.
Выбитые ветром пряди из косы щекотали ей щёки, призывая очнуться и возвратиться к реальности. Пауза показалась затянутой.
Колам Вельд медленно убрала пряди за ухо, поставила корзинку подле себя и ещё раз улыбнулась. Она не знала,  что сказать "чёрному цвету", стоит ли ещё раз извиняться перед "белым"... Стоит ли ей вообще стоять тут в уже смыкающихся сумерках наедине с двумя мужчинами. Сердце девушки отбило в груди неровный ритм, от этого слегка сбилось её дыхание. Колам мельком взглянула на мистера Тодда.

+1

9

Перегрин неторопливо переводил взгляд с одного действующего лица на другое, и в сумерках можно было разглядеть на его губах легкую улыбку, которая могла даже показаться несколько снисходительной. Впрочем, Перегрин боролся со своей привычкой относиться ко всяким людям с снисхождением. Никто это не любил, ни богатый, ни бедный.
- Что ж, тогда будем знакомы, мистер Инграм-Джетт Джордон, - повторил доктор имя нового знакомого, - Меня зовут доктор Перегрин Тодд. А это милая молодая леди мисс Колам Вельд, наша соседка.
Тодд подумал о том, что попрощаться сейчас с этими молодыми людьми будет совсем уж неприлично, а ведь он хотел поддерживать хорошие отношения с местными жителями. К тому же, доктор пока еще никуда не торопился, и даже не поглядывал на свои карманные часы, цепочка от которых была видна на сюртуке.
- Вот ведь, какая странность, - продолжил доктор, - Мы живем уже рядом несколько дней, а встретились только сейчас. Да при таких интересных обстоятельствах.
На самом-то деле Перегрин не часто бывал в обществе. В том самом, где богатые леди и джентльмены пьют чаи и обедают поочередно друг у друга. Ему всегда казалось подобные собрания чрезмерно скучными, хотя некоторые знакомства доктор и водил.
Пожалуй, совершенно обычные люди, такие, как, например, миссис Саттон, казались доктору куда интереснее разодетых барышень, у которых в голове только новые платья и усики очередного почитателя.

0

10

- Мистер Перегрин Тодд... - рассеяно повторил юноша одними губами... Далее он кажется не обращал внимания на всё то, что говорил ему доктор, а точнее не вслушивался подробно. Да, было ясно, что мистер Тодд представил эту девушку, растерянно переводящую взгляд то на одного из двоих мужчин, то на другого, потом... а что он сказал потом? Речь этого джентльмена будто смазалась в голове Инграма и пересказать её он бы не смог, хотя вроде бы и понимал смысл.
Пока мужчина говорил, юноша задумчиво рассматривал его. Цилиндр, вероятно очень дорогой... Безупречный костюм.. И эта странная трость... Этот.. набалдашник. Инграма мелко передёрнуло неизвестно от чего. Стало вдруг не очень приятно, и ощущение какой-то отстранённости, робости и гневливой гордости, сменилось неосознанным, но мощным страхом. Только на секунду. Смутное чувство сразу прошло.
- Да -да... - закивал он, смущённо улыбаясь на слова доктора, и ещё немного постоял молча.
Обычно юноша верил своей интуиции, которая и спасала его порой одного в Лондоне, укрывая от странных, возможно, опасных личностей. Но в таких случаях и факты были все на лицо.. А сейчас перед ним стоял с виду и по поведению совершенно добропорядочный человек, никаких подозрений не вызывающий.
Но кто он вообще такой? Откуда приехал, и почему, будучи с виду таким богатым снимает комнату а не живёт в собственном доме? И что именно в нём всполошило внутреннее чутьё, обычно срабатывающее так точно, но сейчас будто бы сыгравшее глупую шутку?
Вероятно, Джетту просто не понравился череп. Асоциации сделали своё дело, приходилось в самых паршивых закоулках города видеть омерзительные виды, нищета и голод, а значит смерть (когда тебя потом и находят не сразу) не щадили тех, кто никому тут был не нужен (как и сам Инграм)...
Он постарался отогнать такие мысли, и опять вежливо улыбнулся, на этот раз девушке.
- Прошу вас, только не извиняйтесь, - забормотал он, но вскоре смог контролировать свой тон, и сказал увереннее, - я виноват сам, такой растяпа. (Девушка, конечно, тоже пугала его, не до такой степени как мертвечина и любые упоминания об оной. Любая молодая женщина представляла для мистера Джордона что-то до невозможности неизведанное, может быть, опасное или даже... стыдное? Инграму стало действительно стыдно смотреть на неё слишком долго, и он опять переключился на доктора.
- А давно вы здесь, мистер Тодд? - серые глаза юноши невинно блеснули в сумерках.

Отредактировано Инграм-Джетт Джордон (2014-08-03 03:59:25)

+1

11

офф

искренне прошу прощения, лежала в больнице, на ноуте пароль забыла  :disappointed:

Колам было ужасно неловко, что такая, с одной стороны, совсем не случайная встреча (а ведь они все были соседями, поэтому немудрено встретиться), а с другой стороны, совсем неожиданная (да-да, они-то были соседями, так почему встретились именно так?), причиняла неудобство всем собравшимся. Мистер Джордон был явно смущён и как-то даже побаивался.. да, именно! Он боялся Колам, он боялся мистера Тодда и, возможно, боялся оказаться в неудобном и невыгодном положении. Всё это было ясно как белый день, поэтому девушка абсолютно не знала, как себя вести: уместнее было бы вообще вежливо попрощаться и уйти, но...
Чего уж тут греха таить. Колам Вельд была совершенно очарована мистером Тоддом, его таинственность и загадочность создавали вокруг него ауру рыцаря и героя, который совершает свои отважные поступки под покровом ночи, желая оставаться инкогнито. Вельд невольно улыбнулась такому сравнению и приложила свои прохладные ладони к раскрасневшимся щекам.
Однако в голове девушки отчётливо звучала мысль о том, что такого мужчину, кажется, ТАКАЯ девушка не может заинтересовать даже как собеседник. Оставалось только стоять ей с краешку  и тихо, чтобы никто не смог заметить, поглядывать на мистера Тодда. Ведь Колам тоже не хотелось остаться замеченной, в её голове и сердце ещё не заглушились голоса гордости, неприступности и девичьей чести.

+1

12

Впрочем, двое этих молодых людей (а они оба были явно моложе самого Перегрина лет эдак на десять) тоже казались доктору куда интересней обеспеченных горожан. Пожалуй, молодого человека вполне можно было принять за студента какого-нибудь местного колледжа. Правда, миссис Саттон еще не успела поведать Тодду о том, кем является его новый сосед просто потому, что Перегрин в эти дни редко появлялся ей на глаза, а если она все-таки успевала увидеть его силуэт, то доктор быстро пропадал из вида.
Что же касается девушки, то доктор, кажется, уже слышал ее имя. Возможно, как раз-таки из уст хозяйки дома, она ведь любила поболтать. И как ни старался доктор слушать ее, чтобы своевременно отвечать, часто у него это просто не получалось. Доктор уходил в свои мысли все чаще, и теперь, когда начало его работы приближалось, когда она практически была уже начата, Перегрину было совсем не до слухов о соседях. Конечно, очень полезно быть в курсе всего, что происходит в округе, в особенности, если тебе предстоит жить с этими людьми, но…
- Совсем нет, мистер Джордон, кажется, минули третьи сутки, как я въехал, - Тодд опустил трость на мостовую и поудобнее обхватил череп из слоновой кости. Если его взгляд и не проникал в душу (хотя были люди, что утверждали обратное), то он был очень внимательный. И от Перегрина редко можно было что-то скрыть, даже самую мелочь, а потому он без труда подметил, куда именно и в какую минуту были направлены взгляды новых знакомых. Самому же доктору хватало и мимолетного взгляда.
И от доктора не ускользнула реакция молодого человека, правда, Перегрин ничего по этому поводу не произнес, лишь только посмотрел в глаза Инграма и слегка улыбнулся, будто попросил сохранить какой-то секрет. Правда, никакими секретами он пока не делился. А трость… Да что трость, она находилось у всех на виду, и все ее подмечали, не ускользнула эта заметная вещица и от глаз хозяйки.

0

13

музыка для атмосферы

прослушать

Когда ему ответили, Инграм поспешил опустить глаза, но чувствовал, как этот господин разглядывал его. Смутное беспокойство накапливалось в нём и мешало соображать. Оно ещё и раздражало, покалывало, как не вытряхнутый из ботинка маленький острый камешек, который невозможно вынуть, его нельзя было высказать, убрать...
Инграму всегда становилось особенно неприятно, когда на него смотрели, когда именно он становился объектом интереса, чьего-то пристального внимания. Он явственно ощущал этот взгляд, будто по его телу, одежде, лицу кто-то шарил рукой, обыскивая и ощупывая как полисмен... Внутренне содрогаясь, но наконец, привыкнув к этому ощущению, юноша поднял голову, чтобы проверить, смотрит ли ещё на него Мистер Тодд?
Да, он смотрел. Джордан случайно (случайно ли?) поймал взгляд этого человека.  Обращаясь глазами к юноше, тот улыбался, и молча, будто мысленно, как будто продолжил говорить.
Трубочист оцепенел, глаза его остекленели от ещё несознаваемого ужаса.  Он, сам собой не владея сделал шажок назад, отступив от крыльца и от двух собеседников.
Сам не понимая, что произошло с ним, и почему он так себя повёл, Инграм заморгал глазами, и обернулся к переулку, где уже становилось темно. Гулять как-то расхотелось, но домой возвращаться было почему-то неприемлемо.
-Н-ну.. я, наверно, вам уже надоел... И пойду, - промямлил мистер Джордан, снова оборачиваясь на двоих, глядя на доктора только краем глаза, и смотря на девушку расфокусированным взглядом. Куда пойдёт, Инграм не подумал...
Ме-едленно развернувшись, молодой человек, забыв раскланяться, сделал пару неуверенных шажков...наутёк...

Отредактировано Инграм-Джетт Джордон (2014-09-06 22:03:46)

+1

14

Взгляд Перегрина как будто подобрел, когда он заметил состояние своего соседа. Вот уж точно, совсем не то, что доктор привык видеть в том обществе, в котором обычно пребывал. Работа чаще всего побуждала его общаться с людьми состоятельными. Но ни, выходя из своего укрытия, которое ограничивалось чаще всего собственной спальней, нацепляли на себя множество масок. Что уж, Перегрин и сам таковым был. Ему даже казалось, что он сам уже не знает, как должен вести себя «настоящий» доктор Тодд. Но доктор все еще любил наблюдать за людьми, чьи мысли и переживания отражались на лице.
- Мистер Джордон, - не унимался Тодд, - Был бы рад завтра выпить с вами чай. Думаю, наша уважаемая миссис Саттон позволит занять гостиную. Скажем, часов в пять?
Вполне возможно, доктор выбрал это время не случайно. Такое естественное для чаепития, будто бы хотел сказать, что и он тоже обычный человек.
Ему бы и хотелось сделать это несколько раньше, но доктор сомневался, что этой ночью попадет домой. Да и утро для него было не подходящим временем. Доктор был жителем ночи, как бы то странно не звучало. Именно в темное время суток, когда солнце пряталось за горизонт, Перегрин принимался за работу. Ночь давала силы не только ему, но и тому, что Перегрин так стремился изучить.
Доктор чуть склонил голову, прощаясь с молодым человеком, и его взгляд вновь остановился на девушке. Ее он к чаю позвать не мог из-за соблюдения приличия. Да и не хотел ставить ее в неудобное положение. Миссис Саттон была женщиной славной, но слишком разговорчивой. В компании одного лишь Инграма никто им не мог помешать.
Доктор попрощался и с Колам, заручившись себе, что нужно будет узнать о девушке больше. И после этого его худая высокая фигура двинулась по переулку плавной походкой. Немного тумана, которым так славился Лондон, и могло показаться, что доктор плывет по воздуху, совсем не касаясь земли.

0


Вы здесь » Городские легенды » Старое » Час "Икс"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC