Городские легенды

Объявление

OPUS DEI
апрель 1650 года, охота на ведьм
ATRIUM MORTIS
май 1886 года, Викторианский Лондон
ШПИОНСКИЙ РОМАН
1939 год, Вторая мировая война
Сюжет готов.
Идет набор персонажей.

Ждем персонажей по акции!
Игра уже началась.

Сюжет готовится к выходу.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городские легенды » Старое » "Ищите и обрящете"


"Ищите и обрящете"

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Сюжет: (названия еще не имеет).
Дата: 5 мая, 1892 год
Место: Лондон, Мэйфейр, Станхоп Гейт (рядом с Парк-лэйн)
Участники: Эмили Фергюсон, Магнус Хенсли
Краткое описание:
Каждый шарлатан должен понимать, что однажды он может встретить человека, чьи способности практически неоспоримы. А умный шарлатан должен... впрочем, об этом и история.

0

2

Утро 5 мая 1892 года выдалось в Лондоне, как обычно, хмурым и прохладным. На рассвете моросил неприятный дождик, но к тому времени, как Эмили проснулась, он прекратился. Об этом ей сообщила горничная Пруденс, ровно в 9 часов утра распахнувшая занавески, чтобы впустить в комнату то, что Господь на сегодня выделил быть солнечным светом.
Получилось довольно скудно.
- Доброе утро, мисс, - бойко поздоровалась крепко сбитая Пруденс,  наливая в чашку чай и подавая его устроившейся на подушках Эмили. – По всему видно, день солнечный будет. Сейчас облака разойдутся, и посветлеет.
«Я знаю», - подумала Эмили, но не сказала этого вслух. Пруденс у них появилась совсем недавно, и понятия не имела о способностях своей хозяйки, а в интересах оной было не посвящать новую прислугу в главную тайну этого дома. Какая горничная захочет зашнуровывать корсеты и подавать чай, зная, что в её голове в сей миг могут копаться? Допустим, горничная – девушка добрая и незлая, но ничто человеческое ей не чуждо. Подумает о хозяйке гадость под горячую руку, а та возьмёт – и невзначай прочитает мысли. Меньше знаешь – крепче спишь. Оттого, наверное, сны Эмили в последнее время и были такими неспокойными. Слишком часто стала она то предвидеть, кого лошадь собьёт, то кто из садовников ворует по мелочи. Последнее удобно, конечно, но если бы можно было выделять только полезные ясновидения? А вот это-то как раз и не получалось. Это ясновидение оказалось даром ироничным и довольно подлым – проявлялось к месту и не очень, доставляя Эмили массу неприятностей в виде душевных терзаний. И к доктору не пойдёшь – что ему сказать? А он в ответ – что? В общем, целая проблема.
- Это было бы очень кстати, - ответила Эмили, и пробежалась глазами по передовице «Таймс», потом пролистала всю газету, зевая и пропуская мимо ушей щебет Пруднес о том, какие чудесные булочки будут сегодня к обеду и какие великолепные розы распускаются в саду. Одно рекламное объявление привлекло внимание Эмили. «Магнус Хенсли, ясновидящий и ваш проводник в мире духов». Почему именно он? Таких заметок – пруд пруди, но по какой причине она остановилась взглядом именно на нём? Случайность? Или это знак? Поди разберись!
Этим она и собралась заняться. Совершив все необходимые ритуальные действия утреннего туалета, позавтракав в компании мачехи и сводных братьев, Эмили переписала адрес из объявления на отдельный листок, набросила на плечи накидку и выскользнула из дому. Брать экипаж она не стала, потому что мачеха, рано или поздно, узнала бы, куда падчерица ездила, а лишние вопросы Эмили были ни к чему. Можно было взять кэб, но Эмили решила пройтись пешком, воспользовавшись возможностью насладиться прогулкой по Гайд-Парку.
Как и обещала Пруденс, тучи потихоньку растаяли под натиском величественного светила, и напряжение, которое испытывала Эмили, тоже испарилось. Легкий ветерок играл с прядью, вырвавшейся на волю из-под плена шляпки, солнечные лучи ласкали щеки, а аромат розария сопровождал её на протяжении всего перехода через Гайд-Парк. Всё указывало на то, что день будет удачным. Или Эмили сама себя уговорила, не став прислушиваться ко внутренним голосам?
У входа в дом, указанный в объявлении, Эмили остановилась и в последний раз спросила сама себя: «Ты точно хочешь этого»? После непродолжительной паузы прозвучал твёрдый ответ: «Да».
«Ну, если что, будешь сама виновата», - предупредила себя Эмили, и постучала в дверь особняка.
- Добрый день. Я пришла к Магнусу Хенсли, - сказала Эмили, когда дверь открылась. – По объявлению в «Таймс» - добавила она.
Коленки предательски задрожали, и она пожурила себя: «Трусиха».

Отредактировано Эмили Фергюсон (2014-06-16 10:25:34)

+1

3

Магнус считал себя настоящим ученым и, в принципе, таким являлся. За одним лишь исключением: он непростительно сильно любил деньги, а как известно, ученые много не зарабатывают, какими бы их открытия не были замечательными.
А для хорошей жизни деньги были необходимы. Без них Магнус не смог бы позволить себе снять большой дом рядом с Парк-лэйн, нанять молчаливого дворецкого и ежедневно пить дорогое вино.
С теми способностями, которые, впрочем, полностью отличались от заявленных в рекламном объявлении, Магнус с легкостью обманывал наивных девушек и женщин, за чей счет он впоследствии и жил. В основном Хенсли специализировался на спиритуализме, но иногда, за отдельную плату, показывал и другие чудеса.
Кто-то из его клиентов желал поговорить с мужем, кто-то разузнать у покойной матушки, где та спрятала драгоценности.
Но Магнус, как никто другой, прекрасно знал, что паранормальные явления все-таки существуют. По крайней мере, он сам не раз доказывал некоторые из них, от чего имел дурную славу среди «нормальных» ученых и до сих пор не был публично обвинен в шарлатанстве «сверхъестественным» обществом. Последние никак не могли разобраться, кем же на самом деле является Магнус.

Когда в дверь постучали, дворецкий Хикс поспешил ее открыть. На пороге стояла девушка, и Хикс, человек очень крупного телосложения, буквально возвышался над ней скалой. Он пропустил девушку внутрь и предложил подождать в гостиной.
- Узнаю, сможет ли мистер Хенсли принять вас, - добавил он и скрылся.
Дом Магнуса был обставлен со вкусом. Ученый не любил излишней напыщенности и презирал все, что не вписывалось в его представления комфорта. В парадной широкая лестница вела на второй этаж, а слева от нее как раз и находилась гостиная, из которой проще всего было попасть в библиотеку. Книги Магнус любил, поэтому в ней можно было отыскать практически все, что душе было угодна. Правда, самые дорогие сердцу и уму экземпляры Хенсли держал в кабинете.
Не прошло и десяти минут, как в гостиной появился сам «ясновидящий и проводник в мире духов».
- Обычно меня заранее предупреждают о визите, - тут же сказал Магнус странной девушке, которая даже не соизволила передать ему свою карточку. Обычно дамы более расторопны в этом вопросе.
Магнус был ниже своего дворецкого, хотя и рост его сложно было назвать маленьким. Но даже в домашнем костюме, в котором хозяин вышел к гостье, было видно, что он очень худой.

+1

4

- Прошу прощения, - Эмили, увлекшаяся разглядыванием гостиной,  только сейчас поняла свой конфуз. Это же правила хорошего тона, принятые в приличном обществе, которые Эмили вдалбливали с раннего детства. В силу естественного для неё состояния «вне всего», она иногда упускала из виду важные вещи, особенно в последнее время, когда приступы предсказания погоды с точностью до минуты усилились. Если бы только погоды!
Из сумочки Эмили выудила карточку и протянула её хозяину дома.
- У меня не было возможности предупредить вас заранее, мистер Хенсли, поскольку… - «мне только утром взбрело в голову пойти к вам, я вообще не собиралась, если бы не «Таймс»… - Если это неудобно, мы можем условиться о следующей встрече, - Эмили внимательно рассматривала своего визави, стараясь пробудить хоть какое-то ощущение, или предчувствие. Ничего. Голоса молчали, и в данный момент Эмили представляла собой обычную скучную девушку матримониального возраста, ничем на первый взгляд не выделяющуюся. Разве что одеждой, свидетельствующей о хорошем достатке.
Магнус Хенсли, судя по всему, умел производить впечатление, даже если особо для этого ничего не делал.  Высокий, собранный, энергичный. И самоуверенный. Вот чего не хватало Эмили при её необычном даре – уверенности в себе. Когда ты можешь читать будущее, это должно придавать тебе веса в собственных глазах, но как раз с этим не сложилось, каждая вспышка ясновидения приводила Эмили в уныние от осознания того, что будущее предопределено, и ничего нельзя изменить. Или же можно, однако, она не знает, как это сделать.
Глядя на Магнуса, она сделала вывод, что можно.

+1

5

Молодым девушкам, в особенности привлекательным, прощалось, если не все, то многое. Так что Магнус не злился, а благодушно принял из рук девушки ее карточку, взглянул на нее краем глаза и произнес:
- Присаживайтесь, мисс Фергюсон. Не желаете чашечку чая или, может быть, кофе?
В Англии почему-то стали любить турецкие традиции и культуру. Мужчины одевали турецкие халаты, когда принимали гостей, одевали курительную шапочку, турецкие туфли, ходили в кальянную. И кофе не избежал участи популяризации.
Сам Магнус уселся в кресло и внимательно стал смотреть на свою гостью. Он, конечно, был не Шерлоком Холмсом и не Огюстом Дюпеном, персонажем Эдгара По, но наблюдательность была и его оружием. И он не мог не заметить хорошую одежду – первый признак достатка. Так же можно было сделать вывод, что эта Эмили Фергюсон не слишком часто бывает в обществах и ходит на званые обеды. Возможно, ее даже не волнует предстоящий в Лондоне Сезон, к которому все клиентки Магнуса готовились с большим нетерпением, и приходили к нему в последнее время по большей части для того, чтобы испросить совета, какую ткань купить для очередного платья, во что будет одета соперница и так далее. И как раз с этим-то у Магнуса проблем не было совсем никаких. Так что клиентки уходили довольными. У большинства женщин Хенсли считался человеком, с которым появиться на предстоящем Сезоне значило практически полную победу.
На дворе был май, а это означало начало всей этой суеты, где дамы бегают друг к другу, пытаясь впечатлить остальных. Сам Хенсли получил уже множество приглашений на обеды, ужины и балы, и дамы ждали, кого в итоге он выберет. Надо сказать, что Магнус внимание любил, так что играл в эту игру с удовольствием.

Но вот сейчас перед ним сидела девушка, которая отличалась от обычных его посетителей.
- Что вас беспокоит? – спросил он в лоб, потому что иначе эта девушка к нему бы не явилась. Но лишних вопросов, способных скомпрометировать липового ясновидящего и медиума, он не задавал. Просто смотрел своим немигающим взглядом на гостью, ожидая, что она скажет.

+1

6

- Я бы с удовольствием выпила кофе,  благодарю вас, - даже если это была формальная любезность, Эмили решила не отказываться от предложения. Кто-то ей говорил, что соблюдение таких ритуалов сближает людей, так сказать, пускает трещину по скованности при знакомстве. Да и кофе она любила. В отличие от имеющихся у неё подруг (если их можно было назвать таковыми), ей действительно нравился этот горьковатый напиток, и она пила его не ради того, чтобы отдать дань моде. Как это делали они, кривясь в сторонку.
- У меня бывают… странные видения. Будущего. Они возникают ни с того, ни с сего. Началось всё в детстве, я даже не помню, когда сделала своё первое предсказание. Могу вдруг увидеть смерть незнакомого человека, или просыпаюсь с твёрдой уверенностью, что через три дня, к примеру, в Суррее будет сильный дождь, результатом которого станет паводок. Иногда мне даже кажется, что я могу читать мысли. Не в прямом смысле слова, конечно, а это выглядит приблизительно вот так: я смотрю на человека, или же он может находиться в соседней комнате, то есть, я даже не вижу его, но чувствую, о чём именно он думает. Не дословно, а образ, если можно так выразиться. Это сложно объяснить, надеюсь, вы меня понимаете, - Хенсли смотрел на неё внимательно, однако его мысли она прочитать не могла. И не хотела. Она вообще предпочла бы никогда не знать, о чём думают люди. Зачастую, ничего хорошего или приятного. Или же это её особенность – видеть плохие события, слышать плохие мысли? – Да, я чувствую только плохое. Пока ещё ни разу не удалось предвидеть чьё-либо выздоровление после тяжелой болезни, или же большой финансовый успех, - «а зря, ведь на этом можно было бы и заработать». Коммерческая жилка передалась от отца, наверняка.
Эмили не удержалась и улыбнулась, о чём тут же пожалела. Если этот медиум не умеет читать мысли, то со стороны её эмоция могла показаться неуместной.
Она вернула своему лицу серьёзное выражение.
- В последнее время эти… вспышки участились. Это доставляет массу неудобств, и я хотела бы понять, можно ли научиться ими управлять. Избавиться от этого проклятия было бы пределом моих мечтаний, но я не представляю, возможно ли это.

+1

7

Магнус слушал, и сначала у него возникли мысли, что этой Эмили нужно что-то более серьезное, чем просто помощь. Например, стать его, Магнуса, партнером. И если бы Магнус был обычным шарлатаном, а не человеком, который живо интересуется потусторонними явлениями, как их часто называют, то его вряд ли бы можно было убедить в обратном.
Но нет, кажется, девушка этого вовсе не хотела, а говорила правду. Вот ведь, какая удача!
Магнус тоже улыбнулся одновременно с гостьей, но только собственным мыслям. К нему далеко не так часто, как того бы хотелось, приходили «объекты» и просили им «помочь». И в этом Хенсли увидел некоторую возможность. Вот только загвоздка – если девушка имеет способности, с ней нужно быть более осторожным. Интересно, насколько они сильные, и что именно она в состоянии увидеть?
Когда девушка соизволила выпить кофе, Хенсли позвенел в колокольчик, а когда в комнате появился дворецкий (хорошие дворецкие – люди незаметные, они не входят и не выходят, только появляются или пропадают так, чтобы хозяева и вовсе не замечали), Магнус велел подать кофе с бисквитами.
- Тому, что вы видите исключительно плохие события, есть простое объяснение, - начал говорить Магнус, - Все дело в том, что отрицательную энергию для человека гораздо проще почувствовать. И человек, на самом деле, гораздо больше предрасположен к отрицательным событиям. Разве у нас в памяти ярче всего не те воспоминания, при которых происходило что-то неприятное?
На самом деле еще было неясно, кому повезло больше – Хенсли или Фергюсон. Несмотря на то, что первый был шарлатаном, он многое знал, многое понимал. Пожалуй, понимал даже больше, чем истинные медиумы и ясновидящие, которые принимают свой дар, как есть и решают, что все это от Бога. Магнус в Бога не верил, он верил в энергию и эфир, и мог хотя бы примерно объяснить, откуда появляются способности и как ими можно управлять.
Но в учителя Хенсли не нанимался, и тратить свое время на глупости не любил. Во всем должна быть какая-то выгода.
- Вряд ли вы сможете избавиться от своих способностей, это правда. Но вы можете научиться их контролировать, в том числе и подавить.
На кофейном столике появился поднос с двумя чашками черного кофе, сливками и белыми бисквитами.

+1

8

Говорил медиум спокойно, уверенно, деловито. И это обнадёживало. Больше всего Эмили не хотелось бы столкнуться в своём деликатном вопросе с каким-нибудь эксцентриком или напыщенным индюком. Это Эмили скрывала, как могла, свой дар от всего мира, а вот многие наоборот, выпячивали его в наиболее, как им казалось, выгодном свете, то есть, показухи было больше, чем самого результата. Несколько раз ей доводилось захаживать к ясновидящим, и даже если там и вправду была искра дара, зачастую всё это сопровождалось представлением с закатыванием глаз, павлиньими перьями и индийскими благовониями, от которых кружилась голова и хотелось чихать. Ничего подобного она не встретила в этом доме, где все – от двери до самого хозяина – излучало холодную энергию высокого класса и порядка.
Кстати, об энергии.
- Я часто задумывалась об общепринятом понятии отрицательного. Естественно, в паводке или смерти нет ничего хорошего, с точки зрения восприятия пострадавшего фермера, или сына, утратившего горячо любимую мать. Но разрушение всегда сопровождается созиданием, может, от соседа этому фермеру грунт с удобрениями принесёт, а добрый христианин и вовсе обязан верить, что после смерти его праведные родственники отправляются в лучший мир. В некоторой степени, мы сами придаём событиям отрицательную оценку. Я не всегда чувствую чужую боль в предстоящей беде. Иногда мне будто всё равно, а иногда – очень тяжело. Это ещё одна загадка, - Эмили поднесла чашечку с кофе к губам и сделала маленький глоток. – Очень вкусно, - заметила она и продолжила: - Даже если бы я смогла научиться немного подавлять эти вспышки, это уже очень помогло бы мне. Вы взялись бы за это? – ходить вокруг да около Эмили никогда не любила.
Она отставила чашечку на поднос и внимательно посмотрела на собеседника.
- Я так понимаю, у вас уже есть некоторый опыт в этом?

0

9

Возможно, и Эмили сейчас стала жертвой точки зрения и восприятия, о которых говорила. Потому что обязательно находились люди, которые все-таки видели Магнуса напыщенным индюком, а для некоторых своих клиентов ему полагалось прибегать к тем жутким уловкам, при которых медиум обязательно должен выглядеть по-особенному, а в комнате чувствоваться запах ладана и стоять хрустальный шар. Но эти атрибуты прятались в дальней комнате, где обычно и происходили сеансы.
- Ваша загадка – тоже вещь объяснимая, - продолжил Хенсли, который на самом-то деле очень любил давать мини-лекции, пока самому не надоедает, - Любое событие всегда имеет разные последствия. Они не могут быть только хорошими или только плохими. Как вы отлично заметили, даже смерть – не есть лишь отрицательное происшествие. Но мы с вами наделены даром, который позволяет видеть больше. Увы, даже этот дар приносит много хлопот, и в нем далеко не всегда есть возможность разобраться.
Магнус улыбнулся, обнажая белые зубы, но отвечать на прямой вопрос, положительно или отрицательно, он не спешил:
- У меня есть некоторый опыт. Но скажите, мисс Фергюсон, почему вы только сейчас решили… так активно заняться вашим даром? Если вы утверждаете, что он появился еще в детстве, и так сильно вас беспокоит.
Нельзя сказать, что Магнус любил ходить вокруг да около, но иногда позволял себе в разговорах обходить конкретный и прямой факт, облекая его в различные слова, которые часто не объясняли, но делали что-то неприятное более удобным. В конце концов, исключительная честность очень вредит людям, которые занимаются сомнительной деятельностью. Но врал Магнус очень аккуратно.
Но сейчас он просто интересовался. По сути, никакой лжи он еще не говорил. Все, что было сказано им самим – чистая правда. Исключая объявление в газете, но ведь это же пресса, кто верит газетам?

+1

10

- Дело в том, что случаи проявления этого… - Эмили хотела сказать «проклятия», но решила не драматизировать уж слишком явно, - дара участились. И мне всё сложнее приходить в себя после них. Я порой даже встать с постели не могу – голова болит, тело ломит, интерес к жизни угасает.
Одной из настоящих причин, заставивших Эмили покинуть уютную ракушку их семейного секретного мира, были настойчивые разговоры мачехи на тему её замужества. Эмили было уже двадцать лет, к этому времени девушкам из приличных семей полагалось стать предметом выбора какого-нибудь молодого человека из приличной семьи, или же зажиточного джентльмена, наконец, решившего обзавестись семьей, или же богатого вдовца с целым выводком наследников, которому требовалась мать. До прошлого года Эмили жила в деревенской глуши на окраине Кента, проводя свой досуг с учителями и чайками, однако к открытию сезона мачеха настояла на том, чтобы падчерица переехала в Лондон. Особого впечатления они с обществом друг на друга не произвели – Эмили откровенно скучала и категорически не замечала знаков внимания представителей противоположного пола. Сейчас ей грозил второй в жизни сезон, и лишь бы избавиться от назойливого внимания мачехи под тяжелым взглядом отца, Эмили была готова улыбнуться паре-тройке юношей, и если кто-то из них изъявит желание познакомиться с ней поближе, ей бы очень не хотелось вдруг увидеть, как он умирает от чахотки. В такой момент лицо Эмили могло исказиться от ужаса. А разговоров же будет…
Проще говоря, участившиеся вспышки ясновидения сильно мешали нормальной жизни.
Однако сказать об этом прямо Эмили не решилась. Если медиум сам всё поймёт – это пожалуйста, это на здоровье, но рассказывать она не станет.
- С другой стороны, если уж я обладаю такими способностями, почему бы не изучить их более досконально. Рукоделием я уже овладела, в колледж мне поступать запретили, нужно же девушке чем-то заниматься.

+1

11

Вот ведь какая штука получается. С тех самых пор, как Магнус увлекся своими идеями, он буквально мечтал о том, чтобы у него был хоть какой-нибудь дар. Но нет, Магнус был самым обычным человеком. Да, гением, но обычным гением. А вот сейчас перед ним сидела девушка, которая могла пользоваться даром с самого детства, но мечтала избавиться от него. До чего же несправедливо! Была у Хенсли возможность хоть каким-нибудь способом передать ее способности ему самому, он бы обязательно этим воспользовался. Но возможности пока не было. Пока. Надо бы подумать, а возможно ли такое в перспективе…
- Действительно, в вашем возрасте полагается иметь развлечение, - но в душе Магнус несколько скривился. Слишком серьезно он относился к своей деятельности (не к той, о которой читали в газетах, а настоящей), так что развлечением это назвать стоило больших усилий.
- Что ж, я попробую помочь вам, - сказал Магнус, - Но у меня для этого есть два условия, - Хенсли поставил чашку на столик и встал, не в силах усидеть на месте в предвкушении чего-то необычного. Магнус редко скучал сам по себе, потому что всегда находил то, что ему было бы интересно изучать, например, но возможности, которые сами идут в руки, не упускал, - Первое: вы не скажете о нашем соглашении ни одной живой душе. И мертвой тоже, - добавил он на всякий случай, эти мертвые бывают ужасно болтливы, - Второе: вы будете говорить мне все, что как-то касается вашего дара. Даже самое незначительно, пусть даже маленькая вспышка, посетившая вас, простое чутье или даже какое-либо событие. В общем, все, что так или иначе касалось бы вашего дара. Согласны?
Магнус неторопливо ходил по комнате туда-сюда, но то и дело смотрел на свою гостью. Теперь ему нужно было быть более осторожным и вдумчивым.

+1

12

- Разумеется, мистер Хенсли, я не скажу никому ни слова о том, о чём мы с вами договоримся, - пока содержание их соглашения ещё не было озвучено, но Эмили поняла, что медиум решил взяться за её случай. – И за мертвых можете не беспокоиться, они пока со мной не заговаривали. – Или же Эмили сама боялась углубляться в то, чего не боялась, но от чего очень хотела избавиться.
Эмили заметно оживилась. Ей нравилось то, как вел себя Хенсли, с его словами забрезжил свет в конце тоннеля. Если бы он сразу сказал, что знает рецепт избавления от постигшей её беды, Эмили насторожилась бы, но было понятно, что у него его нет, и гарантий он не даёт. Надо же, как иногда бывает странно – отсутствие чётких заверений в скорейшем достижении результата вызывает уверенность.
А вот насчёт второго… Мачеха любила повторять, что в особи женского пола всегда должна быть тайна. Наверняка, она не рассказывала отцу, какие обои задумала купить для обновления гостиной или цвет шляпки для посещения скачек.
- И, конечно же, я буду рассказывать вам всё, ведь это же в моих интересах.

+1

13

Девушка согласилась, но того и следовало ожидать. Ведь она сама пришла, пусть и решение ее было скорее мимолетным (чего не сделают газетные объявления), но и условия, поставленные Магнусом, не были какими-то сверхтрудными. Скорее, наоборот.
- Отлично, - заключил Хенсли, - Сначала мне нужно будет проверить, на что вы способны. Думаю, нам нужно будет встречаться раза два-три в неделю. Когда вам будет удобно?
У Магнуса в последнее время расписание было довольно плотное. Его хотели видеть, но со своими клиентками ему не нравилось встречаться чаще одного раза за неделю, хотя иногда приходилось и переступать через себя, если клиентка слишком настаивает и при этом имеет хорошие средства. С Эмили он плату брать, конечно, не собирался. Это было бы странно и пошло. Пусть уж лучше считает его филантропом.
- Кстати, оставайтесь на обед, - пригласил Магнус, - Ко мне придет несколько гостей, вам может быть это полезно.

+1

14

Озвученная мистером Хенсли частота их встреч слегка удивила Эмили – она не рассчитывала на столь частое пересечение с медиумом. Но ему, естественно, виднее, значит, так надо. Всяко лучше, если будущее притронется к её сознанию в его присутствии. Не зная методов работы Хенсли, Эмили могла лишь доверять его опыту.
За этим она сюда и пришла, разве не так?
Объяснить свои отлучки будет легко, отца все равно нет в Лондоне, а мачеха занята приготовлениями к сезону, и вряд ли заметит отсутствие Эмили. К тому же, она всегда свободно покидала дом для прогулок или визитов, и отчётов от неё никто не требовал. Да и заняться сейчас особо нечем, можно посвятить своё время изучению дара при участии того, кто в этом что-то смыслил.
- Мне удобно в любое время, иные занятия и визиты я могу передвинуть на другое время, - заверила его Эмили. – Очень любезно с вашей стороны, я с удовольствием приму приглашение, - не сказать, чтобы Эмили любила общество, но и не чуралась его. А мистер Хенсли сказал, что встреча с его гостями может быть ей полезна, значит, будут присутствовать либо люди со сверхъестественными способностями, либо те, кто их изучает. – Правда, я одета не для обеда, а для прогулки… Это ничего?
Новое всегда привлекало Эмили, даже если в этом был элемент неизвестности на грани приличий.

+1

15

- Ничего страшного, - уверил Магнус, - Будет простой обед в узком кругу. Гости скоро начнут собираться, позвольте, я покину вас ненадолго, необходимо проследить за приготовлениями. Располагайтесь, - Магнус слегка поклонился и вышел из гостиной.
Он заглянул сначала на кухню, чтобы поинтересоваться у Хикса, все ли идет по плану. Обычно подобными делами должна заниматься хозяйка дома, но таковой не имелось, потому что Магнус жил один (не считая прислуги). Потом поднялся к себе, чтобы переодеться к обеду. Никаких вычурных смокингов и вечерних платьев, обед должен быть ранний и простой, как «медиум» и говорил.
Когда Магнус спустился вниз, практически все приглашенные собрались. Там же в столовой. Увы, некоторое время Эмили пришлось быть не представленной гостям, но Магнус не заставил себя долго ждать.
- Приветствую вас, друзья, - с этими словами Хенсли вошел в гостиную, где его ожидали, - Прошу прощения, что немного задержался. И позвольте представить вам, - с этими словами Магнус подошел к Эмили и протянул ей руку, - Мисс Эмили Фергюсон, моя протеже.
Помимо Эмили и Магнуса, в гостиной было еще пять человек – три субъекта женского пола и два мужского. Если идти по старшинству, то стоит сначала упомянуть о вдове Хильде Уоткинс. Женщине на вид было лет шестьдесят, хотя на деле примерно столько же. Она была богатой и уважаемой в обществе женщиной, и именно поэтому Магнусу приходилось ее терпеть, несмотря на то, что Хильда казалась ему непростительно скучной. Для женщины своего возраста она слишком интересовалась всеми, кто появлялся на виду, периодически наносила на лицо через чур много румян и одевалась в платья золотого, красного или других не менее ярких цветов.
Следующей была Фелисити Флеминг, замужняя женщина. Магнус не слишком хорошо ладил с ее мужем, но ему то было и не нужно. В доме Флемингов последнее слово оставалось за этой волевой дамой. Фелисити часто бывала там же, куда ходила и Хильда. Кажется, их можно было считать подругами. И Уоткинс и Флеминг живо интересовались всем потусторонним, и доход Хенсли от них составлял как минимум половину. Фелисити было около сорока пяти.
Столько же, но чуточку поменьше, было усатому Роберту Холланду, неизменному компаньону Хильды. Приглашая его каждый раз на обед, Магнус заручался поддержкой общества проверки способностей медиумов, в котором Холланд занимал одно из ведущих мест. Сам он медиумом не был, строил из себя жуткого скептика, но при этом поддавался всему, что говорила Хильда.
Но были в этой компании и молодые люди, например, двадцатичетырехлетний Эдвин Хэмилтон, который утверждал, что видит призраков и пытается с ними общаться. Впрочем, никаких подтверждений этому еще не поступало, но Магнус на всякий случай держал его поближе.
Тут же была и дочь миссис Флеминг – Эммелин, бледная и молчаливая девушка, с которой б даже Магнус не хотел оставаться наедине. У нее были черные волосы, маленькие черные глаза, и выглядела она отнюдь не на свои двадцать два года.
Вот, пожалуй и все. С этими людьми и приходилось обедать сегодня.

+1

16

Оставшаяся на некоторое время без компании, Эмили отнюдь не намеревалась скучать. Она с интересом разглядывала книги, имевшиеся на полках, хотя как женщину её, согласно устоявшимся представлениям о полах, должны были больше привлекать предметы интерьера. Однако Эмили не обращала внимания на вазы или щипцы для углей. Брать в руки чужое имущество она не решилась, но твердо постановила, что несколько экземпляров, представленных на полках гостиной господина Хенсли она, всё же, попросит как-нибудь одолжить и почитать. Тем более, что их сотрудничество уже казалось вопросом решённым. Эмили ощутила в душе комфорт и гармонию, и даже странные гости, начавшие прибывать к трапезе, не смогли поколебать это ощущение. Продолжая изучать содержимое полок, Эмили не преминула краем глаза поглядывать на гостей. Три женщины, вызывающие довольно смешанные чувства, приближающиеся к неприятию, и двое мужчин, от которых угрозы, в отличие от женщин, не исходило. Две дамы постарше надменно взирали на окружающих, а та, которая была помоложе, выглядела странновато. Наверное, это нормальное общество в доме медиума, решила про себя Эмили. Мужчины выглядели совсем обыденно,  на первый взгляд.
Эмили искренне возжелала, чтобы она сама на фоне присутствующих казалась обычной девушкой своего возраста.
- Приветствую вас, дамы и господа, - ответила Эмили на представление мистера Хенсли и немного зарделась от его слов. «Протеже». Новый статус ей льстил.

+1

17

Кажется, молодому Эдвину не слишком понравился статус представленной мисс Фергюсон. Магнус и раньше был уверен в том, что в «протеже» метит он сам, и сейчас в этом убеждался.
Правда, Хенсли так и не получил никаких доказательств того, что Эдвин медиум, а значит никакого смысла в нем пока не видел. Либо он был таким же мошенником, как и Магнус, а это «настоящему медиуму» не нравилось, либо являлся просто глупцом, что было гораздо хуже.
Но Магнус поверил Эмили, хотя ей удалось его убедить.
Женщины заохали и заахали, потому что раньше ни одну молодую леди Магнус не вводил в это странное общество, Холланд заулыбался своей белоснежной улыбкой, потому что всегда подмечал новеньких девушек рядом с собой и не уставал оказывать им всяческие знаки внимания, пока Хильда не видела. Эх, не успел Магнус предупредить протеже об этом человеке. Ему бы совсем не хотелось, чтобы он начинал свои поползновения, инстинкт собственности уже начинал давать о себе знать даже в отношении Эмили, девушки, начало знакомства с которой произошло совсем недавно.
А вот Эммелин и бровью не повела, уставилась своими маленькими глазками на «новенькую», и на лице не дернулся ни один мускул. Магнус предполагал, что мать хочет женить бедную девушку на Эдвине. За что последнего было ужасно жаль.
- Что ж, пройдем в столовую, - скомандовал Магнус, и повел Эмили к обеду. За ними вышел Роберт с двумя женщинами, ну а молодые после. Эти английские манеры требовали соблюдения всякого рода нюансов, но Магнус был к ним давно приучен.
Столовая тоже была обставлена со вкусом, просторная, как и все в этом доме. Сразу было понятно, что хозяин не любит тесных помещений. Здесь пришлось усадить Эмили дальше от себя, посадив рядом двух достопочтенных женщин. Но Магнус предпочел оставить Эмили в компании Эдвина, чем усаживать ее совсем рядом с Робертом. Так что рядом с ней сидела темноволосая Эммелин, а напротив – Эдвин. После того, как все уселись, дворецкий начал подавать обед, ну а дамы интересоваться мисс Фергюсон.
- Возможно, я могу знать ваших родителей, - обратилась к ней Хильда, - Ваша фамилия кажется мне знакомой.

Отредактировано Магнус Хенсли (2014-09-03 01:48:04)

0


Вы здесь » Городские легенды » Старое » "Ищите и обрящете"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC