Городские легенды

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городские легенды » Старое » Разоблачение


Разоблачение

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Сюжет: Каверза во время войны
Дата: 9.07.1813
Место: британский лагерь
Участники: Кристофер Вудворд, Маркус Франк
Краткое описание: Все тайное становится явным. Вот и Маркусу не удалось долго скрывать свою тайну от капитана.

0

2

Сон был тяжелым, да и снилось бедному Кристоферу, как казалось, какая-то ерунда.
Вот он танцует с таинственной Ирмой среди других приглашенных на праздник, а в следующую секунду на ее месте появляется Маркус в своей несуразной прусской голубой форме, а сам капитан будто не замечает этой подмены, танцует так, словно и не случилось ничего сверхъестественного. Да и все вокруг ничего не замечают.
А потом и вовсе начало происходить что-то волшебное: образ Маркуса мутнел, появлялась Ирма, и наоборот. После таких метаморфоз спящий заметил, что лицо Маркуса-Ирмы совершенно одно, и не меняется вовсе.
И после этого осознания Вудворд проснулся.
Первые несколько минут Тофер просто лежал на своей постели, глядя в белую крышу палатки, пытаясь понять, что же ему сейчас привиделось.
«Бред», - решил про себя капитан и сел. В палатку пробивался утренний свет, а это означало, что солнце давно встало. Тем не менее, напротив лежал рядовой и, кажется, даже не думал просыпаться.
Кристофер внимательно вгляделся в лицо прусса.
Действительно, похожи, подумал он. И рост, вроде бы, один…
Еще какое-то время капитан просидел вот так, глядя на спящего человека. Он все пытался понять, к чему ему снилось то, что снилось. В голову приходили разные идеи: просто очень похожие люди, брат и сестра (интересно, зачем это скрывать), и совсем фантастическое – один и тот же человек. Но в любом случае, хотелось все разузнать точно.
- Подъем, рядовой! – гаркнул капитан, когда односторонние гляделки уже изрядно наскучили.

0

3

Боясь, что теперь стала на одно ухо глуховатой и на весь свой организм дерганной, из-за столь внезапной побудки, Ирен все же выбралась из кокона одеяла. Быстро схватив со стула штаны и рубашку, она кое-как их натянув, предстала по стойке смирно перед офицером, при этом исподтишка все же пытаясь поправить упрямо сползающие с узких бедер штаны. Все еще сонная, теперь она чувствовала себя виновато. И не будь она сейчас так напугана и растерянна, она бы наверняка удивилась бы самой себе. Потому что, еще несколько месяцев назад и не подумала бы, что работа под прикрытием и вживание в роль солдата повлияет на нее настолько, что она искренне испытает чувство вины, проспав подъем и в очередной раз разгневав капитана.
- Простите, сэр, - залопотал прусс оправдания, - я вчера до поздней ночи чистил вашу форму… Очень поздно лег… Простите, сэр. Не бейте меня, - неловко брякнул солдат после всех оправданий.
Снаружи палатки слышались громкие, бодрые, резкие голоса офицеров, редкий смех солдат и топот сапог. Разноцветный гомон голосов как всегда сопровождал утро, а погода только способствовала общему бодрому настроению. Солнце быстро поднималось с горизонта, освещая своими лучами весь город вместе с лагерем, который уже начал жить своей обычной жизнью. После праздника прошлого вечера мужчины были в приподнятом настроении, оживленно общались и отпускали разнообразные шуточки на этот счет.
Ирен даже в палатке распознала общее настроение лагеря, слыша веселые голоса на улице. Кажется, это был один из немногих моментов, когда хотя бы ненадолго англичане говорили о чем-то кроме войны и французов.
- Разрешите, я накрою вам завтрак? – Ирен помнила, как разглядывал ее вчера вечером Кристофер, и не хотела вновь испытать на себе подобное и зародить в нем подозрения. Поэтому и предпочитала под предлогом обслуживания старшего по званию, улизнуть из его поля видимости хоть ненадолго.

0

4

В это утро Кристофер был задумчив и неразговорчив. В любой другой день капитан мог нацепить форму и тут же отправиться к «своим», другим офицерам, так как по натуре Вудворд был общительный и веселый. В такой хороший день и мог беззаботно ходить по лагерю или сидеть в офицерской палатке за разговорами, курением и вином, вспоминая событие, произошедшее накануне.
Но собственные мысли не давали ему покоя.
Ругать рядового за то, что тот проснулся позже своего капитана, Тофер не стал. Он, в общем-то, был не злобным и не ревностным исполнителем армейских правил, да и видел искреннее сожаления в пруссе. Правда, он не давал поблажки всем направо и налево, как-то ведь и пруссу досталось от его руки, но то было совсем за дело.
Пока рядовой не нацепил свою форму, Кристофер, хоть это и могло выглядеть очень странным, пригляделся к его фигуре. Она показалась ему по-девичьи тонкой, но совсем не по-юношески плоской.
Дав разрешение отправиться за завтраком, Кристофер сам оделся и привел себя в порядок. Его красная форма действительно была чистой, да и сапоги блестели так, будто он не ходил вчера по пыльной лагерной земле. 
- Напомни-ка, рядовой, - заговорил Тофер, когда прусс вернулся, - Где ты родился? Семья большая была?
В чем – в чем, а в притворстве Тофер был хорош, вот и сейчас состряпал такой голос, будто спрашивает он не с каким-то своим умыслом, а так, чтобы разговор начать и не сидеть в тишине, беззаботный. И все же, его зеленоватые глаза смотрели прямо на прусса с хитрецой, которая не покидала его взгляд никогда.
- Моя вот мамаша померла сразу после моего рождения, что я о ней и не знаю ничего, - Тут же добавил он, чтобы и прусс не стеснялся о себе рассказать подробнее, - Папаша так и не женился, так что ни братьев, ни сестер у меня нет.

0

5

Ирен удалось ненадолго ускользнуть из под цепкого взгляда капитана. Она едва ли не бегом устремилась прочь из палатки в сторону их полевой кухни. Ей вдруг захотелось побыть в одиночестве. Посидеть где-нибудь в тишине, только наедине со своими мыслями. Жмуриться навстречу солнечным лучам, улыбаться свежему ветру и ловить минуты единения с природой, с самой собой. Как этой прохладной ночью. Как бы ни так. Сейчас лагерь был крайне оживлен и чтобы найти укромное местечко, надо постараться сбежать за пару миль к реке.  При этом невозможно будет сделать какого-либо шага подальше от толпы и при этом остаться незамеченной. И что уж говорить о том, что в офицерской палатке ее ждал молодой и кудрявый капитан Вудворд. Тут уж не до мечтаний о ветерке и солнышке.
Вернулся рядовой Франк неся с собой завтрак для офицера и при этом быстро пытаясь прожевать то, что успел перехватить для себя самого. Миска ударилась о деревянную столешницу перед Кристофером, который сейчас казался вполне миролюбивым и уже не сверлил взглядом своего подчиненного (что не могло не радовать).
Марк уселся перед Вудвордом и беспечно вовлекся в беседу.
- Я из Браденбурга, - а дальше рядовой вновь принялся сочинять и завираться без зазрения совести,  - семья не большая. Моя матушка тоже скончалась рано. У отца остались я да младшая сестренка.  Мой отец тоже не женился, я и рад этому.
Болтая все эти «вариации на тему», Ирен вдруг поняла, что за последнее время лишь единожды рассказала о себе правду. Теперь этот человек кормил собой червей, где-то в глубинах провинциальной немецкой земли, унеся с собой ее секрет.
- А чем занимается ваш отец? Ой, вас, наверное, в Англии еще и невеста ждет? – Марк постепенно стал сам закидывать вопросами офицера, чтоб как можно меньше трепаться о себе.

0

6

Кристофер и глазом не моргнул, взял со стола миску, начал поедать ее содержимое. К солдатской кухне капитан привык уже давно.
То немногое, что рассказал рядовой, Тофер выслушал с большим вниманием и уж точно не собирался останавливаться на этом. Ему казалось, что со временем он сможет уцепиться за какую-нибудь ниточку и потянуть за нее.
- Да ничего примечательного. Он торговец. Антикваром. А невеста, наверное, уже не ждет, - если первая часть ответа была сказано практически безразлично и беззаботно, то закончил Тофер довольно печальным и недовольным голосом, показывая тем самым, что данную тему он развивать не намерен.
- И какого возраста сестра? – спросил он очень заинтересованно.
Знал бы Кристофер точно, врет ли ему так называемый прусс, даже позабавился бы проходившему разговору. Сам капитан, под стать своему собеседнику, еще не сказал ни одной истины.
Никакой невесты у Тофера отродясь не было. Все девушки, которых капитан видел настолько близко, чаще всего оказывались шлюхами, продававшими свое тело падким на любовь солдатам. Да и матушка, достопочтенная миссис Вудворд, была жива-здоровенька и пыталась выдать замуж младших сестренок своего Кристи. Которых, кстати, было никак не меньше трех. Кристофер к тому же имел и двух старших братьев, и папаша его с антиквариатом дел никогда не имел, да и торговцем не был.
Так что данный разговор Вудворд вполне мог бы отнести к соревнованию, если бы изначально знал всю правду. Хотя соревноваться с пруссом ему это не мешало.

0

7

«Почему я так много вру? Маме, Люси, Вандерполу, Бену… Или это нормально? И каждый врет не меньше моего? А жизнь человека есть просто совокупность лжи, которую он нагородил? («Лжизнь».) Можно ли построить приемлемое существование без вранья? Или оно является естественной основой любых человеческих отношений, той нитью, которая связывает наши индивидуальные «я» друг с другом?»
Ирен не помнила автора цитаты, которая возникла в голове в такой подходящий момент, но теперь она всерьез задумалась о ее смысле. Тем временем, параллельно, она узнавала что Тофер был сыном антиквара, и что невеста его больше не ждала.
Один – один. Кристофер Вудворд сравнял счет по лжи на третьей минуте разговора.
А Ирен этого не знала и даже всерьез посочувствовала капитану.
- Мне так жаль… Она присылала вам письма? Она вышла замуж? – бровки солдата приподнялись и стали «домиком», он оперся локтями о стол и наклонился вперед, с любопытством и сочувствием поглядывая на офицера. Но стоило тому задать ответный вопрос, как выражение лица «Маркуса» стало уныло-скучающим. Он с явной неохотой ответил:
-  Девятнадцать исполнилось на днях.
И еще одна ложь в пользу солдата Франка.
- А вы с какой целью интересуетесь? – вдруг с подозрением спросил он, - она у меня девушка приличная между прочим! - при этом сам солдат густо покраснел.   
Ирен уже откровенно не могла остановиться врать. Ей нужно было, чтоб этот разговор о личном как можно скорее закончился, потому что ей самой становилось безумно стыдно за то, как легко и быстро она врет в лицо Кристоферу.
Сейчас она думала о том, что если ей удастся найти Ивона и вернуться обратно в Париж, то она больше никогда в жизни не будет лгать и всю оставшуюся жизнь будет очень искренней. Она не ставила под сомнения слова Вудворда (и весьма напрасно) и оттого ей становилось противно от самой себя, поскольку она считала себя самой большой врушкой на свете. Как бы то ни было, реальность была такова, что сейчас ложь действительно являлась связующим между ей и сидящим напротив. И еще будет являться.

0

8

Еще будучи в отроческом возрасте Тофер заметил, что ложь для него - дело совершенно обычное. Он сам не мог понять, от чего у него не получается говорить правду даже в том случае, если она намного безобиднее лжи. Но что-то в его голове блокирует все возможности высказать истину, и какая-то часть мозга, которой, видимо, совсем нечего делать, захватывает власть и выдает то, что истинной совсем не является.
- В том-то и дело. Совсем не писала, - продолжал капитан марафон лжи.
Вудворд уже даже стал забывать, зачем он поднял эту тему родственников и семьи, увлекшись просто тем, что говорил и что слушал.
- Девятнадцать и младшая? - не понял Кристофер. Он-то думал, что этому пруссу не больше восемнадцати. Выглядит совсем мальчишкой, хоть и странным. Но никакой растительности на лице не имеет, а разве не это показатель молодости? Сам-то Кристофер к его возрасту уже начинал периодически бриться, а сейчас, чтобы поддерживать гладкость на лице, нужно каждодневное бритье, которым капитан все же пренебрегал, оттого обзавелся щетиной.
Капитан рассмеялся:
- Да никто и не сомневается, рядовой. Просто интересно. В этом городке и без нее девок полно, - весело произнес он. Все-таки многие девушки готовы были подарить солдатам не только руку и сердце. Выдавая эту фразу,Кристофер даже не подумал, что она может быть грубоватой. Время, проведенное среди солдат, постепенно вымывало из Вудворта кембриджскую вежливость.
Среди солдат были шутки и посерьезнее, которые совсем не для дамских ушей, и очень много грубостей, при которых уважающие себя леди падали в обморок.

Отредактировано Кристофер Вудворд (2013-04-22 14:53:56)

0

9

Вместе с тем как далее протекала их беседа, выражение лица прусса менялось и отражало весьма разнообразные эмоции. Слова Кристофера о том, что невеста ему совсем не писала, вызвали на его личике печальное сочувствие. А вот следующее замечание о возрасте так называемой сестры, повергло его в тихий ужас, да так, что он даже побледнел. «В конец завралась…» Ирен сама от себя не ожидала такого промаха. «Дурёха! Пора начать записывать свое вранье, чтоб не попасться на какой-нибудь ерунде как сейчас». Но, кажется, на счастье фальшивого прусса, Кристофер не придал значения этой ошибке и странной нестыковке в словах собеседника. Ирен так разволновалась, что сейчас напрочь не могла вспомнить, что сказала Кристоферу в прошлый раз, когда он спросил ее про возраст. Поэтому что-то невнятно промямлив, она как за спасение ухватилась за ужасную тему «девок в городе», озвученную офицером.
Ирен находилась в шкуре юного солдата не так давно, и уже успела наслушаться похабных грубых разговоров всех военных, которые те вели между собой о женщинах. Она помнила свое потрясение смешанное со стыдом, когда впервые услышала предмет их разговора и то, какими выражениями они приправляли каждую фразу. Для утонченной француженки это был настоящий кошмар, от которого ей хотелось немедля скрыться. Сейчас же подобные речи ей были столь же неприятны, хотя уже и не удивляли. Ирен старалась не вслушиваться и не вступать в подобные диалоги, надеясь, что это не сочтут подозрительным.
- Угу, полно, - пробурчал прусс, немного краснея и отводя глаза. – Уже с кем-нибудь познакомились тут? Ну…с какой-нибудь… - Марк испытывая невероятную неловкость и смущение, попытался изобразить тон эдакого типичного солдата, который с легкостью и пренебрежение может говорить о девицах, - …девкой?

0

10

Действительно, Кристофер не предал большого значения возрасту прусса, просто потому, что и сам не помнил, какой он там был раньше. Но, тем не менее, удивился, что его младшая сестра – девушка девятнадцати лет, да и Маркус на его вопрос не ответил. И если думать, что любопытство и интерес Тофера угас, то это будет ошибкой. Молчание рядового лишь заставило капитана отметить этот пунктик в своем сознании галочкой, чтобы позже к нему вернуться.
Вудворд сделал вид, что задумался над ответом:
- Хм, можно и так сказать, - неопределенно ответил капитан. В его голове, конечно, промелькнула недавняя встреча с девушкой, которую теперь до ужаса напоминал ему Маркус, что было не менее странно, но девкой он ее назвать никак не мог. Настоящая леди, не меньше. Это вам не абы кто в кабаке, не певичка какая-нибудь.
- А у тебя как на любовном фронте? – ухмыльнулся Тофер, опять пристально вглядываясь в лицо молодого прусса.
Странный парень. Странный. Краснеет, отворачивается, явно смущается. Капитан почти убедился в том, что Франк не тот, за кого себя выдает. Или он совсем еще молодой и соврал о своем возрасте, чтобы попасть в ряды армии (и это было странно, если ему не лет двенадцать, что точно не так, более старших юношей свободно брали в армию, особенно в такой стране, как Пруссия), или… Тут мысли пугали даже самого капитана.
Но почему бы не спросить обо всем прямо? Почти…
- Послушай-ка, рядовой. Мне кажется, что ты не тот, за кого себя выдаешь, - заявил Тофер, внимательно глядя на прусса, ожидая его реакции. В конце концов, все это можно в итоге перевести в шутку. Если чего.

0

11

Чем дальше заходил разговор, тем сильнее билось ее сердечко, а в голове мысль о том, что нужно срочно чем-то отвлечь настырного офицера или вовсе за каким-нибудь делом скрыться из вида. Сейчас же у нее возникало кошмарное чувство, будто ее постепенно загоняют в угол и вот-вот случится то, чего она так боялась.
Под таким напором ей все труднее было сохранять свою тайну. От всех чувств, что сейчас нарастали в ней, она неосознанно стала ерзать на месте и сжимать пальцы в кулаки. Она не могла справиться со своим волнением, страхом быть раскрытой и даже боялась, что может просто взорваться и выпалить все ему в лицо разом, только чтоб эти муки прекратились.
- У меня? На любовном фронте? – промямлил прусс. – Никак. Ну то есть… - запнулся и опять покраснел. – Никак, - снова повторил он после неловкой паузы, стараясь сделать голос потверже.
Осознав, что вот он, этот прекрасный момент для того чтобы слинять из палатки за каким-нибудь делом, солдат поднялся и уже было собрался озвучить очередную выдумку как повод скрыться на некоторое время, пока Кристофер забудет про этот странный разговор…но не тут то было. Вот он, этот вопрос и этот буравящий насквозь взгляд, которых она опасалась с тех самых пор, как надевала на себя жесткую плотную форму прусского рядового в маленьком домике одной вдовы.
Она уже почти не могла справиться с собой, паника парализовывала эту глупую француженку и все, что она могла делать в тот момент, это изо всех сил держаться за сознание и тихо запинаясь бормотать на английском и немецком вперемешку:
- Не понимайт, сэр… - забывая дышать, она двинулась в сторону выхода из палатки, на ходу бормоча, - кажется меня позвали…надо почистить форму…схожу за новой щеткой…
И отвернувшись, быстро дернул к выходу.

+1

12

Капитан Вудворд остался сидеть с открытым ртом в своей палатке. В прямом смысле с открытым ртом, потому что и сказать-то ничего не успел, когда этот странный прусс вывалился из палатки, словно ошпаренный, бормоча при этом невнятности, ни положить в рот очередной кусок чего-нибудь из завтрака.
Вот тебе раз, только и подумал Кристофер.
Он сам растерялся и даже немного испугался такой реакции, не ожидал, что так выйдет. Значит, этот прусс  что-то явно выдумал. Правда, первое, что пришло в голову Кристофера, было то, что этот парнишка-прусс не прусс вовсе. Возможно, француз, который каким-то невообразимым способом попал в их ряды. То-то оказался здесь совсем один.
Но теперь разузнать все было делом чести, и Кристофер не мог оставить это, как есть. Может, этот гаденыш и вовсе не вернется, и что же, томиться теперь в незнании?
Кристофер, не откладывая, вышел из палатки сам и оглядел заполненный солдатами простор. Казалось, найти среди красных мундиров один синий, не должно составить большого труда, но прусс уже успел куда-то деться.
Что ж, не так просто, но капитана это не остановит.
Кристофер прошел зигзагом от палатки, спрашивая всех встречных, не видели ли они парнишку-прусса в синем мундире. Не такой уж он незаметный все-таки оказался, и нашелся солдат, который и заприметил паренька. Кристофер двинулся в указанную сторону, спрашивая других служащих по пути. Не все замечали убегающего, потому как были заняты и своими делами, но все-таки находились такие, кто его видел. Их указаниями и руководствовался Тофер, двигаясь в направлении, им указанным.

0

13

Она шла быстрым шагом из палатки прочь почти не разбирая дороги. Кажется, пару раз задевала кого-то плечом, но, не останавливаясь, автоматически бормотала извинения на разных языках (кроме конечно французского, все же она не совсем сошла с ума и самое захудалое чувство самосохранения в ней все же оставалось). Затормозила Ирен лишь у самого края лагеря, зайдя за последнюю покосившуюся палатку и присев прямо на землю.
Будто дышать трудно и мыслей… Столько мыслей! И все они мечутся, словно раненные и дикие в тесной клетке, как же с ним совладать?
Он знает. Он узнал ее, или догадался. Наверняка сейчас побежит рассказывать майору Эдкинсону… Ох! А что если он уже ему выдает лже-прусса? Может нужно было остаться и как следует дать по голове этому Вудворду? А потом спрятать его… А что если она бы убила его таким ударом? В животе будто скрутился узел от таких страшных кровожадных мыслей. Нет, она не убийца. И вообще, сомнительно что она бы справилась с высоким сильным молодым мужчиной. Скорее она бы оказалась без сознания и связанная, как некогда уже было… И даже если он до этого находился в сомнениях, то после нападения точно бы все стало намного хуже чем есть. Но это все уже случилось, а что теперь? Что делать? Как отвести все подозрения? Как спасти собственную шкуру, которая теперь висит на волосок от расстрела?
Ирен поджала колени, опустила на них руки и уронила голову, утыкаясь лбом в тыльную сторону ладоней.
Ее поиски заходили в тупик, и с каждым днем она чувствовала, что увязает в неприятностях все глубже и глубже. Может пора было остановится? Может пока еще жива нужно сбежать из лагеря и вернуться в Париж? Она была в отчаянии и теперь хотела верить, что с Ивоном все в порядке, и она возможно встретит его по дороге домой. Запутавшаяся и испуганная, она сидела на холодной земле и хотела только одного, чтобы неизвестно как, но все наладилось. И вот, когда уже комок подкатил к горлу, а глаза стало пощипывать, она вдруг услышала рядом с собой строгий мужской голос, который она сразу узнала.
Нашел.

0

14

Капитан Вудворд понятия не имел, что делать, когда "рядового" он все-таки найдет. И понятия не имел, что делать потом, и дальше, если вдруг все-таки поймает, и еще дальше, если раскроет, кто он на самом деле и почему повел себя так странно. Он просто решил импровизировать, это у Тофера всегда выходило хорошо.
Но появился некий азарт. Пусть это француз, пусть он скрывает какую-то еще тайну в своем невзрачном синеватом мундире. Маленький и худенький "прусс" вряд ли справится с капитаном, если только у него не будет оружия. А оружия-то ему достать и негде, и времени нет. Так что все складывалось в пользу англичанина.
- Что-то вы совсем раскисли, рядовой! - сказал Тофер, когда "прусса" все-таки отыскал. Не далеко же ушел этот засранец, да и не прятался особо. Но что даст такое сидение за палаткой? Ни попытки сбежать из лагеря на совсем, ни готовый позы для нападения.
- Не смейте убегать! - гаркнул Тофер для того, чтобы заранее предотвратить бессмысленное бегство, - Я все равно от вас не отстану. Вы кто такой? Почему убежали? - Кристофер определенно казался строгим и грозным, но внутри кровь у него играла и бурлила от адреналина. Азарт такой, будто он только что поставил на лошадь в скачках большую сумму денег, а она идет нос к носу с лидером, и до самого финиша не понятно, кто придет первым.
Все рассуждения капитан оставил в палатке, в том времени, когда он вел неспешную беседу с Франком. Теперь  некогда было рассуждать. Хотелось даже забраться подальше от лагеря, чтобы никто не мог их подслушать, и разобраться во всем самостоятельно, забрав в итоге все лавры себе. Ах, пусть это будет не "мне 13 лет"!

0

15

А Ирен как язык проглотила. Ей казалось в тот момент, что она сейчас только и может, что смотреть на него огромными испуганными глазами и все. Вот он, стоит перед ней. Суровый, грозный, кудрявый. А голова у француженки будто стала совсем пустая, будто от уха до уха внутри перекати-поле катится. Она несколько секунд так и пялилась на него вытаращенными глазами, загнанная в тупик и теперь не зная, что сказать или сделать.
«Не смейте убегать!» Да, точно. Вот и ответ. Кажется для этого сейчас самый подходящий момент. Сбежать прямо сейчас, бежать далеко пока капитан Вудворд не станет маленьким, а потом спрятаться и возможно переждать какое-то время. А потом снова бежать. Пока на горизонте не появится Франция.
- Отстань! – вышло немного по-детски, прозвучало глупо, но у Ирен не было другого плана. Ладонь плавно перемещалась по траве рядом, пока довольно вскоре не наткнулась на небольшого размера палку, схватив ее покрепче, вскочила на ноги и попробовала отлупить его ей. Делала она это почти зажмурив глаза и размахивая ей слишком уж неловко, а потом и вовсе вытянув руки вперед, толкнула в грудь своего капитана и попыталась быстро сбежать с места преступления.

Вспоминая потом этот постыдный случай своей жизни, она не раз смущенно отводила глаза и покусывала губки. А после тихо бормотала, что это пребывание под личиной мужчины действовало разлагающе на ее мозг. И хотелось забыть этот и смешной и ужасный момент в этой жизни.

0

16

Вот это уже было куда лучше! Поведение для солдата постыдное, но кем бы ни был этот прусс, уже видно, что скрывает он что-то до жути интересное.
«Отстань»! Вот уж нет уж!
Тофер, слава привычке солдата, успел отшатнуться, когда на него так неуклюже пыталась опрокинуться палка. За нападение на офицера, а это было именно оно, этому парнишке уже грозило довольно страшное наказание, и простой поркой тут, естественно, не отделаться.
Увы, из-за этих безобразных размахиваний, которые просто невозможно было предугадать, капитану все-таки пару раз прилетело по рукам и груди. Правда, вид этого прусса только насмешил Вудворда, и он в голос рассмеялся, когда увидел, каким образом его «противник» пытается с ним драться. Ну совсем не по-мужски, Тофер даже в детстве махал кулаками и палками в разы лучше.
Толчок в грудь тоже вышел не слишком удачным для челочечка в прусском мундире. Тофер отшатнулся, но на ногах устоял, слишком уж слабым был оппонент. А вот попытку к бегству капитану все-таки удалось пресечь, но, возможно, и зря. Все-таки от лагеря они ушли не далеко, вот же, прямо рядом стояла последняя палатка. Это хорошо, что солдат в округе было не видно. Тоферу не хотелось, чтобы кто-то увидел эту картину, все-таки он капитан, а не какой-то там солдат мелкого пошиба.
Кристофер схватил Маркуса за предплечье, что вполне могло причинить ему боль, если завернуть руку за спину.
- Как-то вы плохо все распланировали, - продолжал капитан свои попытки насмехаться над так называемым солдатом, - Вы знаете, что грозит вам за нападение на офицера, рядовой? Если вы действительно рядовой…
Может, и не к месту было сказано, но лучшего Тофер выдумать за такое короткое время не сумел. Держа рядового за руку, он двинулся чуть подальше от лагеря, с глаз посторонних долой.
Сам. Все сам.

0

17

Благодаря Ирен, эта попытка создать потасовку и побег, все больше превращалась в пародию и фарс. Эта мадемуазель ничего не смыслила в драках и умышленных нападениях. Воспитанная в скромной правильной семье, для нее применение физической силы выражалась исключительно в подножках младшему брату, когда они дурачились на заднем дворе их дома будучи еще малышами, или легких тычках пальцами в ребра, когда он вредничал и не хотел ее слушать. Но даже это было в детстве, которое осталось далеко позади, и после которого она получила воспитание приличной мадемуазель из простой, но хорошей семьи.
А сейчас, она замыслила ударить до беспамятства  английского офицера, но в итоге оказалась сильно и довольно болезненно схвачена за плечо (несомненно, синяк уже начал разливаться на бледной коже).
Перепуганная Ирен морщась, вскрикнула от боли и заверещала высоким голосом в ухо капитану:
- Отпустите! Отпустите меня! Мне больно!
Пусть ей не удалось напасть на него, оглушить и сбежать, но попробовать вырваться она еще могла (по крайней мере, она на это еще надеялась). Капитан Вудворд тащил ее силой прочь от лагеря, а она упиралась ногами в землю, чуть не падала, отстранялась от него назад, только бы не быть затащенной куда-нибудь в лесную чащобу, где он мог бы невесть что вытворить. Но как ее стройное тело и изящный стан, так тщательно спрятанные под ужасающую солдатскую форму, могли противостоять силе молодого офицера? Сопротивляясь, она все же следовала за ним, мысленно моля всех святых помочь ей сбежать.
Ирен в очередной раз дернулась и очень напрасно. Сапог, на три размера больший, чем ее ножка, запнулся о торчащий из земли корень, и она по инерции полетела как раз на Кристофера. Навалилась на него, а лицо соприкоснулось с шершавой тканью его формы около плеча. Оказавшись так близко француженка вытворила первое, что пришло в голову – приоткрыв губы, она ткнулась лицом дальше в его шею и сомкнула зубы, изо всех сил кусая своего капитана, в надежде, что он выпустит из хватки ее руку.

+1

18

В какой-то момент Кристоферу все-таки пришло осознание, что Маркус Франк на самом-то деле чистейшая баба. Верещал прусс явно по-девичьи. В уме он даже порадовался за себя: было такое предположение. Но додумать, откуда она взялась, не успел. Действительно, мало ли откуда и с каких провинций. Война всех и вся успела задеть. Наверно, искала своего жениха-прусса или еще чего.
В общем, Тофер как-то неудачно не сумел сдержать равновесие и рухнул на землю вместе со своей пленницей. И это было бы еще ничего, но эта паршивка укусила его за шею, что капитан тут же и разозлился, вскрикнув.
Он отшвырнул эту зубастую особь от себя довольно грубо, как не мог позволить себе английский офицер при иных обстоятельствах, и тут же вскочил на ноги.
Вообще-то управляться с маленьким и худым телом Франка, или кто там он, было довольно легко. Самое время было схватить ее за шкирку и поволочь по земле, а еще лучше отвесить пару оплеух. Но, прекрасно зная, что перед ним девушка, Кристофер никогда бы не смог поднять руки намеренно. И все же девушку он вновь схватил и поднял тут на ноги.
- Ты кто такая, а? – он тряс ее, схватив за локти, и теперь явно был не намерен шутить, как еще несколько минут назад, - Что ты здесь делаешь? Ты хоть представляешь, что натворила?
Вудворд повысил голос, от былой расхлябанности не осталось и следа, он и забыл, что изначально воспринимал все происходящее как веселье.

+1

19

Ирен упала спиной на траву, когда укушенный офицер грубо отпихнул ее от себя. Казалось бы, вот он, прекрасный момент, чтобы вскочить на ноги и унестись отсюда куда глаза глядят, подальше от неприятностей, в которые ее засосало уже по макушку. Но сегодня был явно не ее день. Пока она возилась, шустрый капитан уже вскочил на ноги и ее поднял. Только оказавшись на ногах, она отшатнулась от него, будто готовая вот-вот отхватить оплеуху или чего побольнее.
Она тряслась перед ним как безвольная тряпичная кукла, разве что голова у нее не раскачивалась в такт тому, как он ее теребил за локти.
- Никто! Пожалуйста, молчи! Не говори никому! Отпусти меня, прошу! Отпусти и ты меня больше никогда не увидишь!
Ирен и сама была неуверенна в том, что сейчас шипела в лицо Вудворду, но долгое пребывание в столь стрессовой ситуации все же подействовало на нее и она поступила так, как поступили бы любые девушки уже давно, будь они на ее месте. Нижняя губа задрожала, «солдат» опустила голову и из серых глаз покатились крупные слезы. Зашмыгав носом, она даже перестала делать попытки сбежать и просто стояла ревела перед офицером. Просто дежавю…
- Не сдавай меня, умоляю… - подняв на него слезливый взгляд, она немного прикусила нижнюю губу. И чем дольше она на него смотрела, тем больше ей казалось, что этот упрямый тип не отпустит ее и не оставит в покое, пока она не выложит ему как на духу все свое живописание начиная с момента решения покинуть родной Париж. Из груди вырвался судорожный вдох. Нет, узнай он, что она из вражеского лагеря, точно сдаст как шпионку всем вышестоящим по званию и тогда уж точно ее песенка спета. Но вот всегда оставался шанс прикинуться местной или не очень местной фройлян. Тогда, глядишь интерес капитана Кристофера поубавится.
Сумасбродная девица, чье прикрытие и побег были так с треском провалены, умоляюще смотрела на покусанного в пылу потасовки Вудворда и могла только гадать, что он скажет, что он сделает и какова же будет ее участь.

0

20

Прищурившись, Кристофер внимательно смотрел на пойманную девчонку. Что ей надо в армии? Хватило же ума!
- Никому не скажу, если расскажешь, кто такая, и что тебе здесь было нужно? – Было не похоже, что Тофер врал. Да и зачем ему это? Вернее, пока было незачем. Он ведь был не в курсе, что перед ним стояла француженка, у которой в уме шпионить и мысли не было, но национальность обязывала.
Да и ручаться за себя в этом плане Вудворд не мог. Что-то мешало ему вечно говорить правду, даже если он того желал. Он еще не знал, как ему поступить в этом случае. Стоило ли отпускать эту… как там ее, или дать возможность и дальше пребывать поблизости.
Но в данный момент Кристофер продолжал с силой сжимать ее плечи, что вырваться она не могла. А он не мог позволить себе вот так вот просто ее отпустить, не разузнав, что могло подвигнуть эту девицу одеть солдатскую форму и затесаться в чужую армию.
- Ну, говори, - твердо произнес он.
Теперь, глядя в лицо этой девчонки, Тофер мог поклясться самому себе, что это он ее видел тем вечером на празднике. Ну надо же! Вот бабы! Ради танцев даже собственной безопасностью пожертвовать могут! Ни ума, ни фантазии, в самом деле.

0

21

Он продолжал так сильно сжимать ее, что Ирен боялась потом не найти на своем теле ни одного живого места без синяка. Конечно если это «потом» вообще настанет для нее. А пока она продолжала лить слезы перед капитаном и судорожно думать, что же ей наплести на этот раз.
- Вы ведь знаете, кто я такая, вы ведь узнали меня, - она опустила голову вниз, а затем вновь подняла глаза на офицера. – Я сказала всю правду вам, кроме того что ищу здесь своего…ммм…брата.
Она на какое-то время перестала рыдать, и тихий дрожащий голос звучал почти спокойно:
- Он тоже из Мюнхена… - выдумывать прямо на ходу было сложно после того как ее протащили силой, поваляли на земле и теперь держали в железной хватке не давая сделать любого лишнего движения. – Его отправили сюда…в этот лагерь…но его тут нет, и я не знаю куда он делся.
Версия, озвученная ей, показалось самОй очень глупой, но слово – не воробей и приходилось изображать самый искренний вид. В этот самый момент у Ирен на душе стало так паршиво, что и словами не описать. Она ощутила такую невыносимую тоску и отвращение к той лжи, которой она кормит всех окружающих, что стало тошно от самой себя. Она сама загнала себе в клетку, в этот угол и теперь захлебываться ложью было уже невыносимо. Она была чужой для всех ее окружающих и чувствовала себя чужой для самой себя. А как бы было легче будь здесь хоть одна живая душа, которой можно было довериться и не бояться быть отданной англичанам на растерзание.
- Пожалуйста, отпустите меня, - вновь пролепетала Ирен, уже даже не зная, что придет в голову этому Вудворду. – Я ведь не сделала ничего плохого.
Ведь правда, что плохого могла сделать девчонка из страны-союзника? Только если одурачить весь лагерь о том, что она не та за кого себя выдает.

Отредактировано Маркус Франк (2013-10-09 04:17:41)

0

22

Глупая девчонка! А как еще можно было назвать? Тофер не понимал женщин, и не понимал, зачем они вытворяют такие глупости. В конце концов, хотела быть с братом, записалась бы в маркитантки, и дело с концом. Но нет, надо было напялить на себя мужскую форму и жить с мужчинами. Дура!
Хотя сейчас казалось, что именно Вудворд полнейший идиот. Так выглядело его лицо, когда он в непонимании уставился на… как ее там.
Тофер перестал трясти «пленницу», но не отпускал ее.
- Да? И в каком он полку? Когда они отправились сюда? – голос его был требователен. Капитан прекрасно знал, что одного солдата точно бы никуда не отправили, отправили роту или батальон, или полк. Но сообщений, что к ним вот-вот должны были присоединиться пруссы – не было. А эта девчонка находилась здесь уже давненько.
- Отпустить тебя? И что ты будешь делать? Возвращайся домой! – скомандовал капитан, - Тебе нечего здесь делать!
Тофер уже начал решать про себя, что ему делать теперь. Ни за что он не скажет, что взял под свое командование девушку – засмеют. Он ведь и раздевался перед ней! Пусть рядовой Маркус Франк сбежит. Все равно его не существует, а значит, никто не найдет.

0


Вы здесь » Городские легенды » Старое » Разоблачение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC