Городские легенды

Объявление

OPUS DEI
апрель 1650 года, охота на ведьм
ATRIUM MORTIS
май 1886 года, Викторианский Лондон
ШПИОНСКИЙ РОМАН
1939 год, Вторая мировая война
Сюжет готов.
Идет набор персонажей.

Ждем персонажей по акции!
Игра уже началась.

Сюжет готовится к выходу.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Городские легенды » Старое » "Прусс на службе у британцев"


"Прусс на службе у британцев"

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Сюжет: Каверза во время войны
Дата: 03.07.1813
Место: лагерь британского батальона близ города Францсбург, граница Саксонии и Силезии.
Участники: Маркус Франк, Кристофер Вудворд, Мастер игры
Краткое описание: попавший в лагерь прусс оказался очень смышленым парнишкой, образованным, поэтому британское командование решило приобщить молодца к делу.

0

2

Утром Марк вернулся в лагерь. Вид у него был самый что ни на есть озабоченный. Он явно пребывал в большой задумчивости и мало обращал внимания на то, что происходит вокруг него. Еще бы, ведь никто даже не смог бы представить насколько интересно у него прошел вчерашний вечер. Никто не смог бы предположить, сколько всего интересного может произойти, если вечером зайти в кабак.
Он вспоминал все это и размышления его приводили к тому, что своей истинной цели он так и не достиг, а значит, возможно, подобное приключение было не последним. Было ли это хорошим прогнозом или нет, он так и не определился. Зато к этому времени уже дошел до своей палатки. Время завтрака прошло, все возвращались с него сытые и довольные, а Маркус прислушался к недовольному урчанию живота. Завтрак он пропустил, а значит нужно было набраться сил дотерпеть до обеда и тогда хоть что-нибудь перехватить.
Рядовой Франк зашел в свою палатку, которую уже успел проклясть за полное отсутствие хотя бы минимального комфорта. Присел на колени и стал перебирать свои скромные пожитки в непонятных поисках.
Он повернул голову , услышав приближающиеся шаги. О нет, неужели кого-нибудь подселят?

0

3

Капрал первой батальонной роты бегом пересекал расстояние от одной точки лагеря до другой. У него было задание, и он должен был его выполнить.
На самом деле задание было из самых простых – разыскать некого Маркуса Франка, прусского рядового, и направить его в офицерскую палатку. Казалось бы, что может быть проще? Найти среди красных мундиров один синий, и дело с концом. Но все оказалось не так просто. Это как искать иголку в стоге сена, ведь красномундирников около 500, а прусс всего один.
Капрал решил, что проще будет отыскать человека, который селил этого Франка в палатку, чтобы сразу в палатке его и найти. Но и это оказалось  не так просто. Сержанты мотали головой и посылали бедного уже запыхавшегося капрала друг к другу. Ему уже казалось, что потратил на эту беготню он весь день, что, конечно, на деле было не так.
В итоге капралу удалось «напасть на след» и он приближался к названной палатке.
Совершенно без стеснения (да и не принято как-то стучать по палатке), англичанин заглянул внутрь:

- Ты Маркус Франк? – спросил он у молодого человека, сидящего внутри, хотя сам уже видел, что пришел правильно, - Тебя к офицерам. Да поторапливайся, итак много времени потерял, пока тебя нашел.

Речь его звучала, конечно же, на родном английском наречии и говорил он быстро, торопился. Как только прусс вышел из палатки, капрал заторопил его и здесь:

- Пошли быстрее, жду же уже, ждут, - он быстрыми шагами направился в сторону офицерского сектора. А потом и вовсе перешел на бег.

0

4

В палатку заглянул молодой запыхавшийся капрал.
- Ты Маркус Франк?
Рядовой кивнул. Оказалось, никого к нему не подселяют, а вызывают к офицерам. Теперь было спорным вопросом, что было бы лучше, чтобы у него появился сосед или идти общаться с английскими офицерами.
В отличие от капрала Ирен торопиться не собиралась. Она последовала за ним быстрым шагом, но не бежала. Немного отставая от него, она шла, не глядя по сторонам и раздумывая над тем, зачем могла понадобиться офицерам. Сделают выговор за то, что отсутствовал ночью в лагере? Узнали о его вечерней вылазке? Неужели раскрыли его? Или они схватили Ривара, а он им сдал ее с потрохами?
Ирен, покусывая губу, зашла в офицерский сектор. Она вновь немного нервничала. Ну почему эти англичане никак не оставят ее в покое? Запоздалой мыслью мелькнула идея о том, что надо было прикидываться английским солдафоном.
В нос ударил запах табака и еще чего-то малоприятного. Рядовой Франк едва сдержался, чтобы брезгливо не поморщить нос. Вместо этого он отдал честь старшим по званию и приготовился внимательно слушать зачем его позвали.

0

5

Кристофер сидел за столом и копался в каких-то бумагах. Или просто делал вид, что копался в бумагах, пока капрал его роты не доложил капитану о прибытии вышеозначенного Маркуса Франка.
В офицерскую палатку зашел совсем молодой юнец, и Вудворд сомневался, насколько именно он был младше самого капитана.
Оставшись один на один (а капитан был в палатке один), Кристофер поднялся и внимательно посмотрел на прусского рядового.
В общем-то, Тоферу не было дело до того, что Маркус был пруссом, никакого расизма у него к этому народу не было.
- Вы говорили, что хорошо владеете французским и английским. Где вы учились, рядовой? – поинтересовался капитан просто из любопытства. Интересно же, где прусс выучился языкам, а потом стал простым рядовым.
Про языки Тофер и офицеры узнали из «дела», которое завели на прусса, когда он попал в лагерь. Конечно, слово «дело» слишком громкое. Просто его записали, как вошедшего в состав рядового, а заодно и добавили некоторые данные, которые предоставил сам Франк.
О причине такого вопроса и вызова рядового, Кристофер пока молчал. Но вовсе не потому, что ему хотелось сохранить завесу тайны. Просто, он не посчитал нужным так сразу известить рядового о намерениях офицерского командования и о его личных.
Среди английских солдат не часто можно было встретить по-настоящему образованного человека, в основном в британской армии служили бывшие заключенные, юноши из бедных семей и прочая челядь. Вот в офицерском составе да, были много более состоятельные мужчины и молодые, выпустившиеся из военной академии юноши из состоятельных семей.
- Но я не просто так спрашиваю, - продолжил Тофер после ответа, - Мы решили приобщить вас к делу.

0

6

- Языкам научил меня мой отец, - ответил Марк. И все. Этим объяснением он решил ограничиться, тем более, что на его счастье капитан не полез с вопросами об этом дальше.
Рядовой впервые оказался в офицерской палатке, но едва оказавшись в ней, решил, что особого желания появляться тут еще раз, у него нет. Здесь было безусловно уютнее и просторнее, чем в палатках отведенных для простых солдат, но любой солдат, даже такой новоявленный солдат как Марк понимал – оказываться здесь для рядового не сулит ничего хорошего.
Фраза кудрявого офицера «Мы решили приобщить вас к делу» только подтвердила эти мысли Марка. Одно было хорошо – вряд ли бы именно такой фразой началась речь под названием «мы знаем, где вы были прошлой ночью». Или нечто разоблачающее вроде «Нам известно, что на самом деле вы маленькая французская лгунья».
- К делу? Какому делу? Чем я могу помочь вам? – голосом сбитого с толку человека пробормотал «юноша». – Нужно что-то перевести?
Теперь он надеялся, что его не заставят содействовать английской армии так, чтобы это навредило Франции. Ведь тогда, он будет чувствовать себя предателем. Но лингвистические знания тем и хороши, что при случае, он мог бы сказать, что не понимает написанного или услышанного.

0

7

Мысли Кристофера были вполне понятны: этот юноша прусс, а значит, его родным языком является немецкий или что-нибудь из его наречий. Проверять знания родной речи было бессмысленно, если человек образован и знает хорошо другие языке. Разговаривал сейчас он на английском, и разговаривал недурно. Осталось только услышать, как прусс говорит по-французски.
Это мысль кажется вполне логичной, если смотреть со стороны капитана и видеть во французской девушке прусского юношу. Но со стороны этой девушки, данная ситуация могла показаться очень забавной.
Но Вудворд этого не знал, а потому, чтобы проверить знания французского языка, говорить он стал на нем:
- Вы назначаетесь моим ординарцем. Надеюсь, вы понимаете, что это значит. Будете исполнять все мои поручения. Для удобства перебирайтесь в мою палатку. Сержант вас проводит.
Пожалуй, речь его можно назвать немного надменной, зато он не стал отвечать на вопрос «нужно что-то перевести», хотя он немного и покоробил самолюбие мнительного в этом отношении Тофера.
Неужели, континенталы такого плохого мнения о британской армии? Офицеры обычно владеют несколькими языками отлично, и в переводах не нуждаются (все-таки не каждый мог позволить себе стать офицером). Вопрос лишь в том, должны ли они заниматься такой рутинной работой, как писанина.
А Кристофер, уж извините, давно привык к большой дистанции между офицерским составом и обычными солдатами.
- И не задерживайтесь. Перенесите вещи и возвращайтесь. Теперь вы всегда должны быть подле меня.
Но Кристофер обычно не был таким уж высокомерным, как некоторые офицеры. он мог сойтись и с простым рядовым, стать ему другом. Раньше этого никогда не было... Но ведь может быть. Тем более, Тофер прекрасно понимал, что этот юноша теперь становится его правой рукой, а значит им стоить начать более близкое общение. Познакомиться.

0

8

Светлая тонкая бровь так называемого прусса изогнулась в удивлении, едва он услышал французскую речь из уст английского офицера. Неужели его решили проверить?
- Да, сэр, понимаю, - Ирен сказала немного, но тому что сказала постаралась придать в своей речи немного английского акцента. Ведь идеальное французское щебетание наверняка зародило бы сомнения в голове этого молодого человека.
Маркус удалился из офицерской уверенным шагом, но это было единственное в чем была его уверенность. Ему явно не понравилось то, что после ночи его отсутствия появилось вдруг такое пристальное внимание к его скромной персоне. Он не мог понять, что это — коварный план по его раскрытию или обычная воинская процедура, и на него пал выбор именно из-за того, что он знает языки. Маркус пребывал в легкой стадии паранойи, когда сложно понять, что происходит на самом деле и все время кажется, что самые худшие опасения скоро воплотятся в жизнь.
Вещей оказалось не так уж и много. Забрав с собой все свои скромные пожитки, собрав их в охапку, рядовой встретил сержанта, который не отказался показать ему, где палатка того самого капитана. По дороге Марк задал несколько вопросов и узнал, что его «начальника» зовут Кристофер Вудворд и что, он из Лондона.
Информация была скудна, но на первое время ее было достаточно. Оставив вещи в палатке капитана, Марк поспешил обратно. Ему было в новинку кому-то прислуживать, да он еще толком и не понял зачем он нужен мистеру Вудворду, и чем должен будет заниматься.
Покорный, хоть и настороженный солдат вернулся обратно туда же, откуда вышел и встал на пороге молчаливой тенью, пристально наблюдая за Кристофером.
«А ведь он вряд ли старше меня...» - вдруг почему-то подумалось Ирен.

0

9

Офицерская палатка за то время, что отсутствовал Франк, наполнилась еще несколькими офицерами. Молодые люди переговаривались между собой, иногда смеялись. Все разговоры то и дело сводились к тому, что произошло ночью, и как на это отреагировал майор, так что пруссу было, где «погреть уши».
Когда Франк снова появился на пороге, офицеры как раз говорили о человеке, которого Вудворд запер этой ночью в сарае. Красномундирники  до сих пор не решили, что с ним делать, но и времени прошло не много.
Практически никто не обратил внимания на вошедшего рядового. Многие офицеры прост о не желали обращать внимания на «мальчика на побегушках». Только капитан Вудворд жестом показал, что рядовой может присаживаться на стул недалеко от него.
Сам же Кристофер писал какую-то бумагу, которую и планировал отдать пруссу для доставки по адресату.
Но писание шло неторопливо от того, что присутствующие офицеры постоянно переговаривались между собой, и Тофер отвлекался.
Из офицерских разговоров можно было понять, что майор батальона прибыл с утра в лагерь, наподдал капитанам и снова исчез. Зато теперь им придется обо всем произошедшим, да и обо всем вообще, докладывать майору. Именно доклад и писал капитан Вудворд.
Но все офицеры прекрасно знали, где пропадает их начальник. Сейчас он практически все время проводит в ратуше, улаживая дела с местным управлением.
- А все-таки французы правильно поступали, когда расстреливали тех, кто им сопротивлялся, - сказал один из капитанов, - Если бы поступали точно так же, не было б нужды отчитываться. А ведь их пытаются спасти!
- Если бы и мы расстреливали всех, кто нам не нравиться, какими же спасителями тогда были? Ничуть не лучше этого Бонапарта, - отвечал ему другой.
Эта дискуссия вызвала оживленные споры, приправленные крепкими словцами, которые были явно не для слуха барышни. Но и офицеры вовсе не стеснялись в выражениях. Ведь они, как были все уверены, находились в чисто мужском коллективе.

0

10

Долго на пороге прусс не стоял. Едва он только показался, как его тут же позвал этот Вудворд. Но если капитан смог его запомнить (или отличал по расцветке мундира), то сам прусс пока считал всех офицеров на одно лицо, и уж тем более на один мундир.
Все так же безмолвно усевшись рядом с капитаном, Маркус опустил голову вниз и принялся разглядывать пол. Как он заметил до этого — Вудворд что-то писал, но был не настолько занят и поглощен писаниной, чтобы не отвлекаться на посторонние разговоры, которых, кстати, к слову, было тут много. В палатке действительно было довольно много людей, все они разговаривали, иногда совершенно некультурно перебивая друг друга. Что уж и говорить о их речи и предметах разговора. Если бы Ирен была не так сдержана или чувство собственного сохранения было в ней меньше, она бы непременно выдала себя буйными протестными выкриками.
«Да как они смеют...» - думалось ей, но она лишь собиралась с силами и старалась не вслушиваться в эту грубую речь. Чтобы чем-то себя отвлечь, она стала исподтишка поглядывать на кудрявого капитана. Это было так тихонько и словно тайком, будто она боялась, что он непременно заметит ее любопытные взгляды.
Она смотрела на его прямой нос, на короткие вьющиеся волосы, на мужественные скулы и крепкие руки. Маркус в это время перестал слышать, тот гомон, что творился в палатке, и даже не сразу заметил, что Кристофер уже заканчивал с написание бумаги.
«Кажется это надо будет куда-то отправить. Интересно, что это? Письмо невесте? Секретная шифровка? А может тайный план англичан против наших? Хм, что бы это ни было, если меня отправят с ним, это будет прекрасная возможность снова слинять из лагеря и навестить Жан-Люка. Может даже показать ему это письмо?».
- Какие будут распоряжения?

0

11

Несмотря на собственные комплексы, Кристофер все же был довольно обаятельным молодым человеком и, несомненно, мог привлекать как женщин, так и мужчин. Тем более, что в общении он был не стеснен, довольно начитан и эрудирован. Кто-то его мог свободно назвать интеллектуалом и пророчил прекрасное будущее в Кембридже, если бы молодой человек там и остался. Хотя сам Вудворд себя таковым не считал, да и не слишком любил, когда о нем говорили, а сам Тофер этих разговоров не слышал.
Однажды, еще в закрытой школе, юный Тофер прокрался в кабинет директора, где и обнаружил результаты по экзамену, который у них не так давно проводили. Свое имя он увидел в списке под номером «один», а рядом приписка от руки директора: «без малого гений». И так ему это не понравилось. Что это еще за «без малого»? Почему кто-то может писать о нем, а сам Кристофер и знать об этом не знает. Ведь данные способности вовсе не зависели от самого молодого Вудводра. Это как похвалить человека за… цвет волос.
Хотя тогда Крстофер и не понимал, что значит подобная фраза, а сейчас и вспомнить бы ее не смог. Да и вообще, этот инцидент. Он с самого детства был плутом, таким и остался. Наглый врун.
Сейчас капитан Вудворд уже заканчивал свой доклад о ночных событиях майору Эдкинсону. Скорее от привычки, а вовсе не из-за страха или подозрений, Кристофер поставил сургучную печать на свернутый листок с докладом, и положил на стол, чтобы она подсохла.
Со стороны могло показаться, что капитан слишком не торопиться передавать данный листок своему новому подчиненному, на самом же деле, Кристофер просто не обращал на продолжительность своих действий никакого внимания. Офицеры слишком молоды и горячи для того, чтоб быть пунктуальными. Тем более, майор ничего не говорил о времени, к которому должен быть написан данный доклад.
В общем, Маркусу пришлось ждать довольно долго, прежде чем ему в руки вручили этот листок со словами о том, что нужно отдать это майору, который пребывает в городской ратуше. И главное: «Быстрее!».
И вот так происходило всегда и везде с подчиненными. Их командиры совершенно не обращают внимание на время, а если послание запоздает, виноват кто? Конечно тот, кто его сломя голову нес в назначенное место.
Вот и Франк теперь попался в капкан этого круговорота и подчиненности в армии, который происходит в любой стране, вне зависимости от ее названия, будь то Великобритания, Австрия или Франция.
Вернуться же Франку настояло как можно быстрее и обязательно к капитану Вудворду, вне зависимости от того, где он мог бы находиться в это время. Теперь бедному Маркусу вообще предстояло находиться почти все свое время с вышеозначенным капитаном, вот только это было не озвучено, но точно подразумевалось.

0

12

Получив в руки письмо Маркус отбыл из палатки с важным видом, но на самом деле, едва переступив порог выше названной палатки его стали одолевать сомнения. Стоит ли действительно нести это письмо адресату? Может стоит его вскрыть сейчас же? Может отнести его Ривару? Ведь Ривар наверняка знает, что делать если там какая-либо важная информация, а если там какая-нибудь ерунда, они все равно ничего не потеряют. Почти. Конечно, кроме того, что Ирен потеряет все доверие лагеря, проникнуть в который ей стоило большого труда. Нет, это было слишком рискованно.
Выйдя из лагеря, Ирен направилась к центру города, все еще колеблясь в правильности своих действий и решений. Погода была очень угнетающей — вроде и дождя не было, но холодные облака заволокли все небо, не давая пробиваться ни единому солнечному лучику. Это несколько портило и так смутное настроение солдата. Солдата, путь который к городской ратуше решил продолжить через переулок, где жили Шрайберы. Однако стоило ему повернуть туда, как он сразу же увидел людей в форме, патрулировавших улицу. Чуть нахмурившись, Маркус остановился как вкопанный. Нет, так рисковать он не мог, это был не тот случай. Восприняв это как знак, к тому, что Ривару не обязательно показывать письмо и знать, что там, Маркусу пришлось развернуться и шагать в обратном направлении. Точнее, в первоначальном, к городской ратуше.
Преодолев путь до нее, рядовой безмолвно прошел внутрь, лишь по дороге отдавая честь старшим по званию, которых встречал там по пути. Он показывал письмо и его, как и любого другого гонца, пропускали к адресату этого письма. В конце концов, Маркус постучал в дверь, за которой, как ему сказали, должен был находиться майор. И заглянул внутрь.

0

13

Недосыпание, недоедания и прочие «недо-», которые вдруг возникают, когда ты приводишь свой батальон в какой-нибудь городишко просто отходят на второй план. Право, лучше бы лагерь останавливался там, где на несколько миль вокруг пустыня. Но разве майор не готовиться к подобному. Когда вступает в свою должность.
Вот.
Именно поэтому Ричард Оливер Эдкинсон, на чьи плечи взвалилось командование одним из британских батальонов, никогда не жаловался. Он был настоящим майором и пытался с честью нести службу.
Хотя о какой службе можно говорить, когда он, майор британской армии, уже который день просиживал штаны в ратуше только и делая, что обсуждая происшествия в  городе. Ох, лучше уж живая война, чем такая «мертвая». Временное перемирие – просто затишье, которое Эдкинсону приходилось не по душе.
То, видите ли, солдаты притесняют местных жителей, то запасов еды осталось немного, то лагерь стоит не там, а сейчас еще и новые происшествия.
Бургомистру явно не нравилось присутствие в его городе британской армии, это Ричард видел, а тот и не скрывал. Ну а сам майор смотрел на все своими глазами, глазами человека, который отвечает за пять сотен человек в форме и еще с десяток сопровождающих и приезжих.
В общем, он никак не мог договориться с этим многоуважаемым бургомистром, и уже с самого утра был здесь, в Ратуше.

Ричард услышал стук в дверь, но здесь он был не хозяин, а поэтому его разрешение и не требовалось. Он просто повернул голову к двери и увидел, как в комнату вошел молодой прусский солдат. Ричард только приподнял брови: ничего удивительного, в город сейчас кто только не приезжает. Вон, даже у них в лагере какой-то рядовой живет, правда, сам майор в лицо его не видел, да и не стремился собственно.
С этим солдатом говорил бургомистр, пожилой мужчина, который успел уже изрядно поднадоесть. Он спросил, что нужно этому молодом человеку.

0

14

В комнате было пара мужчин. И на лицах обоих было написано недовольство. Солдат не знал чем оно вызвано, не вдавался в серьезные размышление об этом, но просто надеялся, что это не из-за него два серьезных взрослых мужчины хмурят брови.
Молодой человек подойдя к одному из них промямлил что-то про письмо и про майора Эдкинсона. После чего получил лицезреть выражение лица из разряда «ходят тут всякие» и указание на второго мужчину с седой шевелюрой и ясными глазами.
Солдат подошел к майору Эдкинсону, как и положено по уставу поприветствовал его и вытащил из-за пазухи конвертик. Подержав мгновение в нерешительности конверт, рядовой Франк протянул его майору и остался стоять перед ним, вытянувшись в струнку.
Поскольку роль военного Ирен исполняла впервые и до этого вела вполне мирную жизнь, то о том как должен вести себя военный со старшим по званию в довольно бытовых ситуациях она понятия не имела. Поэтому уставилась на него своими серыми глазищами, абсолютно не зная уходить ей или подождать прочтения или ждать мгновенного ответа, а может надо было что-то доложить в придачу к письму... Не зная как теперь себя вести, она продолжала смотреть на майора Эдкинсона, ожидая хоть какого-либо знака или маленькой подсказки к тому, как должен повести себя обычный прусский солдафон.
И тут этот рядовой позволил себе некоторую вольность.
- Хорошие новости, сэр? - и быстро закрыл рот.
«А вдруг стоило быть глупой немой тенью, а за разговорчики тут следует наказание? Ох, кажется, мне нужен хоть кто-то, кто растолковал бы все правила этой дурацкой игры в войнушку».

0

15

Ричард нисколько не удивился, увидев в дверном проеме рядового (пусть и в прусской форме), и тем более, не удивился, когда оказалось, что он пришел к Эдкинсону.
Миловидный прусский рядовой протянул майору письмо.
И опять же – ничего удивительно в этом не было. Кому-кому, а майору-то было прекрасно известно, что какой-то пруссак поселился в его лагере и даже пристроился теперь к одному из капитанов. Кажется, сам майор-то и нагнал эту мысль на своего офицера.
Ричард принял письмо и сломал печать, раскрыв его. Он и не вчитывался сейчас толком, а просто пробежался по строчкам глазами – этого ему хватило, чтобы понять, какого рода послание он сейчас получил.
- Ничего примечательного, - ответил он на вопрос, просто автоматически, не задумываясь над тем. кто его задал и зачем. Хотя, поняв, что вопрос прозвучал от юноши, майор никак не отреагировал. Человеком он был не злым, подчиненных наказывал только за серьезные проступки, а вопрос к таким точно не относился. Да и что здесь было такого? И слуги в твоем доме будут к тебе обращаться.
Пряча письмо за пазуху, Ричард еще раз негромко произнес «Ничего примечательного».
- Можете идти, рядовой, - отдал он приказ, а потом добавил, - и передайте своему офицеру, что я обязательно буду в лагере к вечеру.
После этих слов Эдкинсон уже перестал замечать рядового рядом с собой. Он давно привык к тому, что приказания его выполнялись тут же, вот и показалось, что прусс должен тот час исчезнуть из комнаты. Сам же майор обратился опять к бургомистру, продолжая прерванный разговор.

0

16

- Передам.
Рядовой прошагал обратно к двери, немного замешкался возле нее, кажется, еще немного желая послушать, о чем будут говорить майор и бургомистр. Но стоять слишком долго у дверей в кабинете было неприлично, а за кабинетом наверняка кто-то был, кто не дал бы «погреть уши» никому не известному прусскому солдату.
Поэтому он отправился обратно в путь, обратно в лагерь.  Ничего примечательного пока он шел с ним не произошло.  Маркус с вялым любопытством рассматривал прохожих, изучал вывески на домах, изредка разглядывал окна красивых маленьких домиков, которые в хорошем настроении могли бы показаться пряничными. Кто сказал, что в маленьком провинциальном городке не могло быть чего-то милого и симпатичного?
В лагере ничего не изменилось. Мужчины в форме ходили туда-сюда, офицеры отдавали приказы и как всегда задирали носы, гордые тем, что у них есть кем командовать. Рядовые покорно выполняли приказания, переругивались между собой и отпускали шуточки в адрес всего, что было связано с Францией. Возле полевой кухни витал запах еще плохо прожаренной рыбы сомнительного происхождения, а из палатки медиков доносились резкие запахи лекарств. И все было как обычно.
Маркус доложил о том, что принес письмо и не забыл передать, что майор прибудет в лагерь к вечеру, после чего оказался свободен.  Время до вечера пролетело так же быстро, как и до этого. Вроде бы ничего особенного Марк не делал, но все равно был занят каким-то делом и не одним. И когда подумал о времени, то понял, что солнце уже садится за горизонт, на кухне вот-вот расхватают последние съедобные кусочки, и надо хотя бы перекусить, чтоб лучше спалось на сытый желудок. Прусс так и сделал.
Дожевывая на ходу запоздалый ужин, Ирен шагала в палатку. По привычке она заглянула в ту, в которой обитала до сегодняшнего дня, но обнаружила, что туда уже поселили какого-то рыжего парня. С досадой вспомнив, что теперь  она должна делить палатку с капитаном кудряшкой, Ирен направилась к ней. К счастью, его там еще не было и, она смогла расположиться там как ей было удобно.  Сняв с себя мундир и фуражку, она потянулась и зевнула, аккуратно прикрыв ладошкой рот. Ей хотелось пораньше лечь спать, подольше поспать и не видеть, и не слышать соседа по палатке. Но на все, на что она надеялась, так это на то, что он не станет творить непристойностей, как прошедшей ночью ее земляк в доме Шрайберов.

0

17

А чем вообще занимаются офицеры? Если взглянуть со стороны, они настоящие бездельники. Но на самом деле офицеры очень заняты. По крайне мере, им самим именно так и кажется. Но, в любом случае, описать все то, что делал Кристофер до часа «Икс», а именно до того момента, когда пришел в лагерь майор, описать достаточно трудно.
Все время, пока Маркус Франк «гулял по городу», капитан Вудворд провел в офицерской палатке. Конечно, тут даже отрицать не стоит, офицеры решали крайне важные вопросы батальона. Помимо того, что курили и подшучивали друг над другом.
Но время пролетело быстро. Кристофер и думать забыл о молодом рядовом, когда тот уже возник перед ним и сообщил, что майор прибудет к вечеру.
«Замечательно», - подумалось капитану, хотя он сам затруднялся определить, как именно относился к этой новости. С одной стороны, это очень хорошо, что придет майор, и молодым офицерам уже не придется брать «всю вину на себя» относительно принимаемых решений. С другой же – черт его знает, что у майора на уме и в каком настроении он придет.
Нет, каждый капитан, лейтенант, энсин, сержант, капрал и рядовой, конечно, майора уважали и по-своему любили. Нельзя идти в бой за человеком, которого ты не уважаешь, а Ричард Эдкинсон заслуживал положительного к себе отношения. Но начальник – есть начальник.
В общем, худо-бедно, а до вечера батальон дотянул. Правда, Кристофер не слишком любил, когда люди выражались так образно. Что значило это «к вечеру»? Как успел заметить молодой человек, время суток у каждого человека начинается в свое собственное время. А капитану уж очень хотелось знать точное время прибытия майора, чтобы подготовить хотя бы себя и хотя бы морально.
Майор не обманул и явился. Пришлось все же заняться неотложными делами, а потому Кристофер вошел в свою палатку уже после того, как солнце село. Вошел он совершенно трезвый, но уставший. Все-таки спал он в последнее время маловато.
- А, рядовой, ты уже здесь, - привыкший говорить достаточно звучно, капитан и в тихой палатке говорил так же. Кажется, ему еще придется привыкнуть, что рядом находится кто-то еще. Кто-то посторонний.
- Что же не гуляешь? – поинтересовался Тофер, пока расстегивал мундир. Жизнь в армии такова, что хочешь-не хочешь, а пока полк или батальон стоит в лагере, то там, то здесь солдаты жгут костры, подолгу пьют или ходят в город, если повезло остановиться не в поле. А уж в британской армии и подавно солдаты бодрствовали подолгу.

0

18

Ирен уже залезала под жесткое колючее одеяло, когда сзади раздался вдруг громкий голос «Капитана Кудряшки», как мысленно окрестила она Вудворда. Оглянувшись на него, она будто как-то автоматически задрала одеяло до подбородка, закрывшись им почти полностью.
- Не хочу гулять…я устал, - негромко промямлил рядовой и отвернулся в другую сторону. Но не уснул. Затих, изо всех сил делая вид, что засыпает, но глаза уставились в серый брезент палатки. Ирен не имела никакого желания общаться с офицером и даже в чем-то пока побаивалась его. Кто знает, что от него можно ожидать и какой он на самом деле человек. Поэтому пока предпочитала держать дистанцию. С другой стороны, обладая живым и легким нравом, ее всегда манило нечто неизвестное и интересное. Пока капитан был для нее настоящей загадкой, да и собственные предчувствия подсказывали ей держаться от него подальше и быть осторожной, а потому этот человек вместе с тем, безусловно, вызывал ее неподдельный интерес. Вот такая типичная женская противоречивая натура.
И сейчас, всем своим видом показав, что она якобы спит и не собирается продолжать разговор, Ирен все равно прислушивалась к тому, что происходит в палатке, думала, что же сейчас делает кудрявый. В это время в носу зачесалось так сильно, что наморщившись, рядовой Франк не смог удержаться, и звонко чихнул.

0

19

На самом-то деле Кристофер был не очень общительным молодым человеком. То есть так, чтобы «начистоту». Он умел привлекать к себе внимание большого количества людей. Но вовсе не потому, что был таким уж хорошим собеседником или слушателем. Настоящих друзей-то было очень мало, в Кембридже был всего-то один человек, которому Тофер мог рассказать все, о чем сам думал. Так что капитан Вудворд никогда бы не кинулся с душевными разговорами на своего подчиненного. Да и сейчас Кристофер еще не представлял, что можно ожидать от этого паренька и какой он «на вкус». Чтобы Кристофер мог доверять ему, нужно было бы узнать его поближе. Но парень, как показалось, к этому не слишком стремился.
Чем он, интересно занимался, думал Тофер, припоминая, что сам-то его пытался загружать. Один приказ вообще не в счет. А потому капитан замолчал, глянув на то, как рядовой старается уснуть. Правда, сам-то Кристофер вести себя тише даже не пытался. Все-таки, это была его палатка, да и он был офицером, мог делать, что захочется. Но и намеренно создавать шум не старался, вел себя совершенно обычно до того момента, как услышал громкое чихание. Не удалось все-таки рядовому уснуть.
- Не болей, - само по себе вырвалось у Тофера в ответ.
А раз Франк так и не уснул, Кристофер решил как-то скрасить свои приготовления ко сну.
- Так откуда ты, говоришь, к нам попал? – спросил он, чтобы хоть как-то начать разговор. Капитану все-таки приходило в голову, что паренька надо узнать лучше. Хочется все-таки предвидеть, что можно ожидать от подчиненного, который так близко находится рядом с тобой. И можно ли ему вообще доверять. А то всякого люда кругом полно. Скажешь не то, так всему батальону потом и разболтают. Хотя Кристофер и не отличался правдивостью своих слов, но с чем черт не шутит.

0

20

- Спасибо, - вдруг почему-то уже на немецком ответил рядовой. И такое бывало. В такой жизненной ситуации, когда приходилось говорить сразу на всех трех языках, но в разные моменты и с разными людьми, Ирен могла вот так немного спутаться. К счастью, ее статус полиглота давал ей в этом естественное объяснение, не вызывающее подозрений.
Сменив в речи немецкий на английский, доступный «Капитану Кудряшке», Ирен тихо ответила на его вопрос, так же как отвечала и до этого. Она не была любительницей врать при каждом удобном случае, но telle est la vie, иного выхода у нее не было. Однако и повторять свою ложь ей не доставляло удовольствия, поэтому короткий ответ заставил ее чуть нахмурить брови.
К тому времени, как у них завязался этот незамысловатый разговор, она уже повернулась в его сторону и теперь серые глазищи смотрели за действиями офицера в открытую. Разговор завязался, но вот француженка всячески была против того, чтобы он протекал в том же ключе, что и начался. А значит, нужно было сменить тему.
- Майор приходил, как обещал? Какие новости? – спросил так называемый немец, желая отвести мысли офицера прочь со своей скромной личности. – Что там слышно про…французов? – абсолютно осторожно поинтересовался «юноша».  Вопрос не вызовет подозрений, но и слишком вдаваться в подробности и вступать в горячие дискуссии Маркус не собирался. Если возникнет такая ситуация, он наделся на свое самообладание. Да и потом, капитан Вудворд не был похож на ярого защитника англичан. Он наверняка патриот, но не создавал впечатление фанатика.

0

21

Кристофер мог свободно общаться не только на своем языке и на языке своего врага, но и на немецком. Что было вполне естественно для человека, который обучался в Кембридже. Его родители хоть и не относились к людям из высшего общества, но могли позволить себе оплатить обучение сыновей. Как и его старшие братья, Тофер обучался и в приготовительной школе и закрытой, где уже начинали обучать языкам. Это было так естественно для англичан, что капитан и подумать не мог, будто кто-то будет сомневаться в том, что офицер не образован. И не подумал.
Так и не раздевшись до конца, оставшись в рубашке, штанах и сапогах, Вудвор сел на свою кровать, доставая сигарету из портсигара.
- Угу, - пробубнил он в ответ, прикуривая.
Табак Кристофер впервые «опробовал» еще обучаясь в школе. Юноши закрывались в чьем-нибудь кабинете (так назывались комнаты для внеклассных занятий учеников, каждый кабинет принадлежал одному или двум мальчикам) и крутили самокрутки. Мальчики побогаче могли достать сигареты, а иногда и сигары. Естественно, поведение такое было запрещено. Но молодых людей ничего не останавливало.
- Так мы уже поймали одного, - Тофер выдохнул дым, - Не слышал? – совершенно невинным взглядом Вудворд посмотрел на рядового. – Недавно.
Кристофер ничего с собой поделать не мог, да и не слишком старался, и врал без угрызения совести. Или преувеличивал. Часто эти преувеличения были совсем беззлобными. Он мог рассказать невероятную историю о своей жизни, которая совсем правдой не являлась, зато звучала очень убедительно и жалостливо, или еще что-нибудь. Вот и сейчас у него само собой получалось немного привирать, основываясь на имеющихся событиях.
- В городе поймали. Так и не знаем, у кого он жил, не говорит. Эти французы хитрые. Но ничего, подержим его у себя, все расскажет.
Людям было свойственно ему верить, даже если они знали об этой его привычке. Нет, бывало сомневались, но потом все равно верили до того момента, как истинная правда не всплывала наружу.

0

22

Ирен в панике уставилась на офицера, услышав его последние слова. Сложно было представить, что в тот момент случилось у нее в душе. В первые секунды она не смогла скрыть испуганного взгляда. Уставившись на него, она вцепилась пальцами в одеяло со всей силы.
- Поймали? Как? Кого? – Ирен пыталась справиться со своими чувствами. – Нет, я не слышал. Расскажите мне?
Она очень боялась испугалась за Ивона. А что если это его поймали? Что если его сейчас истязают, мучают и готовятся убить? У Ирен слезы на глаза наворачивались только от мысли об этом. Она была готова вытрясти из кудрявого все подробности, и бежать спасать брата. Если они действительно поймали его. Но даже, если в плену англичан сейчас был любой другой француз – ей было не легче. Она закусила губу, подумав о Риваре и том бородатом капрале, которого она видела у Шрайберов прошлым утром. Их смерти она так же не хотела.
- Где он сейчас? Его пытали? – она изо всех сил старалась сдержать эту предательскую дрожь в голосе. Выдать себя здесь и сейчас, в такой момент было недопустимо. Ведь если офицер что-то заподозрит, то расстреляют не одного француза, а двух. В добавок к первому будет еще одна маленькая глупая француженка.

0

23

Прищурившись, Тофер внимательно смотрел на рядового. Капитан никогда не страдал от того, что ему могли не верить. Но от реакции, которую сейчас продемонстрировал Франк, Кристофер получал удовольствие.
Капитан пожал плечами:
- Не знаю, - слов были сказаны самым спокойным и равнодушным тоном, на которое только был способен Вудворд.
На самом деле он уже и сам стал сомневаться, что человек, которого они схватили, был французом. Возможно, он даже говорил правду, и это был обычный вор. К большому сожалению Кристофера. Все-таки, поймай они какого-нибудь французского офицера, городской глава так бы не возмущался насчет патрулей и проверки документов у прохожих.
Майор, который сегодня явился в лагерь, поделился с офицерами недовольством городского совета. Он, как показалось капитану, был слишком измотан этими стареющими головами, которые заседают здесь im Rathaus*.
- Пока не пытали, - ответил на очередной вопрос капитан с улыбкой на лице, в которой явно читалась продолжение: «Но все еще впереди».
- Ты-то чего переживаешь, рядовой? – весело проговорил Тофер, туша сигарету. Все это время он курил, но не скурил и половины, - Спать пора.
На этом разговор был явно окончен. Кристофер стянул с себя оставшуюся одежду, оставаясь в нижнем белье, и улегся. После нелегкого дня требовалось хорошенько поспать.

*в Ратуше

0

24

Если кудрявый думал, что после его «спать пора» разговор закончится, то он глубоко ошибался. Ирен вскочила с кровати, замотавшись одеялом с головой и подбежала к Кристоферу.
- Нет! Расскажите мне! – она требовательно растолкала его, начисто забыв о всяческой субординации между рядовым и капитаном. – Он шпион? Где его нашли? Как его зовут? Где он теперь? Да не молчите же! – потыкав еще немного раскрасневшийся «немец» сделал несколько глубоких вдохов, прервав таким образом свой быстрый поток вопросов, и наконец-то решил как-то объяснить свой возбужденный интерес.
- Это же настоящий француз! Здесь, во Францсбурге! Неужели вам не интересно! – голос его теперь был не так полон энтузиазма, но все же сохранил нотки той же волны.
Ирен сидела, закутанная в одеяло, на коленях на краю койки Вудворда, но уже перестала его трясти. Она не хотела думать о том, что Ивон сейчас сидел где-нибудь избитый или раненый, от таких мыслей хотелось бежать подальше, а на глаза наворачивались слезы. Теперь, когда отклики войны были так близко, ее романтический героизм казался ей настоящим безумием. Это действительно была война, и она оказалась в самой гуще событий, без возможности отступления. А то ли еще будет.

0

25

Кристофер был не на шутку удивлен таким поведением рядового, что даже сам позабыл о том, что тот должен соблюдать субординацию. Он недовольно уставился на него. Вудворду, конечно, нравилось, когда ему верят. Но настойчивость слушателей быстро начинала надоедать, а сейчас капитану еще и спать хотелось страшно.
- В чем дело, рядовой? – недовольным голосом настоящего капитана, которым Кристофер успешно овладел в армии, были произнесены эти слова.
Конечно, он при желании мог бы поделиться с Франком, как на самом деле ему сейчас тяжело оставаться хоть немного в сознании и не отключиться, придумав очередную историю, но было слишком лениво.
- Быстро спать, – таким же голосом произнес он и тут же добавил, - Это приказ. Тофер даже попытался столкнуть рядового со своей кровати: он не девушка и даже не близкий друг, чтобы позволять такую вольность.
Пусть Вудворд и сам выбрал в помощники себе этого рядового – ему показался он любопытным, да и интересно посмотреть на пруссака – но такое поведение было все же необычным.
А еще он почему-то постоянно упускал слово «сэр», такое привычное для англичан, особенно при обращении к старшему по званию. Британские рядовые вообще вставляли его после нескольких слов.
Но Кристофер отбросил все мысли, и очень быстро уснул.

[Конец эпизода]

0


Вы здесь » Городские легенды » Старое » "Прусс на службе у британцев"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC