Городские легенды

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городские легенды » Старое » Конец жизни, начало смерти


Конец жизни, начало смерти

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Сюжет: Кровавые эксперименты (Кладбищенские истории)
Дата: 6 августа 1906 год
Место: Вест-Энд, старая часть Лондона
Участники: Эбигейл Торнтон, Григор Копош
Краткое описание:
В темном-темном городе темным-темным вечером... Нападение вампира на беззащитную жертву.

+1

2

"Дур-рак ты, Альфи, ой дура-а-ак..."
Внешний вид мужчины, шагающего по мостовой, стараясь обогнать дождь, заставлял невольно отшатнуться от него. Не смотря на всю статность, прекрасные темные глаза и рост выше среднего, он был не привлекателен, так как пальто его давно износилось, цилиндр был помят, а ботинки, как, впрочем, и штаны, покрылись, до неприличия, слоем уличной грязи.
Григор никогда не уделял должного внимания своему внешнему виду. считая это ханжеством и пережитками общества. Он просил уважать себя за внутренние качества, при этом наплевав на внешние. Будь его матушка жива, она всё равно тот час же легла бы в могилу, не простив себе, какого неряху вырастила.
"Волна демократизации... Подумать только... Захлестнет Европу!"
Мужчина невольно хохотнул в голос. Хоть он и считал себя прогрессивно мыслящим, но идеи о том, что его родная Румыния и еще ряд консервативных и патриархальных стран откажутся от священной монархии в пользу сомнительной власти народа (ха!), не могла уложиться у него в голове. Поэтому он бранил старика Альфреда, с которым провел прошлый вечер, которого оставил допивать бутылку доброго виски, а сам отправился шататься по темным улицам Лондона.
Нужно отметить, что как раз сегодня он шатался без причины. Если обычно цель его прогулок - поиск жертвы и пропитания, реже - мелкие грабежи замешкавшихся прохожих, то сегодня он просто не мог выдержать компании своего собутыльника и отправился освежиться.
Улицы Лондона обширны. Им нет конца и края. Еще больше зачаровывают "постоянные обитатели" здешних мест: очаровательные проститутки, захватившие с некоторых пор все мысли Григора (ах эти индийские девочки! Сбежали с родителями из колоний в поисках лучше жизни, но расцвели только здесь, в трущобах, украшая своей экзотической красотой неприглядные лондонские переулки), несчастные грязные поберушки, пьяницы, ели стоящие на ногах...
Отнюдь, это ночные улицы Лондона - не место для благочестивой леди!
Именно эта мысль родилась в голове Григора, когда на в поле его зрения показался силуэт. Не было сомнения, что перед ним настоящая леди: нет, она не порхает, как бабочка (о, к черту эти замшелые любовные романы), она плывет, чуть покачивая бедрами, уверенной походкой. Приталенное пальто подчеркивает все изгибы ее тела, так умело приукрашенные дорогим платьем... Григор готов был спорить, что даже отсюда (а между ними шагов двадцать, не меньше) он слышал аромат  ее нежным цветочных духов, пробивающихся сквозь тяжелых запах дорожной пыли и пряностей.
Ох, она одна здесь? Не может быть... Григору вдруг захотелось прикоснуться к ней, как ребенку хочется взять в руки дорогую фарфоровую куклу, чтобы только ощутить это чувство - ты прикоснулся к прекрасному!
Но хватит лирики. Григор, будучи чрезвычайно уверенным в себе, считал, что может позволить себе в этом городе всё! Достаточно лишь его незаурядного ума и невероятной силы. Пока он анализировал, как использовать эти качества в данной ситуации, ноги несли его все ближе к прекрасной незнакомке, пока он не оказался у нее за спиной. На неприлично близком расстоянии. Следовало бы извиниться, но Григор передвигался практически бесшумно, так что девушка вряд ли заметила его.

0

3

В этом Сезоне Эбигейл блистала. Она чувствовала себя гораздо лучше, чем прошлый год (который даже помнила с большим трудом). Но в этом году она побывала на многих приемах, посещала оперу и театр, хоть доктор был категорически против всего этого. Возможно, не зря. Потому что этим августовским вечером Эби была сама не своя.
К концу Сезона Мэтью Торнтон предпочел не сопровождать супругу при каждом ее выезде, и Эби отправилась в Альберт-холл совершенно одна. Но во время спектакля чувствовала себя все хуже, и даже нюхательные соли, которые леди то и дело вдыхала, не помогли. Голова болела сильнее и сильнее. Закончилось все совершенно трагично.
Выйдя из концертного зала, Эбигейл высказала леди Бриджлоу все, что она о ней думала. Доктор бы назвал это припадком, но сама Эби считала, что ее поведение вполне оправдано, ведь эта леди не только одевалась ужасно безвкусно, и выглядела соответствующе, но и все ее слова, улыбки были ужасно фальшивы. Она не понимала, как другие люди могут терпеть подобное притворство, хотя видела, что все кругом притворяются. И когда леди Бриджлоу подошла к миссис Торнтон, Эби не выдержала и высказала все свои чувства в открытую.
И все-таки это был самый настоящий припадок. Голос у Эби в тот момент был совсем не похож на ее собственный, тихий и музыкальный. Он был хриплым и резким, очень громким и надрывным. После того, как словестный поток закончился, Эби, оставив общество в большом недоумении, выбежала из душного Альберт-холла на прохладный вечерний воздух. Она шла, не разбирая дороги. Даже не помнила, где находится ее экипаж. Она просто пошла по улице, не разбирая дороги, впервые остановившись только через час. Тогда-то Эби и начала приходить в себя. Она огляделась вокруг, но не узнала ни одного дома в округе, и не могла разглядеть названия улиц, которые ей бы все равно ничего не дали. Улицы были пустынны.
«Мой ангел-хранитель не даст мне заблудиться и выведет отсюда», - уверила себя Эбигейл, и вновь пошла туда, куда направляло ее внутреннее чувство. 
При ней была небольшая сумочка, где все еще лежали ее нюхательные соли, и хоть головная боль практически не чувствовалась, Эби все равно то и дело подносила их к носу, сожалея о том, что опиумную настойку она решила оставить дома.
Возможно, Эби и смогла бы услышать приближающиеся шаги, да вот только все ее внимание было поглощено молитвой, что бормотала она себе под нос, обращаясь к своему ангелу-хранителю.

+1

4

Григор глубоко вдохнул и приготовился что-то сказать, но эпичные реплики не шли в его дурную голову. Выжидать больше не было сил и времени (пауза порядком затянулась), поэтому он просто шагнул вперед, задев даму (так не аккуратно и так не почтительно) плечом.
- Ох, простите... - пробормотал он и пошел дальше. Но, когда оказался на расстоянии нескольких шагов от девушки, резко развернулся и поднял руки перед собой.
- Леди - протянул он. - Я совсем вас не заметил, - говорил он на ходу, хотя шаг значительно замедлил. Голос его казался приторно сладким, как будто он пытается понравится несчастной незнакомке, так некстати появившийся на пути голодного вампира. К тому же, Григор пытался быть манерным молодым человеком, ведь перед ним не уличная девка...
- Как так вышло... - вдруг остановился он и так же медленно направился назад, на встречу к девушке. - Кто столь юная особа гуляет по Лондону... - Григор вульгарно улыбнулся и его руки теперь уже опустились в карманы. - Совершенно одна?
В ситуациях, когда он "играет" с жертвой, лучше всего показаться пьяным. Это может вызвать жалость или симпатию. Не агрессивный мужчина "навеселе" скорее заставит девушку чуть побранить его, но никак не звать на помощь. Походка Григора, вальяжная, чуть расслабленная, говорила о его состоянии краше, чем блестящие глаза и ухмылка.
Он приблизился к девушке совсем близко, так близко, что подобное поведение сочли бы вызывающим в светском обществе. От нее, кроме духов, пахло еще чем то. Чем то, незнакомым Григору: какие то травы или смеси... Возможно, она медик. Чтож, на сестру милосердия совсем не похожа!
- Позвольте-же, я вас провожу... - не дожидаясь ответа, предложил Григор. Он попытался неназойливо, но уверенно, взять даму под руку. "Станет сопротивляться - сразу убью" - пронеслось в его голове. На улице - ни души, кто ей поможет?

+1

5

Молодая женщина поежилась от того, что кто-то задел ее и таким непочтительным способом прервал молитву. Всякая другая женщина на ее месте могла тут же увидеть во всем этом подвох, испугаться незнакомого мужчину, который оказался прямо рядом с ней на темной и безлюдной улице. Какая-нибудь другая женщина никогда бы не оказалась в такой поздний час неизвестно где, а если бы оное и произошло, то она точно бы не шагала с пугающей уверенностью в том, что с ней ничего не может произойти и поторопилась бы скрыться с этих улиц. Но эта женщина была Эбигейл Торнтон, и на мир она смотрела совсем иначе. В духе Эби было принять незнакомца за большую удачу или, того пуще, за посланца ее ангела-хранителя (и ни в коем случае не самого ангела, потому что Эби была уверена, что тот перед ней появляется только в женском облике и никак не в мужском).
Возможно, где-то сейчас ее кучер разыскивал миссис Торнтон или уже успел сообщить Мэтью о том, что его супруга так и не вышла к экипажу. Возможно, полиция Вест-Энда уже разыскивала бледную красавицу, справляясь у посетителей Альберт-холла о том, где они видели ее в последний раз.
Но сама Эби внимательно смотрела на незнакомого темноволосого мужчину своими большими карими глазами. И если его внешность могла дать повод сомневаться в том, кем был послан этот молодой человек, то его вежливость и обходительность, а тем более внезапное появление и заманчивое предложение проводить, убеждали Эбигейл в ее предположении.
- Здравствуйте, - прозвучал тихий, но очень красивый голос молодой женщины, - Я заблудилась, но вы, должно быть, знаете об этом, - уверенно произнесла Эби. Раз это посланник ее ангела-хранителя, он вполне может быть в курсе событий.
- Мне бы хотелось попасть домой, - озвучила Эбигейл свое желание. Ей уже порядком надоело идти, и она уже начинала чувствовать усталость в ногах.

0


Вы здесь » Городские легенды » Старое » Конец жизни, начало смерти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC